назад               к оглавлению                вперёд


                                               МОЩИ ЗАГОВОРИЛИ

 

                                                            Когда сгустились тучи Зла

                                                            Над куполами наших храмов

                                                            И села нелюдь жгла до тла,

                                                            Русь поднялась на бусурманов.

 

                                                            Была жестокая резня,

                                                            Костром горели хаты, души,

                                                            И было больно - донельзя,

                                                            И стоны близких рвали уши.

 

                                                            Но как сказал один пророк:

                                                            - Меч взявший - от меча погибнет!

                                                            Враг знатный получил урок,

                                                           И из могил уж не воскреснет.

 

                                                            Война - худое ремесло,

                                                            О том поведают вам вдовы.

                                                            Опять к нам тучи нанесло:

                                                            Не дай нам БОГ пройти все снова!..

 

 

                                                               («Война - худое ремесло»)

 

 

     Через несколько дней, когда основные работы по исследованию Черной пещеры были закончены и тайна ее перестала быть тайной, за чашкой утреннего чая,  заваренного тетей Дашей по сибирскому обычаю с ароматными травами, Югов - старший сказал Дмитрию:

     - На днях прилетает профессор Лесков из  Института  археологии, привезет с собой уникальные находки,  найденные  им при раскопках половецкого кургана. Среди них есть  старинной работы позолоченный шлем, остатки кольчуги, кафтана  и  других атрибутов ханского снаряжения. Попробуем прокрутить их на нашем электронном видеоголографе. Может, поможем ему  открыть тайну кургана и установить имя владельца этих вещей.

     - О, это интересная работа! - воскликнул Дмитрий. - И, главное, какие большие перспективы она открывает! Только надо сделать спецманекен с нашими датчиками под  размер тела этого хана. У тебя имеется какая-либо информация  по  размерам  его головы и одежды?

     - Да, кое-что он мне передал. Судя по шлему и  кольчуге, хан был среднего роста, размер верхней одежды  соответствует примерно 48 размеру, а головы - 55.

     - Тогда я с ребятами займусь манекеном?

     - Хорошо, займись!

     - А можно, я привлеку к этой работе Веру? Она знает местных модельеров и поможет нам найти какой-нибудь  полуфабрикат. Это значительно ускорит нашу работу.

     - Не возражаю, она толковая девушка, жаль  только,  что не у нас в аспирантуре учится.

     - Спасибо!

     - Можно поинтересоваться, Дмитрий, у тебя к Вере больше профессиональный интерес или есть что-то другое, личное, а?

     - Вопрос понял, отец, разреши не отвечать...

     Югов-старший улыбнулся и не стал больше ни о  чём  расспрашивать сына.

     После разговора с отцом Дмитрий с Верой и другими  ребятами из лаборатории с энтузиазмом взялись за работу:  подобрали подходящий мужской манекен, смонтировали в  его  головной части, на груди и на руках  чувствительные  элементы. Подключили их к видеоголографу и с нетерпением  стали  ждать приезда специалистов из Института археологии.

     Общая работа над интересной темой  сблизила  Дмитрия  и Веру, равно как и молодых ребят,  работающих  в  лаборатории новых разработок под началом его отца. Они зачастую собирались вместе и горячо спорили не только о перспективных  направлениях в науке, но и о культуре, искусстве и многих  других вещах. Учитывая вынужденный перерыв  в  работе,  который длился несколько дней перед приездом профессора Лескова, ребята загорали, купались на озере,  ходили  в   походы  по здешним горам, где по вечерам, сидя у костра, травили  анекдоты, мечтали, считали звезды или весело  пели под  гитару. Все это способствовало близости Дмитрия и Веры. При обоюдных случайных и неслучайных встречах глаза  их  загорались необыкновенным светом, который возникает только у влюбленных.  Мимолетный взгляд, отдельные слова, обращенные друг к другу,  волновали их. Оба они источали радость и доброту. Улыбка, каждое  случайное соприкосновение рук будоражили  их  души,  возбуждали лунными ночами сладкие грезы. Так зарождалось одно из  прекрасных чувств на  Земле,  которое  называется  любовью. Оно делало их бесконечно счастливыми. Сейчас говорят, что у любви больше стали  преобладать  деловые, коммерческие оттенки. Время, конечно, меняет людей, так как порой «бытие определяет сознание», но романтическая  любовь жила и будет жить во все времена, пока жив человек, человек-творец. Ведь только такая  любовь  по - настоящему волнует кровь и будоражит душу. Только ради такой любви  люди идут на подвиг и другие добрые дела. Поэтому никакая коммерциализация не может ее заглушить.

Удивительны были эти свободные от работы вечера в  горах: костер на поляне, очертания застывших спящих великанов-гор на фоне звездного неба и горячие споры  за кружкой крутого туристского чая с мятной травой и с дымком.

     В один из подобных чудесных  вечеров Дмитрий, залюбовавшись закатом, увидел, как солнечный последний луч плеснул в лицо Веры, сидящей на  поваленном ветром дереве у палатки, пригоршню искрящихся брызг - зайчиков, прорвавшихся сквозь ветви деревьев,  и  не сразу  услышал ее вопрос:

 

     - Дмитрий, какую пору года ты любишь больше всего?

     - Для меня все времена  хороши, как поется в известной песне, «...у природы  нет  плохой погоды, каждая погода - благодать». Всё зависит от  настроения человека, от его духовной ауры.

     - Правильно! - воскликнула сидящая у костра Марина. - В приятной  компании да при  настроении  хорошо и летом, и зимой.

     - А я люблю осень, - сказал Олег, - её чудный запах золотистой листвы. Он какой-то терпкий и бодрящий,  как  крепкое, выдержанное вино. Видишь багрянец кленов, золото берез, зелень сосновых боров, слышишь крики журавлей в  поднебесье.

