назад               к оглавлению                вперёд

              

                                           ПОСЛЕДНИЙ ВСПЛЕСК

 

 

                                    Я хотел бы, чтоб кануло в лету,

                                    Все, что связано было с войной.

                                    Я хотел бы и мира, и света

                                    Всей стране моей древней, святой.

                                    Я хотел бы, чтоб солнцем согрета,

                                    Русь цвела, как цветок полевой.

                                    Я хотел бы ей вечного лета,

                                    И чтоб дождик лил чаще грибной.

                                    Я хотел, чтоб была бы воспета

                                    Синь небес над любимой рекой,

                                    И бродить в тишине до рассвета

                                    Под речные напевы с тобой.

                                    Я хотел бы, любовью согретый,

                                    Возвращаться с ПОБЕДОЙ домой.

                                    И чтоб наша родная планета

                                    Оставалась всегда молодой!..

 

                                                /Из сборника “Стихи о России”/

 

 

Пути Господни неисповедимы, покровы смерти всегда таинственны. Каким был последний путь  отца, Андрей не знал. А это было обыденно и просто, какими бывают  многие смерти на войне. Он умирал на дне засыпанного окопа, на берегу реки, молча сцепив зубы. Осколок снаряда, пробив карман гимнастерки, застрял где-то под самым сердцем. Металл этого осколка был еще горячим, его не успела остудить кровь.

     Есть люди, которые каким-то непостижимым разуму «шестым» чувством чуют приближение смерти. Очевидно, Александр Югов относился к этой категории людей и не зря  накануне боя, поздно вечером, написал  письмо-завещание сыну. Теперь можно, как говорится, спокойно умереть.

     Впрочем, какое там может быть спокойствие, когда стоишь на пороге смерти. Хочется жить и жить, а жизнь выходит каплей за каплей, как вот эта алая кровь, вытекающая из рваной раны.

    Сердце работало медленно, с перебоями, замиранием.

     Ему припомнилось мудрое изречение Сократа, что смерть - это одно из двух: либо умереть - значит стать ничем, либо же, если верить преданиям, это какая-то перемена для души, переселение ее из здешних мест в другое... Только в какое?  «Если с философской позиции подходить к смерти, - подумал Александр Югов, - то она, как и рождение, обозначает внезапный провал и внезапный подъем - как угодно, в зависимости от того, что ценится, что утверждается как ГЛАВНОЕ ».

     Если, например, для ребенка, находящегося в чреве матери, питание и дыхание через материнскую пуповину есть ГЛАВНОЕ, то тогда рождение для него есть потеря этого ГЛАВНОГО и провал. Конечно, если бы он связывал с этим все свои цели и надежды на спокойную, беззаботную, утробную жизнь. Рождение для него тогда бы было трагедией, этакой «черной дырой», где он теряет решительно все. И, напротив, если бы он понял красоту жизни под Солнцем самостоятельно - вне матери, почувствовал радость первого дыхания свежим воздухом Земли, то свой, хотя и мучительный, выход из материнской утробы он благословил бы как освобождение, и видел бы в нем взлет, а не падение.

     Говорят, что при смерти, перед мысленным взором человека как бы проходит вся его жизнь. Отчасти это  верно, теперь он это твердо знал. И  в короткий переход от жизни к смерти Александру действительно вспомнилось многое из его далеко не простой жизни.

     Вспомнилась кровавая мясорубка гражданской войны. Он прошел ее и чудом уцелел. За ней последовали разруха, голод, репрессии 1937 года, и он снова выжил. Однако, когда в 1941 году уходил на новую всенародную войну, прощаясь с женой и сыновьями, он как-то вдруг остро почувствовал, что больше не вернется домой живым. Тогда, при расставании, он ничем не выдал этого предчувствия. Очевидно, судьба  такая. Впрочем, в этой страшной и безумной войне такая участь была уготована  десяткам миллионов  людей. Гитлер, ставший у горнила власти в Германии, не мог не поджечь мир и не столкнуть между собой целые народы. Остановить его в Германии тогда было некому. В костре большой войны сгорели миллионы человеческих жизней. Среди них и его собственная.

     Как в калейдоскопе, перед мысленным взором Югова проносились картины войны и его личной жизни. Вспоминалось хорошее и плохое, больше хорошее.

