назад               к оглавлению                вперёд

 

                                               ВСТРЕЧА НА ДОРОГЕ

 

                                                                        Русская дорога

                                                                                                - скатерть без конца,

                                                                        Увела с порога

                                                                                                добра молодца

                                                                        В чащу заманила,

                                                                                                сбросила с коня,

                                                                        Лебедой кормила,

                                                                                                матерью ... кляня,

                                                                        Душу отравила

                                                                                                солонец-тоской,

                                                                        По миру пустила

                                                                                                с драною сумой,

                                                                        Много раз роняла

                                                                                                на промерзлый снег,

                                                                        Вьюгою хлестала,

                                                                                                запорошив след.

                                                                        Цепью к ней прикован,

                                                                                                как тот Прометей,

                                                                        И хоть четвертован,

                                                                                                вечно верен ей.

                                                                        Жизнь - моя дорога,

                                                                                                я прошу тебя:

                                                                        - Поверни к порогу,

                                                                                                помяни ... любя!

 

                                                                                    /Из сб. “Стихи о России”/

 

            Дороги. Русские дороги. Они, как пути Господни, неисповедимы. Не знаешь, где и на каком отрезке ее у тебя отвалится челюсть или колесо, попав в выбоину, которую из-за массы более мелких колдобин трудно сразу заметить.

            Когда едешь по русским веселым дорогам, не верь ни указателям, ни карте, ни глазам своим, так как они тоже  могут  подвести. Как метко заметил один юморист, мчишься по дороге согласно указателю  на Бешбармаковку, а попадаешь, как последний дурак, в Едритовку.

            Для иномарок русские дороги - это гроб с музыкой, прямой путь на кладбище, которое здесь называется благозвучным металлоязычным термином «Вторчермет»

            На русских дорогах больше, чем где-либо, у обочин скорбно стоят  памятники и кресты. И это понятно: «Какой же русский на любит быстрой езды?..»

            О русском автомобильном сервисе слагают  легенды.

            Собираясь в дорогу, не забудьте прихватить с собой пару запасных колес, натяжной ремень вентилятора, карбюратор, три канистры с бензином, лопату, кувалду, пилу с топором, моторное масло, бочонок с водой, НЗ/неприкосновенный запас еды на трое суток/, примус или паяльную лампу, лебедку со стальным тросом и многое другое, о чем вы сами потом пожалеете, что не взяли этого с собой...

            Собрав все это, смело езжайте вперед, но не забывайте,  как поется в песне про шофера: “ за поворотом, снова поворот...”

 

                                                *          *          *

 

Легковая автомашина с регистрационным номером  А-00-52 СК, включив все фары и габаритные огни, на предельной скорости мчалась по асфальтной ленте шоссе в направлении к горному массиву известного в этой местности курорта. Конечной целью её был берег «Лазурного залива». Это удивительное по красоте место несколько похоже на Швейцарские Альпы, расположено у подножья горы, напоминающей собой указательный палец, поднятый вверх. Гора эта, словно тайный знак природы. Она как будто  о чем-то предупреждает:  смотрите в оба !

В салоне автомобиля сидели двое. За рулем мужчина в голубом спортивном костюме на молниях, в откидном кресле пассажира спал его сын. Это были представители земной ветви Юговых. Стояла глубокая ночь. Встречных машин почти не было и водитель, стремясь быстрее добраться до цели, выжимал из машины все её лошадиные силы.

Глядя на сына, Андрей Югов вспоминал свое бурное послевоенное детство и такую же неспокойную юность и зрелость. Как многое изменилось! Его молодые годы существенно отличались от нынешних. И они казались ему лучше тех,  в которые росли Дмитрий и Сергей.

А, может, так рассуждают все отцы? Помнится, Лермонтов, обращаясь мысленным взором назад, сказал: «Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя: Богатыри - не вы! ». Пожалуй,  это вечное заблуждение всех отцов, поскольку каждое время  хорошо своей неповторимой красой.

Трудно, конечно, было Марьяне Юговой поднимать  сыновей. Послевоенные времена были не легкие, но их скрашивала уверенность людей в том, что скоро они заживут лучше. Великая победа, одержанная Советским Союзом над фашистской Германией, вселяла в них такую уверенность. И хотя порой не хватало самого необходимого, люди жили дружно и делились между собой всем, чем могли, такова была широкая душа советского народа.

Сам Андрей, как и его отец, Александр Югов, погибший в великой войне, увлекался рыбалкой, книгами,  мечтал о будущем. Сидя у реки, в ночном, часто всматривался в черное небо, сплошь усыпанное многочисленными звездами, и думал о своей жизненной дороге, которую люди сами выбирают и которая их выбирает.