     - Осень хороша, но я больше  люблю  лето,  -  задумчиво промолвила Вера. - Может, потому, что родилась в  Сибири,  где лето короткое, быстротечное. Хочется    всё  успеть: вволю накупаться, позагорать, всмотреться в синь небес, умыться теплым летним дождем и полюбоваться радугой.

     - Я родился на Украине и почему-то больше люблю  весну, так как лето у нас обычно  жаркое.  Весна  для  меня  всегда прекрасна и она не зря любима   многими  поэтами.  Помните стихи Тютчева: «Люблю грозу в начале  мая,  когда  весенний, первый гром...».    

  - Так он стихами выразил свое отношение к весне и я  с ним солидарен, - молвил Володя Музыка.

     - Слушая вас,  ещё раз убеждаешься в том, что все  времена года хороши, - ответил Дмитрий, - и зима тоже  хороша.  Я помню восторг одного нашего гостя из Африки, когда в  Москве он впервые увидел белое чудо - русский снег и впервые прокатился на русской тройке с бубенцами.

     - Ребята, - позвала к костру Марина, -  налетайте:  ужин готов.

     Все шумною гурьбой двинулись к костру, где  дежурила  с поварешкой Марина. Вареная картошка с  грибами у неё получилась отменная, ребята нахваливали её кулинарные способности, уминая еду за обе щеки.   

       Когда первые признаки голода  были  утолены,  они вновь разговорились. На этот раз темой  их  разговора  стала модная в то время  тема о посещениях земли инопланетянами.

     - Ребята, - с улыбкой сказала Марина, - мы вот тут картошку лопаем и не знаем, что, может, за нами какие-то  ушастики - головастики наблюдают. Может, такое быть или нет?

     - Всё может быть, Марина, - смеясь, сказал Володька, - ты тут кулинаришь, а они за тобой присматривают и рецепт приготовления картошки записывают.

     - А если более серьезно подходить к этому вопросу,  - промолвил Дмитрий, - то из общей  теории  эволюции  следует, что в нашей Галактике должно существовать  множество  разумных цивилизаций такого уровня развития, как нам, число  которых с течением времени должно постоянно пополняться.

     - Почему же тогда мы не вошли с ними в контакт? - спросил Олег.

     - Да потому, что мы еще не имеем соответствующего уровня знаний,   у  нас  пока  нет  таких средств связи. Мы ещё дети. Как в своё время заметил  великий Ньютон, «человек, сидя на берегу безбрежного  океана  знаний,  выбрал пока из окружающей гальки, только  яркие  и  привлекательные камешки, а множество других просто ещё не заметил».  И  хотя мы многое умеем и круг нашего познания всё  расширяется,  но парадоксально  то, что и линия соприкосновения с незнанием всё растёт и растёт, и нет этому предела.

     - Выходит,  чем больше мы знаем, тем больше  и  не знаем. Это абсурд! Это не укладывается у  меня  в  голове!  - воскликнул Марина.

     - Нет, это не абсурд, - возразил Дмитрий, - это  аксиома. Сие означает, что возможности познания человечеством окружающего мира огромны, и этот мир мы можем и должны  изучать во всём его многообразии.

     - В принципе ты прав, - сказал Олег, -  возьмём,  например, вакуум. На первый взгляд, это пустота, но в этой  пустоте заключен целый мир, населенный тем первозданным  бульоном, который называется проматерией. Мы только подошли к его изучению, а сколько там открытий ждет любознательное человечество? Я думаю вакуум - это та среда, где можно  будет  двигаться без сопротивления,  со  скоростями, значительно  превышающими скорость света.

     - Да, ты прав, Олег, - сказал Дмитрий, - я где-то  читал информацию, что радиоастрономы зафиксировали в районе  какого-то квазера два объекта, которые удаляются друг  от  друга со скоростью, равной 10с (световой).

     - Это только цветочки, - продолжил свою мысль  Олег,  - используя вакуум, можно достичь и более высоких скоростей. Физики-вакуумщики говорят о том, что сопротивление в нём  возникает лишь при появлении там объекта с другими  физическими свойствами, вызывающими силовое и прочие взаимодействия. При совпадении физических свойств сопротивление практически  исчезает.

     - Что-то вас уж  больно  на  серьезную  тему  потянуло, нельзя ли полегче? - промолвил Володя. - Наши дамы  заскучали, лучше  расскажу смешной анекдот  про инопланетян.

     - Давай, рассказывай, - попросил Володю кто-то из ребят.

     - В одном захолустном районе России ученые ждали прилета инопланетян. Ну и через прессу, радио и по другим каналам предупредили всех жителей, как надо при  контакте  вести себя. Что, мол, будьте с ними приветливыми, но  держите  ухо востро, и, поскольку они (инопланетяне) не понимают по-нашему, то объясняйтесь с ними больше жестами,  с  употреблением простых и понятных слов.

     Лежит, значит, Ванька на сене в горячую сенокосную  пору и кемарит. Вдруг чувствует на себе  пристальный  взгляд со стороны. Повернулся и увидел  косоглазого мужика, с лысой, яцеголовой башкой.    «Ну, - подумал  Володька,  -  началось,  пришелец объявился»... Вскочил, приветливо кланяется  пришельцу  и кричит по слогам:  «Я - Иван,  на тракторе «дыр-дыр» езжу. Понятно! А вы кто?»  Косоглазый мужик как-то странно посмотрел на Ивана  и бочком, бочком стал отходить к лесу. И там  с  окраины  леса крикнул ему: «Я - лесник Тихон! Какать приходил, а тут гляжу, вы на тракторе прилетели»...

     Ребята рассмеялись.

     - Еще хотите анекдот про инопланетян?

     - Давай, Володька, жми!..

     - Ну, значит, так! Идут занятия по русскому языку, одному из основных языков в школе астронавтов у  инопланетян, учитель спрашивает: «Лунь, скажи, что такое ос?». - «О, мудрейший, это большой полосатый жук, который  летает «жи-жи» и может больно укусит ядовит иглой». - « Неправильно, Лунь. Большой полосатый жук с  иглой - это шмель, а ос - это то, вокруг чего  их  планета  вертится. Понял?..