     Вспомнил он свою первую любовь. Ту, единственную и неповторимую, которая нежной теплой волной всколыхнула всю его душу и перевернула обыденную жизнь.

     Их первая встреча прошла не совсем обычно. Они встретились  на берегу небольшой, неторопливой и задумчивой реки Айдар, красивой, как  дар природы. По преданию, когда-то проезжала здесь, возвращаясь в столицу, молодая царица и остановилась на отдых  в небольшой здешней казачьей станице Старобельской. Долго думали старейшины станицы, чем бы её порадовать, и решили преподнести в дар золотистого сазана-великана. Увидев такую рыбину, царица воскликнула: “Ай, дар, какой!” С тех пор и зовется эта река Айдар. Здесь Югов как бы со стороны увидел себя молодым. И то, что далее у нас заняло несколько страниц машинописного текста, перед ним промелькнуло за считанные секунды...

 

                                                *        *       *

 

     На мосту через реку, который соединял Красный городок с остальной частью города, сидел паренек и ловил рыбу. Это был он. У ног его торчали установленные в щели деревянного настила  две ореховые удочки. Погода стояла прекрасная. Было раннее утро, когда природа  как бы просыпается от сна. Тихо шелестели верхушки верб, склонившись к реке, вдали на востоке алела чуть видимая полоска  зари. Река клубилась белыми облаками тумана. То там, то здесь на ней раздавались всплески рыб, от которых расходились широкие круги. Приближался рассвет.

     Два рыбацких поплавка мирно соседствовали, вокруг них весело резвились стайки себелей. Вдруг больший из поплавков сильно качнулся,  взволновав воду.

     « Крупная, видно, клюнула », - встрепенулся  Югов и замер в ожидании. Вот поплавок медленно, но уверенно пошел под воду. Опустив немного леску, рыболов сделал сильную подсечку. Удилище изогнулось в три погибели, а поплавок даже не вынырнул из воды. «Силен бродяга», - подумал Югов и решил не торопиться, а взять рыбину измором. Рыба стремительно металась из одной стороны в другую, стремясь порвать леску. Только лишь большое умение рыболова, выросшего на речке, спасло её от разрыва.

Понемногу он стал подтаскивать рыбину ближе к поверхности воды. Огромный зеркальный сазан могуче бился теперь на поверхности воды, стараясь уйти глубже, под мост, за его спасительные сваи, но силы покидали рыбу. Воздух, которого наглотался сазан, словно яд, действовал на него, подрывая силы и энергию.

     На всплеск и шум начали сбегаться рыбаки. Появился и лучший друг детства Виктор Заволодько. Все кричали, возбужденно жестикулировали, давали всевозможные советы, но Югов не слушал их, а лихорадочно искал выход из положения. Прямо поднять сазана-великана на мост нельзя, так как своим весом он мог легко оборвать тонкую леску. Подсеки, как назло, Югов не взял. Оставался один выход - вести сазана по воде вдоль моста к более низкому берегу реки и там выбросить его на сушу.

     Крикнув Виктору, чтобы тот бежал к берегу и приготовился накрыть сазана курткой, Александр начал осторожно вести сазана к левому берегу реки. Однако здесь его подстерегало другое препятствие: большие заросли акуги, покрытые сверху куширем, представляли серьезную опасность для рыбака и давали сазану шанс на спасение. Берег приближался.  Увидев почти рядом темно-зеленую стену зарослей, сазан, повинуясь древнему инстинкту, из последних сил сделал отчаянный рывок. Наступила та решительная минута, которая решала успех всей рыболовной операции под кодовым названием «Сазан». Леска напряглась и звенела, как струна. Под рывками рыбины удилище, изогнувшись дугой, пружинило на пределе, рыбак же, напрягаясь, как спортсмен на старте, чутко ловил тот момент, когда удилище или леска могут не выдержать. И когда он наступал, руками чуть-чуть пропускал леску, стараясь изменить направление движения - левее, к тому месту, где обычно на причале стояла лодка и не было зарослей.