Над ним так же загадочно простирался раздвоенный рукав Млечного Пути, выглядевший с Земли, как большая молочная река, текущая в звездных джунглях бескрайнего Космоса. Летние ночи в тех краях, где он рос, были тихие и теплые, насыщенные ароматами цветов и трав. Звездное небо, отраженное в воде, создавало необычайное зеркальное зрелище. На берегу реки Андрей с друзьями, такими же, как и он, рыбаками, разжигал костры. В золе они пекли  на завтрак картошку и жарили рыбу. В разлив бурная и полноводная, а летом небольшая и тихая, река Айдар неторопливо несла на юг свои воды. Над водой живописно склоняли  ветви вербы и плакучие ивы, обрамляя реку в красивую бирюзовую оправу. У самого берега порой лениво шлепали  хвостами сомы и сомята, а утром резвились окуни и щуки. Улов был, как правило, не так уж большой, но на уху и жарешку его хватало. В те послевоенные годы рыба в реке водилась, её ещё не отравили химикатами пригородные хозяйства. В удачные дни мать позволяла ему продать соседям часть улова и тогда у него появлялись деньги на кино. А попасть  в кинотеатр тогда было мечтой каждого мальчишки или девчонки. Учился Андрей в старой полуразрушенной школе. Учителями были, в основном, демобилизованные военные, такие как, например, Рупь-пять, учитель истории. Свое необычное прозвище он получил из-за ворчливого характера и протеза, который скрипел у него при ходьбе, издавал что-то похожее на слово «рупь-пять»...

     И хотя учителя по уровню интеллекта были разные, ему повезло, что  физику, астрономию и математику преподавал человек, любивший эти предметы и сумевший передать эту любовь своим ученикам. Хочется снять шляпу перед такими ПЕДАГОГАМИ с большой буквы, скромными в быту и незаметными в повседневной жизни. И везде: в школах и техникумах, институтах и университетах, молодому поколению прививалось чувство любви к  Родине, стремление учиться, познавать, открывать новое, неизведанное, летать выше и быстрее всех. И это поколение во многих сферах было первое. Они были первые и в макромире - Космосе и в микромире - ядерной физике. В те памятные годы дети могли учиться и заниматься спортом в  многочисленных кружках, дворцах и клубах. Детям той поры были чужды идеалы дикого рынка, коммерции, повального стремления к наживе, стяжательству. Как известно, временное, наносное и бездуховное рано или поздно уходит в небытие, остаются лишь вечные человеческие ценности. Очевидно, как в природе, так и у людей той или иной нации, народности есть своя цикличность развития, чередующая  спад и процветание. Хорошо, что детство Андрея Югова совпало с циклом подъема страны, что в последующем и определило его успехи  в науке и технике. Его любознательность, страсть к исследованию, научная смелость, поиск нетрадиционных путей решения проблем  оставались с ним всегда и везде.

     Город, в котором жил он, был тихим, провинциальным, утопающим весной в белом великолепии садов. В них цвели яблони, вишни, абрикосы, шелковица, груши и целый ряд других южных садовых  деревьев.  В скверах, парках, у калиток  домов цвела душистая сирень, выбрасывали роскошные «свески»  каштаны, над которыми летали, собирая нектар,  пчелы. Вдоль тихих улиц зеленой стеной росла белая акация, кстати, не все знают, что ее гроздья не только красивы, но и приятны на вкус. Андрей с друзьями, возвращаясь из школы, зачастую подкреплялись на ходу этим пахучим  лакомством.

     Будучи уже маститым ученым, побывавшим  во многих странах, он часто вспоминал свой родной город, который был ему дороже всех столиц мира. Вспомнил он свою первую любовь.

     Под наплывом воспоминаний Югов нажал кнопку встроенного в панель магнитофона и из динамиков негромко полилась проникновенная мелодия и душевный голос запел:

                        Я пропою вам про любовь,

                        Про ту, что раз встречаешь в жизни,

                        Про ту, что без красивых слов,

                        Подобна “лебединой песне”.

 

                        Я расскажу вам про любовь,

                        Что расцветает, как подснежник,

                        Среди проталин и снегов

                        Весну зовет предвестник нежный.

 

                        Я расскажу вам про любовь,

                        Про ту счастливую, хмельную,

                        Что без вина волнует кровь,

                        Тревожит душу молодую.

 

                        Про ту, что не продать - купить,

                        Где злато-серебро бессильно,

                        Как дух святой нельзя убить,

                        Моя любовь - она всесильна.

 

                        Я пропою вам про любовь,

                        Которая светла и чиста,

                        Сравнима с музыкой богов:

                        Шопена, Моцарта и Листа.

 

                        Я вам поведаю про то,

                        О чем страдаю беспредельно,

                        Ведь я люблю Вас, как никто,

                        Любовью первой своей верной...

 

     (стихи, ноты, фонограммы песен можно запросить по e-mail: partner2000@petr.kz)

 

 

            Песня разбудила в нем старую рану. Интересно, где теперь его первая любовь? В каком городе живет? Может, осталась в родном Энске?