     У костра, снова, раздался веселый смех.

     - Вот другой анекдот на ту же тему, учитель школы инопланетян спрашивает курсанта: « Как по-русски называется вместилище для воды?»

Тот, подумав, отвечает: «Презервуар». « В общем, вы правильно произнесли это  слово,  говорит учитель, - только надо говорить его без буквы «П» и  с  другим окончанием»... « Ну, тогда - резерватив...»

     -  А  хотите я вам расскажу? - прыснула смешливая Марина. - Прилетели наши космонавты на планету, где обитали одни роботы, зашли в местное кафе и спрашивают  бармена-робота на межгалактическом языке:  « У вас найдется что-нибудь перекусить?» - «Пожалуйста, шницель  из трансформаторного  железа  и гарнир из сечки высоковольтного провода, - это вас устроит?» - «Нет- нет, спасибо, мы еще не настолько голодны!  -  с некоторой долей юмора ответили космонавты . «Что ж, когда проголодаетесь,  милости просим»,  -  на полном серьезе ответили роботы.

     - Ребята, может, хватит анекдотов, - попросила  Вера.  - Давайте споем нашу любимую.  И у костра зазвенела старая, чуть с  грустинкой,  задушевная песня:

     Костры горят далекие,

     Луна в реке купается,

     А парень с милой девушкой,

     На лавочке прощается...

     Молодежь долго пела под гитару, танцевала, а  потом, сгруппировавшись  по  парам,  разбрелась  кто  куда: кто искупаться, кто просто побродить при Луне и полюбоваться звездами.

     Городские люди редко видят звездное небо. Им, заключенным в тесные  клетушки домов, отягощенных чисто житейскими вопросами о хлебе насущном, хождением  по  бесчисленным магазинам, киоскам, рынкам, ездой  в  автомашинах,  поездах  и прочих транспортных средствах, занятым  копанием в  саду,  огороде, заваленным бюрократическими бумагами в офисах и предприятиях, не до звезд. А жаль!

     Оглянитесь, посмотрите вокруг себя!..

     Мир прекрасен, если прекрасен сам человек и светлы  его мечты и желания. Но мир может быть и ужасен, если  ужасны  и мелочны помыслы и особенно деяния человека. Так и хочется сказать всем живущим на Земле: «Остановитесь, люди! Посмотрите на мир и себя открытыми, честными, любознательными глазами! Разве  достоин  такой жизни человек? Зачем загонять себя в угол? Что  вы делаете   с природой?  Зачем отравляете себе и другим жизнь?

  А ведь, есть  альтернатива. - Уважайте себя и других. Любите людей, родных, друзей, весь окружающий вас живой мир. Не держите в себе зла и  гордыни. Гармонично существуйте  с  матушкой  природой.  Живите просто и счастливо, ибо век ваш - это одно мгновение в вечной и бесконечной Вселенной. Вы бабочки - однодневки в  этом большом и сложном мире.  Поэтому  дорожите  каждой  минутой, каждым мгновением жизни, любви и каждой крупицей счастья.

     Восторг, веер мыслей, светлых ощущений  охватывал Дмитрия и Веру, когда они, расположившись на вершине горы, вглядывались в этот огромный звездный океан, раскрывшийся во  всей своей ослепительной красе над их головами.

     - Знаешь, Вера, я могу часами  наблюдать  ночное  небо, лежа вот так на земле.

     - Да, эта бездна звезд завораживает и никогда не надоедает мне, - ответила она.

     - Сегодня ночь какая-то особенная: мягкая, теплая, я бы сказал, бархатистая.

     - Хорошо вокруг! Я давно не сидела  в  горах,  вот  так ночью, под звездами.

     - Красотища! Впечатление такое,   будто  кто-то взял и разбросал груду алмазов по небосводу.

     - Дмитрий, посмотри на этот, опоясывающий  небо, белый полупрозрачный шлейф Млечного Пути.  Какая  скрытая  сила  и красота! Какая ошеломляющая бесконечная даль!

     - Да, миллиарды  звезд,  звездных  систем,  туманностей разбросаны на громадном расстоянии  и  закручены  в  гигантскую спираль.

     - Дима, ты можешь ориентироваться в звездах?

     - Могу.  Я с детства дружил с астрономией.

     - Тогда расскажи мне про звезды и покажи их  расположение на небе.

     - Хорошо, вот смотри: вон та яркая  звезда,  -  Дмитрий придвинулся ближе к Вере и показал  рукой  в  направлении звезды, -  Полярная. Её легко можно найти. Если  мысленно соединить прямой линией две последние звезды ковша Большой  Медведицы и отложить пятикратное расстояние между ними,  то мы придем к ней. Она находится в конце ручки ковша Малой Медведицы.

     - Кстати, почему они называются Медведицами,  а  похожи больше на ковш?

     - Это древнее название созвездий, видно  такое  богатое воображение было у  древних  астрономов,  увидевших  в  этих звездах медведей.

     - А что видно еще в этом полушарии?

     - Многое. Здесь же видно созвездие Дракона, которое лежит между созвездиями Большой и Малой Медведицами.  Оно  содержит более десятка ярких звезд,  четыре  из  них - вон  те - образуют голову Дракона, а  тело-хвост находится между ковшами Медведиц.

     - Да, это более похоже на Дракона.

     - Ты права... А вон то созвездие в  виде  креста - есть созвездие Лебедя.

     - Ой, смотри, звезда упала!  -  воскликнула  Вера.  -  А правда, что, если загадаешь желание и звезда упадет,  то  оно обязательно сбудется.

     - Может, сбудется, а может,  нет,  -  с  улыбкой  ответил Дмитрий. - Все зависит от людей и обстоятельств.

     - Вон опять звезда скатилась!  -  несколько  сконфужено промолвила Вера, так как до того  она  шутя  загадала  себе, будут ли они здесь заниматься любовью. Выходило, что будут.