     Рыба, направляемая опытной рукой, стала менять направление движения, минуя заросли. И, наконец, пружинистым движением удилища громадина была выброшена на берег. Сазан, глухо ударившись о прибрежный камень, подпрыгнул и соскочил с крючка. Виктор и два других рыбака с криками: «Держи его!» - кинулись к нему, мешая друг другу. Брошенная Виктором куртка не накрыла сазана полностью, и тот, сопротивляясь, выскользнул из-под нее и оказался позади рыбаков, почти у самой воды. Еще один миг, еще один прыжок и сазан уйдет, но Александр подоспел вовремя и в броске накрыл его собой, а через секунду три пары рук вцепились в рыбину. Борьба была окончена, когда Виктор продел через жабры сазана рыбацкую низалку.

     Полюбовавшись вдоволь на добычу, рыбаки начали понемногу расходиться, а он, счастливый от удачи, нацепил на крючок новую наживку и вновь забросил удочку. Однако клева не было. Очевидно, сазан разогнал всю рыбу.

Погруженный в свои думы, Александр не сразу заметил, что на берегу появилась незнакомая девушка. Она подошла к реке, попробовала рукой, теплая ли вода, и сбросила с себя платье. Стройная девичья фигура в светлом купальнике резко выделялась на фоне зеленой листвы. Слегка вьющиеся ее белокурые волосы хорошо гармонировали с нежно-коричневым цветом загорелого тела.

Незнакомка смело вошла в воду и легко поплыла на середину реки. Марьяна, а именно так звали незнакомку, любила купаться рано утром, пока  нет  изнуряющей жары и вода в реке не взбаламучена ногами многочисленных отдыхающих.

Её самолюбие было несколько задето тем, что молодой симпатичный парень, рыбачивший на мосту, не обращал на нее никакого внимания и даже демонстративно отвернулся. Чтобы как-то задеть его, она будто невзначай проплыла рядом с его поплавками. Его бездействие еще больше подзадорило упрямую девчонку, и она стала нырять и плескаться невдалеке от него. Тогда он молча размотал самое толстое удилище, которое обычно использовал для ловли сомов в ночное время, и стал забрасывать леску в ее сторону.

Не заметив подвоха, Марьяна продолжала нырять вблизи поплавков, как вдруг почувствовала, как что-то укололо ее в правый бок и потянуло в сторону. И тут она со страхом поняла, что попалась на крючок.

     - Тащи ее!

     - Знатная рыбешка клюнула! - смеясь, кричали рыбаки.

     - Русалка, настоящая русалка попалась. Вот бы  мне  такую на крючок, - неслось с берега.

Марьяна, сгорая со стыда и колких рыбацких шуток, тщетно пыталась освободиться от крючка, а когда поняла, что ей не удастся освободиться самостоятельно, подплыла к рыбаку и попросила освободить ее. Александр с серьезным видом стал вынимать застрявший в купальнике крючок. Однако  сделать это было не так-то просто: крючок глубоко застрял в окантовке купальника. Александр, перегнувшись через настил моста, лежа пытался вытащить крючок. Возясь с крючком, он вдруг почувствовал, что нечаянно коснулся упругой, как мячик, груди девушки. Глаза их встретились, и он покраснел до корней волос. Марьяна тоже вспыхнула и залилась краской.

     А с берега неслось :

     - Эй, парень, чего теряешься. Сними с нее купальник и вытаскивай свой крючок.

    Пылая от смущения и одновременно холодея от непонятного чувства, он признался :

     - Ничего не получается, придется обрезать, - и, перерезав леску, смущенно пробормотал:

     - Плыви, потом вернешь крючок.

     Несколько придя в себя, Марьяна медленно поплыла назад. Увидев на берегу сазана, она удивленно воскликнула:

     «Вот это рыба!» - и с уважением посмотрела на Югова. А тот с еще большим  усердием демонстрировал свое увлечение рыбной ловлей, словно не слыша её слов.

     Марьяна не удержалась от соблазна подержать в руках эту большую красивую рыбину, но сазан легко вывернулся из ее рук.  Виктор Заволодько, увидев это, крикнул ей со своей сиделки:

     - Эй, ты, белобрысая, не тронь рыбу, а то упустишь! Ты слышишь, не трожь!

     Играя с сазаном, Марьяна  озорно    подумала: «А как бы среагировал этот симпатичный рыбачок, если бы я отпустила эту красивую рыбу?»     Ей было жаль сазана-великана. Продолжая играть с ним, она не заметила, как отцепилась низалка, сазан выскользнул из ее рук и ушел на свободу.

