Аркадий Польшаков

 

БОРИС – ПРЕДВОДИТЕЛЬ ЖИРНЫХ КРЫС

(Фантастический роман)

 

 

«Дай Господи вам сил, чтобы изменить то,

что вы можете изменить в лучшую сторону,

терпения и благоразумия, чтобы принять как должное то,

что не по силам вам осуществить,

ума и мудрости, чтобы отличить правду

от неправды, действительность от вымысла!»

Данное художественное произведение распространяется автором в электронном виде на договорной основе, при условии сохранения целостности и неизменности текста, включая сохранение настоящего уведомления.

Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома и прямого согласия владельца авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ!

Все права автора защищены.

Заинтересованным в издании полного текста данного романа лицам и организациям обращаться к автору через Интернет acropol@yandex.narod.ru

Физические и юридические лица, географические названия, страны и континенты, упомянутые в тексте, вымышлены, образы действующих лиц собирательные и не соответствуют действительности. Роман здесь приведен в сокращенном варианте, из него удалены многие главы касающиеся влияния Высших (мыслеполей) на Низших (людей).

Мнение персонажей не всегда совпадает с мнением автора.

СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

АЙ, ДА МЫ, СИПИРЯКИ!

ЛОВУШКА

КРЕЩЕНИЕ НА ЛУССИ

ШКОЛЬНЫЕ ГОДЫ БОРИСА

АЛЕКСАНДР ЮГОВ – ВОСКРЕШЕНЕ

ТАЕЖНАЯ РОМАНТИКА БОРИ ЕЛКИНА

ВСТРЕЧА В КУПЕ ЭКСПРЕССА

БОРИНЫ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

КОМАНДИРОВКА В СИПИРЬ

УРЮПИНСКИЕ САМЫЕ…..САМЫЕ

НЕБЕСНЫЙ ГОСТЬ

СТОЛИЧНЫЙ ЖУРНАЛИСТ

ТОСКА ЗЕЛЕНАЯ, КАК МНОГО В ЭТОМ СЛОВЕ

БОРЬКИНЫ УНИВЕРЫ

ЗАЧЕМ ВЫ ДЕВУШКИ БУГАЕВ ЛЮБИТЕ

ФАМИЛЬНЫЙ МОНОЛОГ

СВАТОСВСТВО БОРИСА

РЫДАЛА НА СВАДЬБЕ ГИТАРА

ДИАЛОГ С ПОСЛАННИЦЕЙ СВЕТА

ПУТЕВКА В ЖИЗНЬ

ЛОМАТЬ-НЕ СТРОИТЬ

ЮРОДИВЫЙ – Алексей Хромоногов

БОРИСКИНЫ СНОВЕДЕНИЯ

РАНО У КОЗЛИКА ВЫСУНУЛИСЬ РОЖКИ

ГОРБИК-РЕХОХМАТОР

ДТП В ПРОСТОКВАШИНО

ЕЛКИН – ПАЛКИН ПРЕЗИДЕНТ ЛОССИИ

ЖЕРТВА АМУРА

НАРОД ЛОССИИ

БОРИСКИНЫ ДЕТИ

СЛУЧАЙНАЯ ВСТРЕЧА

ПУТЧ ГКЧП

ЧЕРНОВЕЖСКАЯ ПУЩА

НОВЫЙ ГОД В ЛОССИИ

РЕПОРТЕР ГОРЕНКО

СОЛО БЕЗДАРНОГО НА УДАРНЫХ

КАК ЛУЖА СЕЛА В ЛУЖУ

МАЛЕНЬКАЯ ВОЙНА В БОЛЬШОЙ СТРАНЕ

ГЕНЕРАЛ УДАЕВ

ПОСЛЕДНЕЕ ИНТЕВЬЮ ГЕНЕРАЛА

ПОГОНЯ

ВТОРОЙ СРОК БОРИСА

ЧЕРНЫЙ ОКТЯБРЬ

ДОМКРАТ-ДЕМОКРАТ

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧЕРНОГО ОКТЯБРЯ

ПЕТЬКА-РОБИНГУД

ПАДЕНИЕ БЕЛОГО ДОМА

ДВОЙНИКИ

ВСТРЕЧА ДРУЗЕЙ

ФОРМУЛА ГОСУДАРСТВА

Основные законы мироздания

Формулы построения стабильного государства

О важности ротации власти

Схемы построения стабильного государства

АНДРОПОВСКИЕ ЛЕЙТЕНАНТЫ

КОБАНЬЯ ОХОТА ВОЖДЕЙ

АРТИСТ

ЧП…В БЛАГОРОДНОМ СЕМЕЙСТВЕ

ПОСЛЕДНИЙ СОН ПРЕЗИДЕНТА

ВРЕЗАЛ ДУБА СТАРЫЙ «ЦАРЬ» - – ДАЗДРАВСТВУЕТ ГОСУДАРЬ !