     Они лежали сейчас так близко, что Дмитрий ощутил  сладкую волну близости Веры. Он взял её за руку и прижал к себе и начал целовать, шепча нежные слова.

            Она сначала слабо сопротивлялась, а потом затихла. От избытка нахлынувших чувств закружилась голова и куда-то в сторону уплыли звезды. Их тесно переплетенные тела оказались на земле и быть на ней ничуть не хуже, чем витать в облаках или среди звезд. Дмитрий был без ума от ее бархатистого тела. Он покрывал поцелуями все, что попадалось ему на глаза: лицо, губы, шею, грудь...

            Закрыв глаза и отвечая на его ласки, Вера издавала какие-то непонятные сладостные звуки. Им хорошо было вдвоем, они были не только на вершине горы, а и блаженства. Эта неповторимая ночь подарила им много радости и счастья. Вера при лунном свете выглядела богиней. Она тогда ему казалась единственной и неповторимой, сошедшей с небес Мисс Вселенной любви...

     Под утро, спустившись с горы, влюбленные бродили по берегу горного озера, купались, плескались, бегали на  перегонки и делали многое такое, что  могут делать только  влюбленные.

     После всего этого Вера и Андрей долго отсыпались в  палатках, пока их не растормошила сердобольная Марина, кашеварившая в тот день у костра. А вечером прибыли гости и они, перекусивши на скорую руку, всей своей компанией, свернув  палатки, двинулись в поселок. Их ждала новая интересная работа.

 

                                                *        *         *

 

 

     Закадычный друг отца, шумный и общительный профессор Лесков Иван Иванович появился, как всегда, неожиданно и под вечер. Он суетился, шумел на своих помощников,  разгружавших привезенный им ценный груз.

     -Ребята, - просил он, - поосторожней с ящиками, не уроните! Ведь там уникальные вещи!

     И те работали аккуратно, без спешки,  снимали  ящики  и заносили их в помещение, где предполагалось провести  эксперимент. Профессор успокоился только тогда, когда всё было перенесено. Югов-старший пригласил его поужинать и они  поехали на квартиру, где он остановился. За ужином Иван  Иванович разговорился и поведал интересную историю раскопки  кургана.

     - Знаешь, Андрей, - обратился  он  к  отцу  Дмитрия,  - мысль покопаться в этом кургане подал мне Витька Заволодько, сын покойного Алексея Ивановича.

     - Как же, помню, -  отозвался  Югов-старший,  -  хорошо помню и сына, и отца,  с моим папаней они были большие друзья - водой не разольешь.

     - Так вот, как-то он мне написал в Киев, что нашел  интересный курганчик, на реке Чунгул. Я приехал и меня, как огнем обожгло: здесь ждет меня  удача.  Место для кургана очень удобно выбрано. Стоит на высоком  берегу реки, у слияния двух притоков и с него  открывается  чудный вид на пойму, заливные луга.  Красотища  необыкновенная! Очевидно, покойный хан часто бывал здесь  и  любовался  этим  раздольем.

     - Выходит, в старину люди тоже любили природу,  -  вступив в разговор Дмитрий, - ценили красоту, тянулись к  прекрасному, а не только воевали.

     - Ты прав, Дмитрий, предки любили и ценили  прекрасное. А какие тогда художники и мастера жили! Посмотришь иной раз на старинную работу- глаз оторвать нельзя . То, что хан был человек весьма мудрый, говорит тот  факт, что прожил он довольно долгую жизнь.

     - Откуда тебе это известно? - спросил Югов-старший.

     - По костям. Мы экспериментально установили, что  когда он умер, ему было лет пятьдесят. Сами,  надеюсь,  понимаете, что в те бурные дни не так-то просто  было  прожить  столько лет и оставаться на вершине власти. Тогда редко кто  доживал до столь почтенного возраста, хана могли трижды убить, отравить и свои,  и чужие.

     - Да, - промолвил отец Дмитрия, - времена  были  варварские.

     - А что дальше было, расскажите, пожалуйста, дядя Ваня? - попросил Дмитрий.

     - Дальше было сравнительно просто. Мы подогнали  технику и методично, слой за слоем, стали делать срезы. Как выяснилось, ханскую могилу кочевники вырыли на вершине другого  небольшого кургана бронзового века. Насыпь нового кургана,  вероятно, сооружали очень долго, срезая и укладывая вокруг  могилы пласты дерна, нарезанные в долине реки. Курган получился очень высокий, величиной с многоэтажный дом, вокруг  него размещался большой ров диаметром в шестьдесят метров,  шириной в полтора метра и примерно такой же глубины.

     - Да, грандиозное сооружение, -  промолвил  Дмитрий,  - почти  как египетская пирамида.

     - Пирамида - не пирамида, но впечатление создает  солидное, - промолвил старый археолог. Такая конструкция кургана характерна для позднекочевничьих скифских курганов.

     - И что там нашли? - поинтересовалась Вера.

     - Нашли многое. На наше счастье могила оказалось не разграбленной, как это часто бывает в нашей практике: копаешь,  копаешь, а там все уже растащили давным - давно.  Грабители  ведь жили во все времена. А  эта, как  заколдованная,  осталась нетронутой. Вокруг могилы мы обнаружили  останки пяти  парадно убранных и оседланных лошадей и напутственную пищу  кочевников - десять баранов. Там же находилась и вода в  прекрасно сохранившихся  византийских амфорах.

     - В амфорах? - удивленно переспросила Вера.  -  Неужели византийские купцы проникали так далеко в  степь  со  своими товарами?

     - Представьте себе, Верочка, в те далекие времена  торговля была очень развита. Торговали с кочевниками многие:  и Византия, и Греция, и Китай, не говоря уж о славянских  племенах.