             Километрах в семи от его города  раскинулся великолепный Брянский лес, где он любил бывать. Там он находил очарование, красоту и лесную многоголосую тишину. Забравшись на вершину холма, на котором росли могучие сосны, он часами мог слушать, как шумит лес, прерываемый барабанной дробью дятла или далеким  кукованием  кукушки. Этот старый лес был прекрасен в любую пору. С ранней весны и до поздней осени там можно было прокормиться. На полянах росла земляника. В низинах, где били из-под земли родники, раскинулся  орешник,  было много дичек (груш, яблонь), ягодников, всего не перечесть. Весной - раздолье цветов: небесно-голубые подснежники, стройные петушки, бархатистые колокольчики. Мать, получив от него букет этого лесного великолепия, никогда не ругала его за то, что он целый день пробыл там с друзьями. Вспоминая об этом, так и хочется воскликнуть: «Остановись мгновенье - ты прекрасно!»

     Однако здесь было одно но... Дело в том, что дорога к лесу  пролегала через Подгоровку. С каких это пор повелось,  никто не помнит, но подгоровские ребята постоянно враждовали с пришлыми. Стоило городскому парню пройти по их территории, как к нему обязательно приставали местные ребята, и порой затевали драку, и, наоборот, когда подгоровские парни появлялись в городе, то городские «качали» свои права. Иногда между враждующими происходили целые сражения.

     Помнится, однажды  подгоровские ребята  рано утром забрались в курень горожан и разграбили его. Курень был их вторым домом, поэтому варварское отношение к нему со стороны подгоровцев городские ребята не могли простить. Собравшись на большой совет, они решили проучить подгоровцев. Для этого был разработан специальный план.

     После объявления подгоровцам войны, весь день на улицах, дворах и на пустырях точились ржавые мечи и сабли, отрабатывались приемы борьбы и защиты.

     Андрей со своим братом Петькой тоже подготовился к предстоящей операции. Рано утром в назначенный день братья тихонько выскользнули из дома. Мать на это никак не отреагировала, поскольку они частенько в это время ходили на рыбалку. В то памятное утро многие ребята таким же образом покинули свои теплые постели и собрались у старой разбитой фашистской бомбой мельницы. Разделившись на отряды, они стали выдвигаться на заранее обусловленные позиции.

     Отряд Андрея первым перешел условную границу между двумя районами. Сначала все было тихо. До подгоровского куреня было рукой подать, когда случилось непредвиденное. Из куреня вышел Рыжий (Петька Сидоренко) и пошел, очевидно, справить малую нужду к кустам, где в то время находились Андрей с ребятами. Увидев засаду, Рыжий с перепугу обмочился и заорал не своим голосом:

     - Караул, нас окружают!

     Из куреня выскочило еще несколько пацанов и  кинулись драпать к реке.

     - Вперед, братва ! - закричал Андрей - Всыплем им по первое число! - И горожане бросились погоню. У реки Югов нагнал Рыжего, подставил ему подножку, тот кубарем свалился с крутого берега прямо в воду. Дальше Югов гнаться  не стал, крикнул лишь:

     - Смотри, Рыжий, поймаю - ноги повыдергаю, а спички вставлю!

     Огрызаясь, Рыжий вылез на противоположный берег и побежал звать своих на подмогу.

     Тем временем Анатолий Стародубцев со своими дюжими ребятами крушил подгоровский курень. Это не такое уж простое дело, быстро его разрушить, так как он имел дубовые двери и был обложен дерном. Но принесенные  таран, лом и кирка, помноженные на рвение ребят, сделали свое дело. Вскоре от куреня осталась груда бревен и мусора. Затем все, что горит, было  подожжено, получился большой костер.

     Видя такое разорение, подгоровские ребята, очевидно, жаждали мести. Но близко подходить к своему куреню боялись, так как засевшие в кустах Петька Югов и его лучники, вооруженные стрелами с тупыми наконечниками (это было неписаное правило  враждующих сторон) поливали противника огнем. Их атаман Степан Кочерга шумел, что-то кричал, подгоняя своих, чтобы те быстрее собирались.

     Наконец, увидев что их больше, чем горожан, они решились выступить. Прикрываясь щитами, выгнали Петьку с ребятами из кустов. Последние быстро отбежали в тыл своего головного отряда и уже оттуда продолжали стрелять по противнику.

     Далее  враждующие стороны  сошлись в рукопашную. Послышался лязг металла, удары палиц о щиты, крики возбужденных мальчишек. Андрей в схватке сошелся со здоровенным жлобом по кличке Бугай. Его устрашающая фигура и громадная дубина, как помнилось, уже посеяли некоторое смятение в рядах отряда. Поэтому пришлось взять Бугая на себя, крикнув:

     - Эй, Бугай, давай сюда, я тебе сейчас быстро рога пообломаю!

     - Чья бы корова мычала, а твоя молчала! - огрызнулся тот и, размахивая дубинкой, двинулся на Андрея. Дубина несколько раз чувствительно ударилась о щит Андрея, оставляя на нем заметные вмятины. Он сначала защищался, стараясь своим мечом нейтрализовать его палицу. От рубящих ударов дубина, сделанная из кочерыжки толстого подсолнуха, не выдержала и переломилась. Это случилось в самый неподходящий  для Бугая момент, когда он был уверен в своей победе. Увидев огрызок в своих руках, Бугай несколько подрастерялся и тут Андрей сильнейшим ударом врезал ему по заднице «леща» (удар плоской стороной меча). Бугай взвыл от боли и быстро ретировался в тыл к своим.