     - Ай! Держи его! - испуганно крикнула  Марьяна, но было уже поздно. Это произошло так быстро, что девушка опешила от неожиданности.

     - Что ты наделала, дурочка безмозглая! - накинулся на нее чуть не с кулаками  Виктор.

     Чтобы унять ссору, Александр  примирительно сказал:

     - Она нечаянно это сделала.

     - За нечаянно бьют отчаянно! - сердито отозвался Виктор, оторопело глядя на своего друга, от которого он никак не ожидал такой реакции.

     Марьяна повторяла: «Я не хотела! Я нечаянно!»

     - Ладно, перестань хныкать! - сказал Александр и добавил примирительно:                                     - Чему быть, того не миновать! И откуда ты такая взялась на мою голову? Как хоть тебя зовут?

     - Марьяна, - ответила девушка. - Я здешняя. Правда, живу далеко, а купаюсь здесь первый раз. Обычно мы купаться ходим на «Марченко».

     - То-то оно и видно, - сказал Александр. – Ну, вот что, Марьяна, ты иди отсюда, а то смотри :  наши ребята идут, как узнают про сазана, добавят тебе еще на орехи.

Марьяна быстро оделась и ушла, а он с Витькой стал поджидать товарищей.

     - Ну, как дела? - спросил подошедший Сергей Ковтунов.

     - Дела, как сажа бела, - опережая Витьку, ответил Александр. - Поймали мелочь, несколько плотвичек и чебаков.

     - Да, не густо, - посочувствовал Сергей. - Ну, вот что, братва, давайте попробуем надрать раков и сомят.

    Они  направились в сторону плотины, где глубоко под водой было множество пещер и камней, и водились сомята и раки.

А Марьяна всю обратную дорогу  думала о случившемся. С одной стороны, было обидно, что она так оплошала. С другой, ей было приятно, что она встретилась с этим симпатичным, немного застенчивым парнем, у которого такая добрая улыбка  и удивительные карие глаза ...

Такой получилось их первая встреча. Потом - было много других. Но ему особенно запомнилась еще одна. В его мыслях всплыл  выпускной школьный бал. До позднего вечера  кружились  они в вальсе. А потом долго - долго бродили по тихим улочкам родного города.

На дворе стояла удивительно тихая и теплая ночь. Все небо было усыпано яркими звездами. Они как бы подчеркивали бесконечное течение жизни, молодости и счастья на Земле. Воздух был наполнен пьянящим ароматом цветов и трав. Казалось, эта ночь, небо и звезды принадлежат, только им двоим.

Лишь под утро они забрели в старую отцовскую времянку, которая использовалась как летняя кухня. Она, сняв босоножки, расположилась на старом диване, а он устроился рядом. Здесь впервые он прошептал ей признания в любви, целовал ее лицо, глаза, губы...

 

     Вспоминая эту удивительную ночь страсти и любви, Югов жалел, что она в прошлом и очевидно никогда уже не повторится. Жить осталось ему считанные мгновенья. А мысли уносили его по жизни дальше и дальше. Ему вспомнились дом, река, родной край, посвященные ему первые стихи и песни:

 

                Золотая осень

 

     Загрустила осень, золото роняя

     На тропинки-змейки, стылые пески,

     И склонилась ива, косы заплетая,           (2 раза)

     Над водой печально у Айдар - реки.

 

Припев:

 А в лесу танцуют белые березы,

Укрывая землю золотым ковром.

Не страшат их вьюги, лютые морозы,

     Ведь весна разбудит их волшебным сном

 

     Ласковое солнце, улыбаясь реже,

     Смотрит, как кружится пожелтевший лист,

     И вот только сосны стройные все те же,    (2 раза)

     Свежий хвойный воздух так пьяняще чист.

 

     Мирно и спокойно катит свои волны

Милая речушка, спутница моя,                     

И ветвями ива тихо шепчет: «Вспомни!     (2 раза)

     Здесь бродили юность и весна твоя ».

 

     С журавлиным криком улетело лето

     И притих веселый, говорливый лес,

     Лишь одни сороки шумно спорят где-то:

     «Больше не увидишь ты таких чудес...»

     И лесное эхо повторяло это:

      «Больше не увидишь ты таких чудес...»

 

( стихи, ноты, фонограммы песен можно запросить по e-mail: acropol@narod.ru)

 

     «Да, -  подумал Югов, - эти сороки верно настрекотали судьбу: убитые не возвращаются».