        -Что еще вы откопали в кургане? - спросил  Дмитрий

     - Вы не поверите, но, когда мы открыли саркофаг, то я был на седьмом небе от счастья! Хан был просто засыпан уникальными предметами роскоши, работ древних мастеров.

-А золотых вещей много было? - спросила Вера.

-Почти все, даже шлем был позолочен.  Такого  богатого захоронения я никогда в своей жизни не встречал.  Всего, что мы нашли, не перечесть. Там были драгоценности, убранное драгоценными камнями оружие, позолоченный шлем,  редкой  работы кольчуга, несколько обшитых золотом и жемчугом кафтанов, серебряная, золотая посуда, два великолепных золотых перстня с камнями, золотые гривны, серебряные пояса, предметы  быта. На груди у хана находилась массивная  золотая цепь, а в правой  руке  была  зажата золотая гривна - знак особого ханского достоинства. Справа от головы  лежали  аксессуары  верховного  жреца:  роскошный  кубок-курильница на высоком поддоне  работы средневековых западноевропейских  ювелиров. По  форме  этот кубок напоминает  «древо жизни», которое венчает распустившийся цветок.

     - Ой, как это интересно! - воскликнула Вера. -  Мне  бы на это все посмотреть!

     - Часть этого богатства я привез  с  собой,  чтобы  вы помогли мне установить имя этого хана. Дело в том, что  ни  на предметах, ни на одежде - нигде  нет  ничего,  чтобы  помогло бы раскрыть его имя. Как это важно для истории нашей  страны,  я думаю, все понимают.

     - А какой примерно возраст этого захоронения?  -  спросил Югов-старший.

     - Если судить по вещам, то наиболее  поздние  предметы, как-то: нагрудная цепь, серебряные пояса, некоторые  детали колчана - датируются где-то серединой первой половины ХII века.

     - Солидный возраст, - задумчиво промолвил Югов-старший.

- И ты хочешь, чтобы мы проникли в XII -  XIII  века  с  помощью той аппаратуры, которая у нас имеется?

     - Я надеюсь на это! Проник же ты в тайну Черной пещеры, почему здесь этого нельзя сделать?

     - Да, но там  условия  хранения  информации  были  уникальными. А у тебя что? Только шлем хана  да  его  череп  и кое-что из одежды и оружия, к тому же всё это  местами  подпорченное.

     - Я все это понимаю, - сказал археолог, - и надеюсь  на твою изобретательность, на твою технику.

     - Попробуем, конечно,  попытка -  не  пытка,  -  промолвил Югов-старший.

     Затем он предложил всем отправиться отдыхать,  так  как рано утром надо было смонтировать аппаратуру и настроить  её на работу с этими уникальными экспонатами.

     

 

                                                            *        *        *

 

     На следующее утро лаборанты и помощники двух  профессоров вскрыли привезенные ящики и стали монтировать  экспонаты на заранее подготовленный манекен.

     Череп хана аккуратно установили на специальную  разжимную головку, снабженную детекторами, на  него  надели  гибкую электропластиковую шапочку со  встроенными  чувствительными элементами, а на шапочку - позолоченный шлем с  полумаской, закрывающей нос и шею воина. На туловище манекена натянули отреставрированный кафтан византийского  покроя,  украшенный позолоченными серебряными бляхами  со  вставками  из самоцветов и отделанный в некоторых местах жемчугом. От  ворота кафтана до подола шла широкая полоса узора, состоящего из двух рядов клеток, где в каждой из них был вшит  золотой кружок  диаметром пять  сантиметров, обнизанный  жемчугом  с изображением ангела.

     Женщины, которые надевали на манекен эти  вещи,  только охали и ахали - такого чуда они никогда в своей жизни не  видели.

     - Иван Иванович! -  обратилась  к  профессору  Вера.  - Откуда у кочевников такая богатая одежда?

     - Видишь ли, Верочка, эти  нарядные  костюмы  пошиты  в Константинополе, их в основном шили для византийской  знати. Кстати, тогда, в XII веке, в моде  были  отрезные  по  талии распашные кафтаны с подолом из малинового китайского  шелка, собранного в поясе мелкой гофрировкой.

 

     - Не думала - не гадала, Иван Иванович, что в  те  далекие времена люди думали о моде, и даже кочевники тоже стремились носить модную одежду.

     - Мода, Верочка, была, есть и будет, пока существует человек, и особенно вы - прекрасный пол,  -  сделал  комплимент женщинам Иван Иванович. - А попадали эти прекрасные  вещи  к кочевникам различными путями.  Например,  были  их  добычей  после удачных набегов на города и поселения  греков,  византийцев и прочих. Такую богатую одежду дарили ханам за  военную помощь византийскому императору.  Она  также  служила для подкупа сторонников в политической игре Византии...

     Надев на манекен нашпигованный датчиками кафтан, мужчины помогли женщинам надеть на него кольчугу.  Теперь  манекен выглядел, как заправский древний воин-кочевник. Его опоясали серебряным поясом, к которому прикрепили оружие, кривую саблю и колчан. Когда на манекен  все  надели  и навесили, получилась удивительная картина  облика хана, жившего на рубеже XII -  XIII  веков.  Теперь осталось только  воспроизвести  думы  и  помыслы  этого знатного полководца. Накрыв манекен специальным защитным экраном и подключив все чувствительные элементы  и  датчики  к пульту управления, все участники этого  необычного  эксперимента стали ждать результатов своей работы.

     Компьютер по заранее сделанной программе начал прощупывать остаточные энергетические мысленные слои, которые  сохранились в костях черепа, шлеме, одежде и элементах вооружения этого древнего воина.