     Пора было отходить. Увидев, что подгоровцы пытаются их окружить, Андрей крикнул своим:

     - Полундра, ребята, быстро отходим! Петька прикрой!

 Отряд Петьки, находившийся в тылу, начал массированную стрельбу из луков. Подгоровцы вынуждены были прикрываться щитами.

     Увидев это, Кочерга закричал:

     - Вперед, пацаны, горожане драпают! Ура-а-а!

Воодушевленные своим атаманом, деревенские с криками «ура!» бросились в погоню.

     Подгоровцы так увлеклись, что не заметили спрятавшийся в старой мельнице отряд Сергея Ковтунова и попали в устроенную им засаду, как курята  во щи.

     - Стой, братва, - остановил  своих Андрей. - Они окружены. Бей куропаток!    

     Картина сражения резко изменилась. Увидев, что они окружены, подгоровцы подрастеряли свой пыл и как-то сразу сникли. Сбившись в тесную кучу, прикрываясь щитами, они вяло оборонялись. Началось, как говорится, избиение младенцев. Здесь, надо пояснить, что избиение - это не значит, что били, как попало, куда попало и чем попало. Нет. В таких разборках действовали неписаные правила ребячьей чести:  лежачего не бьют, нельзя целиться и бить в голову, нельзя бить в живот и ниже  и т.д.

     Конечно, накостылять подгоровцам, находящимся в таком положении, много ума не надо, но у Андрея были другие мысли на сей счет.

     - Стойте! - закричал тогда он. - Прекратите драться, отойдите от них. Предлагаю всем сдаться и сложить оружие.

     После непродолжительного шушуканья подгоровцы приняли предложение Андрея и, побросав в кучу свое оружие, стали пробираться сквозь толпу горожан и ушли на свою территорию. Остались только трое во главе с Кочергой. С ними состоялся особый разговор. И не смотря на взаимные обвинения и претензии, с подгоровцами было заключено перемирие, которое позволило установить мир в их районе.

     Вот такое «разбойное» детство было у него.

     Бросив взгляд на автомобильный курсоуказатель, сделанный по типу автопилота, Югов заметил, что до перевала осталось совсем немного. Мысли его вновь возвратились в прошлое.   « Боже мой, как давно все это было! - подумал Андрей Югов. Просто не верится, как время быстро бежит. Вон сын уже совсем взрослый. Сейчас об этих днях, когда они сходились в рукопашную, стенка на стенку,  даже неудобно как-то вспоминать. Расскажи кому-либо об этом, не поверят. В нынешние времена все по другому, ребята в войну играют, сидя за дисплеем современного суперкомпьютера»...

            Своих сыновей он воспитал в спартанском духе, без излишних нравоучений и опеки. И они, по мнению учителей, выросли неплохими парнями. Но, сравнивая поколения, Югов все же видел между ними большую разницу. Нынешние ребята, как ему казалось, были какими-то более хилыми и плешивыми. Среди них много было “очкариков” с залысинами на лбу. Они чаще болели, малейший сквозняк  вызывал у многих простудные заболевания. Его поколение было покрепче. Сколько раз он зимой проваливался под лед, и ничего такого не было. А сейчас попробуй окуни какого-нибудь из этих ”очкариков” в прорубь, что будет? Поди, сразу загнется. Но, может быть, он слишком строго их судит, ведь и среди них есть настоящие ребята.

     Подъезжая к перевалу,  Югов не думал, не гадал, что кто-то подготовил им подлянку, в виде трубы поперек дороги. Крутя баранку, он мечтал о том близком времени, когда они, сбросив с себя груз неотложных дел и забот, вместе с сыном Дмитрием утречком на берегу живописного озера наловят окуней, сварят на костре ушицу с дымком, испекут в золе традиционную картошку в мундире, “рубанут” по баночке абрикосового компота и будут купаться и загорать на «пшеничном» зернистом песочке. А днем, как дикари, полазят по скалам и пещерам, побродят по лесу и будут собирать ягоды, которые в этом году уродились на славу: крупные, сладкие, сочные.

     Мечты, мечты! Голубые мечты! Как редко они сбываются в наше все ускоряющееся время. Порой так и кажется, что оно, все сжимаясь, спешит и торопит нас, подводя человека а, может, и все человечество, к какой-то незримой черте - финишу...

     Машина была оснащена автоматической системой сигнализации, которая в экстремальных ситуациях предупреждала водителя об опасности. В районе перевала, где дорога змеей извивалась среди темной, сплошной стены соснового бора, система сработала: включилась магнитола и в салоне автомобиля зазвучала знакомая мелодия. Приятный задушевный женский голос запел старинный романс, в современной противоаварийной обработке:

     - ... Мой друг, не гони-и, «Жигули-и-и»,

     Тебе некуда бо-о-льше спеши-и-ить,

     У тебя е-есть еще ша-а-нс полюби-и-ить,

     Мой дру-уг, не гони-и «Жигули-и-и»...