НА СУДЕ БЕСОВ-МЫТАРЕВ

ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА

ЗАВЕТЫ ВЫСШЕГО

ЭПИЛОГ

P.S

НАЗВАНИЯ СТРАН, КРАЕВ, ГОРОДОВ, ФИО ДЕЙСТВУЮЩИХ ЛИЦ

СИПИР - значительная по площади территория в 66-м параллельном мире, простилающаяся от Хуральских хребтов до сопок Мазадана;

ЛОССИЯ – евроазиатская страна, названа по одному распространенному в Сипири рогатому животному - лосю;

ВЕЛИКОЛОСИ, МАЛОЛОСИ – народности Лоссии.

ЗАХУРАЛЬЕ – край, расположенный за Хуральскими горами,

ЗАХУДАЛЬЕ – озерный край, расположенный в Сипири;

УКРАЛИНА – европейская страна, у которой украли её старое название – Киевская Русь,

КАХАХСТАН – азиатская страна,

ХРУЗИЯ – хавказкая страна,

ХАМЕРИКА – страна на Хамериканском континенте со столицей Башингтон,

АХРИКА, ХАЗИЯ, ХАМЕРИКА – густонаселенные континенты Земли,

СНГ - Содружество независимых государств (в простонародье - Содружество недоделанных губошлепов);

ТОСКА (Тосква) – столица Лоссии;

СЕЧНЯ – хавказкая автономия, расположенная на юге Лоссии;

ГЛУХОРОВСК – небольшой провинциальный городишко в Сипири,

ПЕТРОЛАПОВСК – города в Лоссии и Кахахстане,

МАЗАДАН – город на дальнем востоке Лоссии,

АРДЕК – пионерский лагерь, расположенный в Крыму на берегу Черного моря;

АДЕССА – город на берегу Черного моря;

ОСТОВ на ДОНУ (ОСТОВ-ПАПА) – город в Лоссии;

ЗАПАРОЖЬЕ – «мисто на Укралине», где когда-то была образована вольными казаками Запорожская Сечь.

ХРЯКОВ – областной центр одноименной области в Укралине;

ВОРОНЕСС – областной центр одноименной области в Лоссии;

ШТАЛИНГРАД – город-герой на Волге;

ВРЕДЛОВСК - город на Хурале;

УРЮПИНСК – небольшой городишко в Шталинградской области;

ГКЧП – (в простонародье - Гнилая Кучка Чеканутых Перхунов);

КБГ (Комитет Безымянных Гробовщиков);

АНДРОПОВСКИЕ ЛЕЙТЕНАНТЫ – выпускники Высшей школы КБГ, продолжатели дела своего шефа - Андропова.

РАЗГОВОРНЫЕ ЯЗЫКИ: – хитайский, лусский, укралинский, сеченский, хранцузкий, фанглийский, бельмецкий (в быту лоссияне часто говорят – не бельме по бельмецки не понимаю),

БОГ- ДАН (БОГ, ВСЕВЫШНИЙ)- всеобъемлющее бестелесное волнообразное положительно заряженное энергетическое разумное мыслящее поле, большой мощности;

АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ – начальник Божьего воинства,

МЫСЛЕПОЛЕ КБ – бестелесное волнообразное положительно заряженное энергетическое разумное мыслящее поле (в земном понятии - душа);

ЛЮЦЕ-ХЕР - всеобъемлющее бестелесное волнообразное отрицательно заряженное энергетическое разумное мыслящее поле, большой мощности;

НЕЧИСТАЯ СИЛА, НЕЧИСТЬ - бестелесное волнообразное отрицательно заряженное энергетическое разумное мыслящее поле;