     Сначала на экране видеомонитора ничего  не  было  видно, кроме снежного вихря помех. Но  постепенно стали вырисовываться какие-то зримые образы, послышались  голоса.  Все, затаив дыхание, смотрели на экран,  пытаясь  понять,  что там происходит. Наконец,  появилась  резкость  изображения  и зрители увидели на экране конницу,  быстро  скачущий  отряд. Лица всадников были довольно смуглые. Слева у каждого  воина свисали кривые сабли, справа колчаны со стрелами, за  плечами были луки. Рыжие лисьи малахаи с длинными  ушами  были завязаны. Это делало их головы похожими  на  рыжие мохнатые осенние репейники. Скакали они на коротконогих низкорослых степных лошадях. Позади конницы ехал отряд  из  телохранителей и приближенных хана. Под ним самим находился статный жеребец с серебряной уздечкой. Левой рукой хан держал  уздечку, а  правой нагайку, которой он периодически подстегивал коня. Мысли его были заняты предстоящим набегом  на уруские земли. Так рано, по весне, половцы никогда не выступали. Хан Кунтувдий, так звали его в половецкой степи,  рассчитывал на неожиданность своего похода. До первого  городища урусов было не так уж далеко,  как  впереди  неожиданно для  него конница остановилась. Из глубины веков до  исследователей  и зрителей этого необычного эксперимента донесся сильный  мужской голос. Слова эти первоначально были непонятны,  но  голос сам по себе завораживал. В его интонациях  чувствовалась властность и несгибаемая воля хана.

     Параллельно, точнее, синхронно  голосу,  компьютер  начал передавать машинным голосом русский перевод разговора.

     - Будубей, - гортанно крикнул хан, сидевшему  на  пегом скакуне нукеру, - выясни, что там впереди,  почему  остановились?

     - О, великий хан, да продлится твое царство вечно, урусы в лесу на дорогах сделали завалы, коннице не пройти.

     Раздраженный такой непредвиденной задержкой, хан  распорядился разобрать впереди все завалы и засеки, а сотне Аблай - хана выдвинуться вперед на разведку. Он велел войску  спешится и сделать привал. Для хана тут же на месте  быстро  собрали  походную  юрту. Откинув полог-шкуру снежного барса, закрывавшего вход в юрту, хан подошел к бронзовой  китайской  печке, размещенной в центре юрты, прямо под  тоно  (круглым  отверстием вверху юрты) и сел на шелковые подушки. Затем он распорядился, чтобы к нему срочно пришли на совет младшие  ханы и наяны (командиры). Вскоре юрта была полна  народу,  справа от хана сидели два его сына Туру-хан и Шегут-хан, слева  родные его братья и другие родственники и командиры отрядов.

     Посмотрев тяжелым взглядом на всех  присутствующих,  хан сказал:

     - Кто-то предупредил урусов о нашем  походе.  Они   успели сделать  на дорогах  завалы из  деревьев.  Теперь обход займет много времени и сил. Кто же этот пес,  предупредивший урусов?

     - Хан Кунтувдий, да продлит вечное небо  твои  счастливые дни, я, кажется, знаю, кто предупредил их.

     - Говори Мен-баша, - приказал хан Кунтувдий,  уперев  в него пристальный взгляд.

     - Это те двое неверных, которых на днях захватила  наша разведка. Молодого, кажется, звали  Фотием,  он  сын  знатного купца из Киева, а другого - мальца - зовут Лукашом.

     - Я же распорядился, чтобы их отправили в обоз и там   не спускали глаз с них! - грозно проговорил хан.

     - Ты прав, о мудрый хан, но жалкий твой раб Слююнбай  проспал их. И они ночью бежали, прихватив наших коней.

     - Где этот жалкий пес, который упустил  гаденышей?

     - Он схвачен и сидит в колоде, ждет вашего  высочайшего повеления.

     - Отрубить паршивцу голову  в назидание другим!..

     Мен-паша, пятясь и  кланяясь, кинулся  исполнять приказ грозного хана. В юрте возникла   минутная  тишина.  К этой поре был готов нехитрый кочевничий обед и  хан  пригласил присутствующих отобедать с ним.

     Омочив кончики пальцев в чаше для омовений, хан острым, как бритва, ножом отрезал себе баранье  ухо  и  быстро  съел его, запивая вином, поданным ему в серебряном кубке...

 

     - Этот кубок, который он держит в руке, мы нашли в  его могиле, - тихонько проговорил Югову профессор Лесков.

     - Ваня, слышишь, - обратился к профессору Югов-старший, - ужас, как они едят, ты посмотри,  как  хан  умолол  баранье ухо? Меня чуть не стошнило.

     - Э - э, ничего ты не понимаешь! У них баранья  голова  - это знак почета, а ухо - деликатес.

 

     Насытившись, хан вытер вспотевший лоб  шелковым китайским платком и обвел мрачным взглядом присутствующих и приказал:

     - Приведите шамана!

     В юрте появился одетый в шкуры шаман, обвешанный погремушками и с бубном в левой руке. Он, медленно  пританцовывая, приблизился к хану и остановился перед ним в немом поклоне.

     - Поведай нам, шаман, идти ли нам вперед на  урусов  или повернуть коней в степь?

Шаман страшно завыл и, пританцовывая, принялся за свое колдовство. Он кружил, бил в бубен, трещал погремушками  и  танцевал в каком-то непонятном завораживающем ритме.  Его  танец то убыстрялся, то, наоборот, замедлялся, и  длился  довольно долго. Наконец шаман от изнеможения упал на войлочный  ковер и, протянув правую руку на запад, произнес только одно  слово: «Урда! (Вперед!)».

     Глаза хана все это время следили за шаманом, а мысли были заняты  своим: как  быть?  Неожиданность нападения на урусов раскрыта, а они славные воины. Не зря  их племена славянами прозвали, что сродни слову - слава. У него только два пути: уйти, не  солоно  хлебавши,  как  говорят русские, или попытаться напасть на них с ходу. Может, славяне не успели еще приготовиться к бою как следует?

     Теперь, когда шаман произнес слово «урда», сомнения его развеялись. «Надо идти вперед, - подумал он,  -  пути  назад  нет. Если  вопреки призыву шамана повернуть  войска назад, то вся половецкая степь будет говорить, что великий  хан  Кунтувдий трус. Этому не бывать!»