     Вдруг музыка оборвалась, и сразу же откуда-то сверху ударил яркий луч, в свете которого Югов увидел впереди траншею и лежащую поперек дороги большую, длинную металлическую трубу. Очевидно, раньше он не заметил предупреждающие об опасности дорожные знаки и проскочил объезд. Столкновение казалось неизбежным. Машина заскрежетала тормозами, но слишком велика была её скорость.  « Не успею», - как молния пронеслось в голове.

     Схватив одной рукой сына за плечо, а другой упираясь в баранку, он жал на тормоза. Ему показалось, что какая-то  сверхъестественная, колоссальная по энергии сила вмешалась в ход этих роковых событий и как будто между машиной и трубой образовались магнитные силы расталкивания. И чем больше приближалась по инерции машина к трубе, тем сильнее эта сила действовала. В нескольких сантиметрах от трубы машина остановилась, а затем её развернуло и отбросило на несколько метров назад. Холодный пот выступил на лбу Андрея и несколько минут он сидел, откинувшись в кресле, неподвижно, мысленно переваривая всё случившееся. В салоне наступила давящая на уши тишина, не слышно было даже тиканья электрических часов, встроенных в приборную панель автомобиля.

     Не совсем проснувшийся сын спросил:

     - Что, уже приехали?

     - Нет, еще не приехали, - успокоил его Югов старший.  - Ты спи, а я выйду осмотрюсь.

     Югов открыл дверцу и вышел из машины. Вокруг была сплошная темень. Такой черной ночи ему никогда раньше не приходилось видеть. Лишь на небе, как алмазы, холодным светом мерцали далекие звезды. Хвойный воздух был так пьяняще чист, что у горожанина, привыкшего жить в душных уродливых бетонных «дотах», от избытка кислорода перехватило дух.

     Вдруг Югову почудилось какое-то вихревое движение воздуха. Он посмотрел вверх и увидел на горе - "Указательном пальце», на её нижнем уступе, сферообразный объект, излучавший нежных тонов свет. Впечатление было такое, что кто-то на Палец-гору надел золотой перстень с сапфиром.

     « Очевидно, есть какая-то связь между появлением того объекта и тем, что случилось с ним по дороге», - как-то сразу пришла эта мысль  в голову.

     Югов не стал торопить события. Он сел в машину и стал ждать, что будет дальше.  Сын по-прежнему спал в откидном кресле пассажира.

     Андрей почувствовал, как постепенно возникло и нарастало гнетущее, давящее на виски чувство,  будто его голову положили под пресс и медленно-медленно расплющивают. Сознание его затуманилось. Но вот эти неприятные ощущения прошли. Он попытался завести машину, но из этого ничего не получилось.

     Заметив через лобовое стекло впереди огоньки и контуры старинного здания с башнями, Югов решил пойти туда за подмогой.

     Выйдя из машины, он едва не провалился в какую-то невидимую яму.     Ночью в темноте на дороге всякое происходит, поэтому Югов не придал особого значения тому, что он  часто обо что-то спотыкается. Пока он добрался до особняка, то набил себе пару шишек и синяков, не говоря о том, что испачкал костюм.   « Странно то, что здесь деревья растут прямо из асфальта», - подумал Югов.

     Войдя во двор особняка, который можно было принять и за старинное родовое поместье, и  за постоялый двор прошлого века, он увидел там несколько старых телег, среди которых красовались две ажурные кареты.  « Не музей ли это?» - мелькнула у него мысль.

     Двери особняка были закрыты, очевидно, все спали.

     Обойдя вокруг здания, Югов заметил розовый свет в одном окне. Решил заглянуть туда.   Картина, которую он увидел, потрясла его.    За окном на широкой кровати под балдахином спала молодая красивая женщина, стройное, обворожительное тело которой проглядывало сквозь полупрозрачную ткань ночной рубашки.

     Благородные черты лица незнакомки подчеркивали принадлежность её к старинному знатному роду.    И рядом с этим, можно сказать, небесным созданием, спал какой-то мужлан с красным испитым лицом и заплывшими от жира глазами-щелками. На затылке у него красовалась большая яйцеобразная плешь.

    « Откуда здесь взялась эта графиня? - так мысленно окрестил женщину Югов. - И что это за чучело лежит рядом с ней? Уж, не киношники ли приехал сюда снимать старину?»

     По другую сторону  мужика спала толстая-претолстая особа с ведерными грудями, висевшими на ней, как две атомные бомбы, и объемным животом, похожим на мешок с отрубями.  Картина была до того разительная, что Югов опешил от неожиданности: не снится ли ему всё это?

     В комнате было нагромождение вещей. Рядом с изящным столиком, на котором размещалась хрустальная ваза с цветами, на скамье стояла большая бутыль с мутноватой жидкостью, похожей на самогон.  Очевидно, этот спящий мужик был трактирщик.