ЧЕРНЫЙ ГНУСИН – погибший напарник Нечисти,

ЕЛКИН БОРИС НИКИТОВИЧ, ЕБН, БОРИС или просто БОРЯ – первый президент Лоссии, разваливший Нерушимый Союз путем вывода из его состава Лоссии,

НАНА ЕЛКИНА (в девичьи – СТАРЫХРЕН) – жена ЕБН;

КЛАВДИЯ ВАСИЛЬЕВНА – мать Елкина;

НИКИТА ИГНАТЬЕВИЧ – отец Елкина;

МИШКА-МЕЧЕННЫЙ, ГОРБИК-РЕХОХМАТОР, ГЕНСЕК, МИХАИЛ СЕРЕГОВИЧ – руководитель развалившегося Нерушимого Союза;

РАИСА (РМГ, в простонародье - разбрасыватель минеральных гранул или РАЙКА-Максималистка) – жена Генсека Горбика, первая леди Нерушимого Союза;

АЛЕКСАНДР ЮГОВ – человек, которого небесные целители и земные врачи воскресили, вселив в его душу частицу мыслеполя АЮ;

СЕРЖ (СЕРГЕЙ) ГОРЕНКО – популярный репортер столичных газет и телеведущий центрального канала Лоссии;

НИНА СЛАВНЕЦКАЯ – офицер СБ (Службы безопасности Лоссии)

ЮРОДИВЫЙ – Алексей Хромоногов

АЛЕКСАНДР КОРЖ – начальник личной охраны ЕБН;

ЮЛИЙ ЛУЖАКОВ (ЛУЖА) – мер столицы, претендовавший на пост президента Лоссии;

ДВОЙНИК ЕЛКИНА - Борис Никитович Быстроходов;

УДАЕВ – генерал, президент Сечни;

АДЪЮТАНТ генерала УДАЕВА – молодой сеченец с армейской выправкой;

ШТАЛИН – так называемый «вождь всех времен и народов»;

ГРУЩЕВ НИКИТА; ПРЕЖНЕВ ЛЕОНИД; АНДРОПОВ ЮРИЙ; ЧЕРНЕНКО КОНСТАНТИН – первые руководители Нерушимого Союза разных лет,

ЕКАБЕЛИНА 11 – бельмецкая императрица на троне Всеялуси,

ВСЕМИРНАЯ ПАУТИНА – своеобразный Интернет ВЫСШИХ,

НИЗШИЕ – гомо-сапиенсы, люди, человечки,

ФИЛОСОФСКИЙ КАМЕНЬ – своеобразная «флешка» ВЫСШИХ.

ПРЕДИСЛОВИЕ

- Параллельные начала,

Параллельные миры,

Боги сделали немало…

Для забавы и игры.

Здесь и клоны, и двойняшки,

Так похожи их черты,

И не боги, а «дворняжки»,

Превентивные мечты:

Больше власти, денег, воли,

Все и сразу, без труда,

И любовь без страсти, боли,

Как баланда, как бурда!

(Из философского сборника Аркадия Польшакова)

Уважаемые читатели, критики по-разному классифицируют те или иные литературные произведения. Хотя в принципе все литературные произведения, даже исторические можно отнести к области фантастики, поскольку они написаны фантазией автора и никогда в полной мере не соответствуют действительности.

Как шутят некоторые историковеды: «История - это наука о том, каким должно было быть прошлое по умозаключениям историков гадающих на кофейной гуще».

Известно, что наука история не имеет сослагательного наклонения. Очевидно, именно потому из нее никогда не извлекают никаких уроков. В Лоссии традиционно так сложилось, что своеобразным учебником жизни для многих лоссиян была литература. А тот жанр литературы, в котором история прошедших времен приобретает сослагательное наклонение, мудрые критики и литературоведы отнесли к фантастике и дали ему название «альтернативной истории».

Правда, время от времени раздаются голоса, требующие причислить к фантастике, сиречь альтернативной истории, едва ли не всю историческую беллетристику – на том основании, что авторы исторических романов в большинстве случаев описывают не реальные события, а лишь свои представления о них. В лучшем случае, это будет реконструкция, сделанная по немногим известным фактам, в худшем – выдумка «по мотивам».

И чем дальше в глубь истории мы будем удаляться, тем меньше фактов и больше допущений окажется в нашем представлении об этих эпохах. Впрочем, то же самое с полным основанием можно сказать и о XX веке, история которого получила звание «непредсказуемой».