     Утром хан приказал нукерам выступать вперед, сказав:

     - Копыта наших коней раздавят урусов! Мы  возьмем  богатую добычу, каждый из вас возьмет столько богатства,  сколько унесет его конь! Вперед, мои храбрые нукеры!

     Мало кто из приближенных хана знал, что его  движет  не только желание взять богатую добычу, но и глубоко  затаенная обида на киевского князя, по вине которого хан  много лет  отсидел в темнице. И только  благодаря  заступничеству  Рюрика (свата киевского князя) его отпустили на свободу. Теперь  он мстил киевскому князю за свое заточение и поклялся  разорить его земли...

     Днем, когда конница была на марше, их остановил  сотник ханской разведки. Он спешился и, преклонив перед ханом  колени, произнес:

     - Позволь, о светлейший хан, верному рабу  твоему,  обнять копыта твоего коня и  сказать,  что  впереди  за  лесом стоит уруское войско. Их лучники из дозора  напали  на  нас. Бьют метко, на полполета стрелы убивают прямо в глаз.

      - Великий хан, - молвил Туру-хан, - это уруские снайперы-охотники. Так они охотятся на белок, целясь прямо в глаз, чтобы не повредить шкуру.

     - Туру-хан, - приказал хан Кунтувдий, - пойдешь  впереди со своими нукерами!  Остальным двигаться через лес тремя колоннами.

     Всадники разделились на колонны и неспешной рысью двинулись вперед в полном молчании, лишь глухо стучали копыта лошадей  да изредка раздавался их  храп.  Вставшее  над  лесом солнце сверкало на полированных латах воинов, на остриях копий и на кривых саблях.

     Чутье опытного воина подсказало хану, что, выйдя из  лесу, он встретится с войском урусов. Сколько их? Судя по всем признакам, численность войска киевского князя  будет  раза  в два меньше его войска, так как они не могли  быстро собрать свои дружины. Он же заранее подготовился к этому набегу  и  успел собрать в половецкой степи достаточно много нукеров.

     Предположение хана Кунтувдия было в основном верным. За лесом на большом поле он увидел княжескую дружину с  ополчением. Его удивило только то,  что  урусов  оказалось  значительно больше, чем он ожидал.

     В то время он еще не знал, что урусы применили  военную хитрость. Они посадили на коней набитые соломой чучела,  завернутые в старые холстины, кафтаны, шаровары и другую  первую попавшуюся одежду. К бокам  таких  чучел  они  прицепили колья и длинные жерди в виде пик. Таким образом,  их  войско со стороны выглядело внушительно и хан Кунтувдий не  решился сходу на марше атаковать урусов. Тем самым дал   противнику небольшую передышку, которая  стоила  впоследствии  упущенной победы.

     Перегруппировав свои войска, хан расположил  их  в  две линии. Впереди был его авангард из легкой конницы Туру-хана, где  в основном сосредоточились лучники.  Во  втором  ряду стояли главные силы из хорошо вооруженной конницы, под предводительством второго сына Шейгут-хана.  Сам  хан  Кунтувдий расположился на холме, откуда ему было удобно управлять войсками. Рядом за холмом стоял резерв  под  командованием  его брата Углум-хана.

     У русских впереди были поставлены сторожевые отряды копейщиков со щитами, а позади них стояли большой  центральный полк и по бокам, соответственно, полки правой и левой руки.

     Сигналом к общему сражению явился поединок двух богатырей Евлампия и Аджара. Таков был обычай того времени.

     Перед поединком хан подозвал к себе Аджара и сделал ему напутствие. Велел проучить этого уруса и  обещал  за  победу хорошо вознаградить своего батыра.

     На глазах войска Евлампий и Аджар, разогнав  своих  боевых коней, сшиблись с такой силой, что оба оказались на  земле. Поднявшись, Евлампий выхватил из ножен свой  обоюдоострый меч, а Аджар, подаренную ханом, кривую саблю.  Меч  русского воина был длиннее, чем  кривая сабля, но  был и тяжелее, что и определило тактику рукопашного боя. Аджар,  крутился,  как оса, вокруг русского богатыря, осыпая его  градом  сабельных ударов, которые тот парировал щитом и мечом. А удары  меча Евлампия были опасны и чувствительны,  даже  на  расстоянии. Бились богатыри долго и профессионально. Многочисленные зрители с той и другой стороны криками подбадривали  своих. Звенела сталь, трещали щиты, каждый стремился  достать  противника своим оружием, ища слабые и незащищенные места. Так с переменным успехом схватка  продолжалась  уже более получаса, оба противника начали уставать и  как  следствие - ошибаться. Русский богатырь, тесня противника,  прижал Аджара к какому-то болотцу, тот стоял по колено в  воде и дальше ему отступать было опасно. Урусы буквально  взревели, когда увидели, что половчанин загнан в угол  и  вынужден только защищаться. Воспользовавшись ситуацией, русский богатырь, не таясь, взял в обе руки меч и начал наносить  такие  удары  по противнику, что у того раскололся щит. Видя,  что  его  богатырь проигрывает поединок, хан Кунтувдий приказал начать атаку на правый фланг урусов. Он понимал, что  победа  русского богатыря на глазах его  войска  негативно  скажется  на  моральном духе воинов и придаст  силы  и  уверенности  урусам. Когда хан увидел, как сложился поединок батыров, то впервые нехорошие предчувствия закрались в его сердце. Энергично отгоняя эту зловещую мысль, хан резким властным голосом отдавал приказы войскам.

     Не успела легкая конница доскакать до сражающихся богатырей, как уруский богатырь своим  обоюдоострым  мечем  снес Аджару голову.

     Русские передовые отряды со свистом  и  гиканьем  ринулись на противника. Войска сшиблись, отчетливо был  слышен лязг мечей и сабель, треск ломающихся копий, ржанье  раненых лошадей, крики людей, топот многочисленных копыт.  Все это смешалось в смертельном угаре, сотни людей гибли в  кровавой бойне.