     Богатое, все в жемчуге, верхнее платье графини лежало под грязно-серым сарафаном супруги трактирщика.    Вообще в комнате была полная неразбериха, кавардак какой-то из  вещей, мебели, утвари, принадлежащей разных эпохам и людям различных сословий.

     Впечатление было такое, что Андрей Югов попал в антикварный магазин или в музей живых восковых фигур.

     Графиня блаженно улыбалась во сне, очевидно, ей снился прекрасный роман с рыцарями на турнире, где она была первой дамой.

     Пьяный трактирщик храпел, как бегемот, издавая такие звуки, что в окнах дрожали стекла. Тоном повыше, словно на свиристели, свистела его жена.

     Вот такая пестрая картина предстала перед изумленным взором Андрея. Он постучал в окно.

     Пока эта троица спала, всё было ещё ничего, но вы представить себе не можете, что стало, когда они проснулись.   На несчастье первым проснулся трактирщик, который, очевидно,  немного перебрал. Очнувшись ото сна и обведя осоловелыми глазами комнату, где спал, он просто обалдел. Ему трудно было понять, где он находится и что с ним происходит. Почему-то он лежал  на широченной графской кровати с голубым балдахином, справа от него храпела полуобнаженная туша жены, а слева спала незнакомая молодая женщина, похожая во сне на соблазнительную грешницу Магдалину с картины местного художника.

     То ли от выпитой водки, то ли от всего увиденного  у трактирщика пересохло в горле.    Ему страшно захотелось пить. Увидев возле кровати на изящном столике графин с водой, он хотел достать его, осторожно  переползая через спящую графиню. Но вследствие некоторых неточностей в движениях или по другой причине вместо графина он нечаянно схватил графиню за одно весьма чувствительное место.  Раздался отчаянный визг и  обе женщины сразу проснулись.

     Видели бы вы лица всех троих в тот  момент! Эта немая сцена длилась меньше, чем полминуты.   Затем обе женщины, словно сговорившись, кинулись на трактирщика и начали, что есть силы, колотить и таскать его за остатки растительности на голове.

      - Подлый изменник, привел девку и завалился с ней прямо ко мне в кровать, злобно рычала жена.

     А графиня с перепугу кричала:

     - Насилуют! Помогите!

     При этом наибольший урон  облицовке трактирщика нанесла дражайшая супруга, так как графиня часто мазала.

     Состояние женщин в этот момент понять можно. Одна колотила его за попытку якобы обесчестить, а другая - за наглую и ужасную измену в своей собственной кровати.

     На визг графини и шум в спальне проснулся её жених, который спал рядом через комнату.  Выбив запор в двери, он в одних подштанниках и при шпаге вломился в спальню графини, где обнаружил полуголого мужика в кровати своей избранницы. Рассвирепев, как дикий вепрь, он закричал графине:

     - Отойдите, сударыня, я сейчас насажу этого жирного гуся на вертел.

     Трактирщик, испугавшись, завопил не своим голосом:

     - Караул, убивают! - подняв тем самым весь трактир на ноги. Вбежали слуги графини и трактирщика. Между ними  началась потасовка. Смешно было наблюдать эту экзотическую драку, когда множество ударов приходилось в пустоту.

     Ситуация в спальне была под стать той, что наблюдается при полтергейсте. Непонятно, откуда появляются и куда летят сапоги, туфли, башмаки, неясно, почему падают стулья, картины, разбиваются бутыли, графины, посуда.

     В той полной неразберихе люди  натыкались друг на друга, падали, ударялись обо что-то.  Из разорванных подушек по комнате,  как снег, летал мелкий пух. Не понимая, что происходит, но, думая, что без «нечистой силы» здесь не обошлось, граф размахивая шпагой наступал на трактирщика, крича ему:

     - Убью, сатана!

     А когда толстая жена трактирщика опрокинула на него ведро с закваской, он завопил: «Изыди, ведьма проклятая!..»

     Очевидно, поняв, что ему с «нечистой силой» не справиться, граф подхватил на руки графиню, которая находилась в полуобморочном состоянии, и ретировался с места событий.

     Слуги продолжали колошматить друг друга. В этой ситуации, когда кем-то брошенный табурет угодил в оконную раму, Югов решил, что ему тоже следует убраться отсюда подобру- поздорову, пока он из случайного наблюдателя этих удивительных событий не превратился в прямого участника.

     Выбравшись за ворота этого странного особняка, Андрей направился, как ему казалось, прямо к тому месту, где стояла машина. Но, видно, заплутал и долго не мог выйти на дорогу.  Продираясь через чащу, он увидел впереди костер. « Может, это Дмитрий развел его?» - промелькнула у него мысль. И Югов направился к костру.

     Трудно выразить то удивление, которое испытал он, когда подошел поближе. У костра, горевшего у входа в темную пасть пещеры, сидел настоящий первобытный дикарь. В глубине пещеры смутно виднелись тела других людей.