     Ему припомнилось последнее расставание с женой и сыном Андреем на тесном перроне вокзала, когда воинский эшелон, битком набитый солдатами, увозил его на фронт. Как это было давно. А сейчас он, бездыханный, лежит на берегу чужой реки под чужим, закопченным дымом небом, за тысячи километров от родного дома. Жизнь медленно и безвозвратно  уходила из его некогда здорового, полного сил и энергии тела. Глаза, запорошенные землей, были закрыты, рук и ног он не чувствовал. Но душа была жива и мысли тоже.

     Словно  через глухую стенку он услышал, как к нему подошли солдаты из похоронной команды, посмотрели и вынесли неутешительный приговор: мертв! Ему как-то  странно было слышать о себе такое. Душа-то ведь еще  не покинула бренного тела, она жива.

   « Может быть, это выглядит смешно и печально, но у меня есть шанс проверить  на собственном опыте, действительно ли, как утверждает религия, после смерти человеческая душа покидает тело и живет самостоятельно, - с горькой иронией подумал Югов. - Вообще, что такое душа? Очевидно, сгусток какой-то физической энергии или поля . А энергия , как известно, не исчезает бесследно. Она может трансформироваться в иной вид или перетекать из одного накопителя  в другой».

Югову вспомнилось, как тётка Авдотья рассказывала его матери, что когда её сестра Надя (они с ней были близнецы-двойняшки) рожала в Париже, то ей в Москве просто невмоготу было. У неё в Москве примерно в это же время  начались  схватки, как будто она сама собиралась рожать. Наутро, когда боль прекратилась, она догадалась позвонить в Париж и муж  Надежды сообщил радостную весть: у её сестры родился сын, назвали его Жаном.

«Очевидно ,- подумал Александр, - психика двойняшек  устроена так , что они могут  передавать друг другу всплески сильных эмоций, связанных с сильными болями или смертью двойника. Следовательно, в этом что-то есть, хотя пока не известны каналы, по которым могут передаваться такие психические импульсы ». Тут душа Югова возмутилась. Он почувствовал, что его бренное тело, как какую-то деревянную колоду, солдаты забросили на «полуторку». Ему хотелось крикнуть им: «Эй вы, мужики! Потише бросайте, не дрова же!»

          Впрочем, тело его уже деревенело. Не было дыхания, остановилось сердце, понизилась температура. Он это ясно чувствовал. Душа начала покидать тело, как бы проваливаясь в бездну, в глубокую черную дыру.

Последним его желанием на этом свете была мысль сообщить жене печальную весть о себе. Произошел всплеск мысленной энергии  и для Югова на этом свете все померкло...

После напряженного  дня Марьяна спала, как убитая. Ей снился кошмарный сон. Она видела, как вокруг рвались мины и снаряды, вздымались  тонны пыли и песка. Переправу у реки заволокло сизым дымом, как факелы, горели танки, из них валил густой черный дым, молниями вспарывали небо реактивные снаряды «Катюши». И в этом кромешном аду бежал, стреляя на ходу, её Александр. То там, то здесь на берегу, как подкошенные, падали солдаты. Вот Александр ворвался в траншею противника, в упор застрелил какого-то офицера и врукопашную сцепился с другим. Лицо его было страшным, глаза горели неистовым огнем, рот перекосило, из него вырывались нечеловеческие звуки. Они катались по  земле, стараясь вцепиться друг другу в горло.

Видя эту ужасную сцену, Марьяна кричала во сне, металась по постели. Затем она увидела, как Александр, дотянувшись до горла противника, стал душить его. У того глаза вышли из орбит, он стал задыхаться. И тут раздался ужасный взрыв. Взрывной волной мужа ударило о бруствер окопа и засыпало землей. Марьяна закричала и проснулась...

После  этого она уже не могла заснуть. Предчувствие беды не покидало ее.

Как сказала баба Маня, тот сон был вещим. Через две недели по почте им одновременно пришло письмо-завещание сыну и похоронка. В похоронке говорилось, что старший лейтенант Александр Югов погиб смертью храбрых в бою при переправе через Одер и похоронен в братской могиле на безымянной высоте.

 

     назад             к оглавлению                вперёд

 

Сайт создан в системе uCoz