Однако, даже в тех случаях, когда изучение документов и свидетельств очевидцев способно дать нам исчерпывающую картину событий, остается еще проблема анализа этих событий. Любой же анализ неизбежно приводит исследователя к сравнению вариантов: того, который имел место в реальной истории, и того, который не состоялся, но мог бы произойти при изменении некоторых условий.

И даже если исследователь не желает лезть в дебри беспочвенного фантазирования, для того чтобы понять смысл и значение каких-либо действий и решений, он вынужден примерять на изучаемые события варианты других действий и решений, тем самым поневоле конструируя альтернативную модель реальности.

Каждый из авторов вносит в написанное им произведение свою долю вымысла. Идеального ничего в мире не существует: ни в литературе, ни в искусстве, ни в живописи, ни в чем-либо другом. Например, идеал мировой красоты витал и витает до сих пор в умах и сердцах многих скульпторов, художников, поэтов и мыслителей. Сикстинская Мадонна – это одна из многих попыток сотворить такой идеал. Но совершенных светлых солнечных идеалов в живой природе не существует. Как известно и на Солнце существуют пятна!

Поэтому можно лишь приблизиться к идеалу. В этой связи читаемое вами настоящее литературное произведения можно отнести к жанру фантастики, конкретно фантастики параллельных миров.

Поскольку мы задели здесь вопрос о параллельных мирах, то постараемся ответить на него исчерпывающе.

Если вы друзья, зададите мне вопрос:

- Существуют ли параллельные миры?

То я отвечу вам - утвердительно!

Давайте логически будем рассуждать так, при этом не станем касаться вопроса существования параллельных миров в галактическом, планетарном масштабе. Пусть об этом спорят и говорят наши шибко ученые мужи, которые уже «напридумывали» много теорий проникновения в такие миры. Все это пока чепуха на постном масле, никто туда пока не проникал...

Мы с вами лучше опустимся на грешную землю и докажем существование параллельных миров путем моделирования на более мелких, небольших объектах исследования - конкретно на человеке. В романе же проведем исследование на сравнительно небольшом количестве людей, в основном это касается верхушки рассматриваемого нами общества.

Начнем с того, что каждый человек по сути дела и есть свой отдельный параллельный, неповторимый, обособленный мир.

Начиная от дня своего рождения и до тризны, каждый из нас в себе создает (рождает) свой обособленный неповторимый микро мир, наполняя его своим видением окружающей нас природы, мыслями, знаниями, мечтами, опытом, стремлениями, короче говоря, всеми материальными и духовными ценностями.

При этом мы редко посвящаем (пускаем) кого-то полностью в свой мир. Даже близких родственников, друзей, коллег по работе, учебе, а тем более недругов, мы не пускаем полностью в свой закрытый микро мир. Всегда остается что-то такое, что не говорим другим, как метко с юмором заметили люди - у каждого из нас есть свой "шкелет" в шкафу. Люди так устроены, что отторгают попытки проникновения кого-либо в свой внутренний микро мир.

При этом заметим, что у каждого из нас сравнительно мал круг общения, соприкосновения с окружающими людьми, а ведь на земле живут миллиарды людей, со своими микро мирами, о которых вы ничего не знаете и даже не догадываетесь. Это происходит потому, что ваш мир не соприкасается с их мирами.

И это хорошо для каждого из нас. Представляете, чтобы было, если бы все могли беспрепятственно проникать друг в друга. Сумасшедший дом получился и только.

Поэтому не зря Матушка природа сделала так, чтобы ограничить проникновение параллельным миров друг в друга. Сделав так называемую всеобщую параллельность и в микро и макро мирах.

Представьте себе, дорогие читатели, что описываемые события начинаются и происходят хотя и на планете Земля, но в каком-то в 66-м параллельном не очень близком и не так уж далеком от нас параллельном мире.

В этом параллельном мире живут в искаженном измерении наши двойники или даже не двойники, а «полтарагейсики» с похожими именами и фамилиями. И исторические события там происходят несколько иначе, чем у нас на Земле, они изменены на величину «δ - 66» (дельта - 66) смещения одной параллели жизни от другой и чем дальше параллельные миры друг от друга, тем сильнее искажения от земных нулевых событий.