            Военная наука вещь особая, зачастую с непредсказуемыми последствиями. Из двух враждующих сторон  каждая рассчитывает на победу, но никто не может предугадать, на чьей стороне будет  она, эта призрачная, как птица счастья,  победа.

            История военных  походов и битв знает немало случаев, когда малые числом побеждали более многочисленное войско. Здесь  много случайных и не случайных факторов. Порой возглас одного труса или предателя: « Бежим, нас окружают!»- может вселить панику в войсках, страх и неуверенность в победе, и тогда  войско бежит,  от более стойкого и упорного в бою, но малочисленного отряда. Или совсем наоборот, призыв смельчака: « Вперед, друзья! Ура! Зададим им перцу!..» - способны воодушевить и принести победу.

            В бою всякое может случиться, важное все здесь: и выгодность расположения войск, и моральный дух, сплоченность, тренированность стойкость, и умение драться до конца.

     Глаза и помыслы хана Кунтувдия были обращены на  правый фланг, где намечался успех конницы кочевников. Вот - вот  она сомнет здесь урусов. В центре и на другом фланге дела у  хана были далеко не блестящи, урусы там стояли  насмерть.  Подозвав своего брата Углум-хана, он велел ему взять весь  резерв и ударить свежими силами по правому флангу, смять его и выйти в тыл главных сил урусов. Такая тактика боя уже применялась ханом и приносила ему хорошие результаты. Кажется, хан всё делал верно. Но на сей раз ошибся: когда конница  Углум-хана, казалось,  разгромила отступающих урусов, неожиданно к ним подошла подмога и сам Углум-хан  попал  в  окружение  и был  вынужден драться в кольце. Скоро ряды  его  конницы  были  скомканы, схватка продолжалась разрозненными группами и отрядами.  Такого поворота событий никто из них не ожидал. Войска не  выдержали напора урусов и в беспорядке начали  отступать,  затем побежали, ломая конный строй и спасаясь,  кто как может. Увидев это, хан Кунтувдий заскрежетал зубами и приказал командиру своей личной гвардии Серик-хану остановить бегущих. Гвардия поскакала вперед, но остановить бегущих было уже  невозможно. Страх поражения и смерти сковал мысли и души кочевников. Бежали и ханы, и  военоначальники,  и  рядовые  нукеры.  Урусы преследовали убегающего противника, а сам хан Кунтувдий,  видя это всеобщее бегство, приказал свернуть ставку и  со  своими приближенными поскакал прочь с поля боя.  Душа  его  была  в смятении, мысли перескакивали с  места  на  место,  но  одна из них  преследовала его постоянно: «В плен к киевскому князю лучше  не попадаться...» Пришпорив коня, Кунтувдий с остатками  войска, оторвавшись от  преследователей,  всю  ночь скакал на восток в  родные половецкие степи.  Только  на реке Чингул он остановился и велел на высоком правом  берегу разбить лагерь и привести войска в порядок.

     Это была его родина. И в праздник победы,  и когда испытывал  поражения, он возвращался сюда, в любимые  с  детства места, чтобы родная земля дала ему новые силы и мудрые решения.

     Неповторимый по красоте вид на реку  открылся  с  места расположения ставки хана. Далеко внизу серебристой лентой  в даль убегала река, унося свои чистые воды за голубизну горизонта. На левом берегу расстилалось бескрайное  море зеленых лугов, на которых паслись многочисленные табуны лошадей...

 

     На экране возник снежный вихрь помех, воспроизведение мыслезаписей хана оборвалось. Попытки оператора  снова поймать их  не удались и Югов-старший распорядился  выключить аппаратуру.

     Профессор Лесков,  увидев последний пейзаж, сказал:

     - Мне знакомо это место. Красота-то какая! Раздолье какое! Именно такой чудный вид открывается с высоты того  кургана. Правда, наши  варвары-современники  немного  подпортили его, сейчас там внизу многотонные самосвалы, чадя как  паровозы, выползают из карьера и пылят в сторону ДСК.

     - Иван Иванович, - спросила Вера, - зачем, живя рядом с такой красотой, имея такое большие табуны лошадей, люди  грабили и убивали друг друга. Что, им земли не хватало? Судя по тогдашней заселенности, места всем должно было хватать.

     - Ты правильно говоришь, Вера, земли всем хватало - сей, паши, выращивай скот. Но, может быть, здесь  виновата ненасытная человеческая натура, зависть, жажда  наживы,  надежда на легкую добычу. Отсутствие  культуры,  разобщенность племен, предрассудки - все это и приводило к войнам, порой,  брат шел войной на брата, чтобы завладеть  лишним  уделом или великокняжеским троном (столом, как говорили на Руси).

     - Профессор прав, - вступил в разговор Югов-старший,  - вспомни, Вера, историю Древней Руси, междоусобицы князей,  готовых даже с помощью наемников из других стран  отобрать  княжеский стол.

     - Да, были времена тугие, - промолвил Иван Иванович,  - в этой связи хорошо бы, Андрей, с помощью твоей аппаратуры осветить жизнь князя Олега.

     - Какого Олега? - переспросил профессора  Югов-старший.

- Того, который бежал в Тьмутаракань?

     - Он самый, я тебе о нем писал. Его старший  брат  Глеб Святославич, княживший в Новгороде, был предательски убит по приказу Изяслава, который посадил на его место  своего  сына Святополка, он же велел убрать с дороги и Олега, но тот  успел бежать.

     - Теперь припоминаю. Конечно, приоткрыть  завесу над жизнью этого славного человека не так-то просто, но  если ты достанешь живых или мертвых свидетелей той поры, пусть это будут даже камни, я постараюсь, чтобы  и  они  заговорили.  А сейчас, друзья, заканчиваем и всем отдыхать -  распорядился Югов-старший.

 

   назад               к оглавлению                вперёд

 

Сайт создан в системе uCoz