     Мощное мускулистое тело дикаря было покрыто густой рыжей растительностью. Длинные волосы покрывали его голову. Свисали космами на грудь и спину. На поясе у него была набедренная повязка из шкуры какого-то зверя, может даже мамонта, в правой руке он держал дубину. Скошенный лоб, глубокие глаза и выдвинутые вперед брови придавали ему устрашающее, даже свирепое выражение.

     « Ничего себе, физиономия, такая ночью приснится, спать не будешь», - подумал Югов.

     В это время из пещеры, пригнувшись, вышла более привлекательная особа, очевидно, подруга этого питекантропа. Она принесла ему  большую кость. Тот стал смачно грызть её, издавая странные нечленораздельные звуки.     С непостижимой быстротой обглодав мясо с кости, он принялся сосать её, добывая костный мозг. Эта процедура, очевидно, давала ему особое наслаждение.

     Съев всё мясо и высосав мозг, он запустил кость в тот куст, где, притаясь, сидел Югов.

     Считая свое месторасположения раскрытым, Андрей вышел. Ему всё ещё казалось, что здесь разыгрывается какая-то непонятная декорация.   Заметив, его женщина завизжала, как резаная. Из пещеры начали выбегать такие же страшные волосатые мужики и бабы с каменными топорами и самодельными копьями. Заняв вокруг пещеры круговую оборону, они принялись швырять в его сторону что попало. В него полетели камни, палки и обглоданные кости диких зверей. Поняв, что это настоящие дикие люди, Югов дал стрекача. Самые смелые воины погнались за ним.

     Никогда в своей жизни Андрей Югов так не драпал, как в эту памятную ночь. На счастье густой лес и темнота спасли его от нежелательного контакта с этими дикими приматами.

     Выбравшись на дорогу, Югов, наконец, добрался до машины. Заперев дверь и вооружившись монтировкой, он уселся в кресле передохнуть и собраться с мыслями. Что за чертовщина с ним произошла? Или всё это ему только снится?

     Вдруг ему почудилось, что кто-то спросил его:

     - Андрей, как ты себя чувствуешь после всего случившегося?

     Он машинально ответил :

     - Спасибо. Жив пока!

     Затем, удивившись появлению этого голоса, спросил:

     - Кто вы и что здесь происходит?

     - Я твой отец, Александр Югов, точнее мыслящее его поле - душа.  Извини, но чтобы предотвратить беду, мне пришлось спрессовать время в этом районе.

     - Как это понять, - спрессовали время? Ты имеешь в виду перемещение во времени с помощью какой-то изобретенной вами машины?

     - Нет, нет, - ответил дух отца, - ты неправильно  понял.  Машины времени у нас нет и перемещаться в будущее или прошлое, в том понимании, как думают люди, мы не можем. Время, как пространство, переносить с места на место сложно. Зная законы времяобразования, его значительно легче и проще спрессовать. Процесс этот, грубо абстрагируясь, примерно аналогичен процессу прессования любого материального тела. Причем  такое прессование носит обратимый характер, например, как у известных вам материалов с памятью формы.

     - Выходит, - размышлял  Югов, - вы спрессовали в данном районе время и на этом небольшом клочке Земли могут одновременно существовать несколько эпох?

     - Совершенно верно, - подтвердил невидимый собеседник. - В этом районе сравнительно пустынно, но в других при таком прессовании может получиться каша, где смешаются, как на Земле говорят кони, люди!   В таких местах вы  можете увидеть удивительные вещи. Рядом с допотопным паровозом может оказаться современный авиалайнер. Первобытного человека, вооруженного каменным топором, там увидишь рядом с ученым, приникшим к  мощной электронной пушке, нацеленной в  микромир.

     -  Получается, что в этом районе у меня с сыном была перспектива попасть на обед этим дикарям, которые гнались за мной и швыряли в меня камни и кости.

     - Нет, Андрей! До этого дело не дошло бы,  - успокоил его дух. - Эти дикари, которые ночуют в пещере, при всем своем желании не смогут сделать большого зла. Дело в том, что временная решетка не может быть сдвинута в пространстве так идеально, чтобы все её узлы и элементы совпадали. Из-за плюсов и минусов искривление пространства и несовпадение времен всегда имеет место. Потому видеть тебя, Андрей, эти дикари могут, а материализовать нет.

     - Как это, материализовать? - спросил Югов.

     - Попросту говоря, двинуть тебя по башке дубиной и съесть они не могут, так как при плюсе эта дубина несколько позже по времени будет в заданном месте, а при минусе - наоборот, ты всегда успеешь уклониться от встречи. По этой же причине и кирпич, брошенный на голову, упадет несколько раньше, чем туда  переместится твоя голова. Понятно?

     - Но может же такое случиться, когда кирпич и голова встретятся в точно заданном времени и месте?

     - Да, но не так часто. По теории вероятности, такая возможность очень незначительна.