Самое интересное, что есть такой параллельный мир, где события коренным образом отличаются от «тутешных». Там в Лоссии нет никакого исторического «развала», и жизнь людей течет без крутых перемен, т.е. происходит нормальное эволюционное развитие общества без революций и мировых катаклизмов. Такой параллельный мир считается нулевым. Мы же сейчас с вами окунемся в события, произошедшие в шестьдесят шестом параллельном мире.

* * *

Настоящее повествования мы начнем с описания богатого и неповторимого по красоте своей края, который в разные столетия, в разных параллельных мирах назывался по-разному, одни называли его Каторгой или Тюрьмой народов, другие - Медвежий угол, третьи - Сипирью (не путать с нашей Сибирью). При этом под этим названием в рассматриваемом параллельном мире подразумевалась громадная территория, простирающаяся от Хуральских гор до сопок Мазадана, где сохранились глубокие чистые озёра, огромные неприступные скалы и темный таинственный лес, который зовется сипирской тайгой.

Сипирь удивляет и покоряет человека своим многообразием, непохожестью на другие места Земли.

Здесь во многих диких, необжитых местах осталась почти нетронутая человеком девственная природа. Суровые условия, большие перепады температур, труднодоступная местность и огромные безлюдные пространства отпугивают людей. Порой до ближайшего посёлка здесь может быть до нескольких сотен километров. И попав сюда, ты остаешься один на один с матушкой природой, существовавшей в своем неизменном величье тысячи лет. И наш далекий предок, древний человек видел то же, что видишь ты, ходил по тем же камням, пил из тех же озёр, собирал кедровые шишки, ловил рыбу, охотился на диких зверей, которые водились и водятся здесь в достаточном изобилии.

Некоторые историки с юморов утверждают, что именно отсюда, а не из Ахрики или Хамерики пошла цивилизация. В подтверждение этому приведем небольшую шуточную миниатюру на эту тему одного из таких исследователей.

АЙ, ДА МЫ, СИПИРЯКИ!

На Западе ученые все гадают, откуда, мол, произошел человек? Одни утверждают, что родиной его является Берег Слоновой Кости, где недавно откопали питекантропа. Другие говорят - Хамерика. Третьи - Хазия…

Чепуха все это! Прародиной человечества является не какая-то там Ахрика или Хамерика, а бескрайняя наша Сипирь-матушка от вулканических сопок Петролаповска - Камчатского до лесостепей Петролаповска кахахстанского.

Вы вправе сказать: теория теорией, но нужны и более веские вещественные доказательства. Пожалуйста, один из таких вещдоков сейчас находится в местном музее города Глухоровска, а другой лежит в моей морозильной камере.

Поясняю. Мы с известным бельмецким антропологом профессором Зайцбергом в вечной мерзлоте древней стоянки человека у озера Поганка откопали кости мамонта. Десятый позвонок от его короткого хвоста попал в музей, а всю остальную заднюю часть моя запасливая жена поделила с женой профессора и припрятала в морозильнике. А передней части уже не было - ее кто-то съел в прошлом веке. Очевидно, и тогда была «перестройка-переройка», и древним ученым кушать тоже хотелось.

Вы в праве спросить, при чем тут теория о происхождении человека и съеденный мамонт? А притом, что если рассуждать здраво и принять во внимание стада мамонтов, пасшихся в древней Сипири, то получается, что кто-то должен был их пасти, ухаживать за мамонтятами, наконец, осеменять и принимать окот у «мамонтих». Правильно я говорю? Кто же с этим поспорит, все правильно!

А осеменять и пасти их тут в Сипири мог кто, только наш земляк - «мамонт-сипиряк», живший в доледниковый период. Не могли же «нигеры» с Берега Слоновой Кости пасти наших мамонтов.

Это исключено. И аборигены с озера Тикикаки тоже не могли сюда забраться. Выходит только наш родной кореш «мамонт-сипиряк» мог это сделать. Усекаете, друзья, мою теорию? Тут даже доказывать нечего, все одно к одному.