     - Спасибо за разъяснение, теория вероятности вещь хорошая, но лучше судьбу не искушать.

     - Интересно, чем закончился тот поединок в спальне?

     - Ничем. Мы усыпили этих людей и выдали всё это за кошмарный сон.

     - Да-а, - протянул Югов, - вы показали  мне забавную картину.

     - Кстати, помнишь того дикаря у костра и его подругу?

     - Еще бы, такая рожа, что три дня спать не будешь.

     - Вот-вот, - подхватил мысль Андрея голос духа его отца. - Ты будешь удивлен, но это твой родной прапрапрадедушка. От него пошел наш род Юговых на земле.

     - Не может быть, - удивился Югов и уже более дружелюбно подумал о тех приматах, которые час назад гнались за ним.

     - Да, это так. Я тоже случайно и не случайно оказался здесь, кое-кого ловил из представителей сил Зла. Такие вот дела! Извини сынок, время встречи подходит к концу, нам пора прощаться. Надеюсь, мы еще встретимся, сон наиболее подходящий случай для этого.

     - Выходит, не зря некоторые мыслители верят в гипотезу, что сны есть не что иное, как мостик связи со своими родственными душами в прошлом и настоящем? - спросил Андрей.

     - Я не могу по этому поводу сказать ничего определенного. Люди до всего должны доходить сами. Ты меня, надеюсь, понимаешь, почему?

     - Да, конечно, понимаю... - ответил Югов. - Но всё же, как бы хотелось иметь такую подсказку.

     - Всё, я прощаюсь...

     Голос пропал. Остались ночь, звезды и отец с сыном, спящие в машине, стоящей на обочине дороги.

 

     Когда Югов проснулся, то не мог сообразить, сон это или не сон, хотя место стоянки  казалось ему знакомым. Вот и труба у канавы, и машина, стоящая неестественно, как-то боком, с разворотом поперек дороги. Его мозг отказывался решать такую неопределенность. Если всё это ему приснилось, то почему его память содержит  мельчайшие подробности пережитого: обстановку, голоса людей, запахи и т.п. Если это реальность, то куда это всё пропало и почему этого сейчас нет...

     Раньше его проснувшийся сын стоял у обочины и, запрокинув голову вверх, кричал ему: «Отец! Посмотри скорей на небо!»

     Югов посмотрел вверх и замер от удивления. Он увидел редкую для данной местности картину. Высоко в небе светилось, пульсируя полярное сияние. Оно было похоже на  царскую корону с гребешками в верхней её части, которая вся светилась удивительно нежным изумрудным светом.

     - Это полярное сияние, Дима. Ты видишь исключительно редкое явление, которое чаще всего связывают со вспышками на Солнце и его жестким излучением.  Наиболее часто эти сияния возникают в Северном и Южном полушариях, но известны случаи их появления и в Киеве, Париже, Алма-Ате. Очевидно, такое сияние мы с тобой наблюдаем сейчас.

     Рассказывая сыну про природу этого сияния, Югов подспудно думал, что ведь не зря вдруг появилась эта корона в небе. Это подсказка чего-то. Но чего?

 Какую пользу можно извлечь из этого неземного свечения?

     Миллионы людей во все времена не раз видели полярные сияния, но ничего путного не придумали, как его использовать. Хотя, в принципе, человек очень много изобретений позаимствовал у своего великого изобретателя - Природы!

     Случайно это или наваждение, он не мог себе объяснить. Вдруг в голове с быстротой молнии пронеслось: ведь это подсказка создания на этой физической основе гигантского небесного телевизора  с объемным голографическим экраном, шириной и глубиной в несколько сот километров.

И над просторами лазурного залива раздался радостный победный крик:

     - Эврика! Я нашел!..

     Так уж повелось, что для накачки идеями, гипотезами, проектами Юговы часто приезжают сюда, под гору на берег Лазурного залива. Надеясь  вкусить радость творчества, бытия и вдохновения, посмотреть на звезды, поговорить о прошлом, будущем и настоящем, и, если повезет, то еще и еще раз крикнуть на весь мир: - Эврика-а-а!

 

     После этого непонятного случая, как говорят «с чертовщиной», безжалостное время  выветрило, стерло с памяти Югова многие подробности. Но иногда он вновь и вновь где-то на подсознательном уровне чувствовал чье-то присутствие. Что-то сопровождало его, как бы вело по жизни и порой здорово выручало в трудные минуты. Скептики могут возразить, что это, мол, судьба или простое везение, и   сделать свой потрясающий по железной логике вывод типа: «Этого не может быть, потому что быть не может!» Никого не надо убеждать. Пусть каждый остается при своих интересах, при своей вере и своих убеждениях...

     Однако наиболее любознательным я всё же рискну предложить покопаться в архивах. Патентного ведомства в Москве, на Набережной ,24, и поискать а.с. № 1279505 , имеющего гриф «ДСП». Авось, и вы, друзья мои, тоже воскликните : «Эврика!»...

 

   назад               к оглавлению                вперёд


 

Сайт создан в системе uCoz