Приплюсуйте сюда еще одно немаловажное обстоятельство. А для этого скажите мне прямо и откровенно, где, на ваш взгляд, человек мог первым слезть с дерева и взять в руки палку? В жаркой Ахрике или в нашем суровом сипирском крае? Дарвин и западные ученые как-то стороной обошли этот актуальный вопрос. Но ответ очевиден, он напрашивается сам собой. Зачем ахриканцам слезать с деревьев, на ветках которых их любимые «бананья-пельсины» висят, да потом еще искать палку, чтобы пасти каких-то мамонтов. Это нонсенс! Им в Ахрике и на деревьях хорошо живется - дубиной не сгонишь.

Выходит, только наш предок - «мамонт-сипиряк» мог первым сигануть с березы и поднять палку на мамонта. Спросите, почему на мамонта? Отвечаю: если кушать очень хочется, то будешь пасти и мамонта. Тем более что у этой травоядной скотины много мяса, на целый колхоз (полное название этой трудовой смычки древних людей читается как коллективное хозяйство) хватит, плюс длинная шерсть и толстая, как у бегемота, шкура.

Некоторых из вас заинтересует, как произошло заселение других материков. В моей теории и на это есть ответ. Логично будет предположить, что здешние аборигены, как сипирские живучие тараканы, расползлись по белу свету, когда из-за природных катаклизмов бедные мамонты вымерли, и у людей не стало работы и пищи. По аналогии вспомним перестроечное время, когда наши шибко ученые мужи - «еколомисты» дали слабительное и поставили клизму нашей экономике, отчего многие инженеры, врачи и другие специалисты мигрировали за границу. И теперь где-нибудь в Ахрике некоторые из них с дипломами наших ведущих вузов пасут слонов-потомков древних мамонтов.

Смешно будет, если по истечении веков в тех ахриканских саваннах найдут бренные остатки наших сипирских специалистов и примут их за прах тамошних аборигенов. Опять наука может пострадать.

И напоследок еще один аргумент в пользу моей теории. То, что сипиряки позволили разным кремлевским прохиндеям сделать с Великой страной, неопровержимо подтверждает: мы и есть те самые, которые питекантропы, а кремлевские некоторые руководители наши - чукчи. И раскапывать нас не надо.

Вот они - мы! Все на виду!..

* * *

Надеюсь, вам понравилась эта маленькая смешная полударвинская теоретическая миниатюра о происхождении человека. Но как говорится в каждой печатной маленькой «утке» сидит подспудно здоровая шутка.

Однако продолжим рассказ о Сипири, о её неповторимо красивой суровой природе и, конечно, о её людях.

Суровость этого края, его безлюдность издавна использовалась властями империи для ссылки сюда тысячи и тысячи разного рода революционеров, преступников, диссидентов, философов, ученых, опасных конкурентов и претендентов на власть и прочих неугодных людей, которые пожив здесь, в европейскую часть империи порой уже никогда не возвращались.

Здесь в Сипири на этот счет родилась народная шутка, говорят, что в центральноафриканских джунглях (Мазамбико-Папуа) существует среди аборигенов жёсткий закон: самого слабого и глупого охотника на крокодилов и гиппопотамов отправляют учиться в лучшие университеты и военные академии столицы Лоссии (г. Тоскву), набираться уму разуму…

А в Тоскве существует обратный не менее жёсткий «Кремлевский закон»: самых умных и умелых посылают к чукчам на Колыму или Чукотку набираться «уму-разуму»…

Впрочем, где наша «раша» только не пропадала? Наша «раша» пропадала везде!

Но, друзья, была и есть другая Сипирь, которая стала родным домом для многих людей разной национальности, которые полюбили этот край и много сделали для его развития и процветания. Сейчас все они называются значимым, ёмким именем - СИПИРЯКИ.

Сипирская таёжная глубинка хранит в себе много тайн и загадок. Так приоткроем хотя бы несколько из них…

ЛОВУШКА

- В безлюдных местах Захудалья,

Где ищут алмазы в ручьях,

Казак с запорожского края

Скрывался в лесах, был в бегах.

Однажды студеною ночью

Пролил над землей звездный дождь.

Болид, разорвав небо в клочья,

Упал под сосну странный гость.

Под утро, найдя звездный камень,

Отшельник открыл в нем секрет.

Имел он Вселенскую память,

В нем жил удивительный свет…»

(Из сборника «Философский камень» Аркадия Польшакова)

Божественное мыслеполе КБ не могла долго жить и трудиться в Небесной епархии зная, что мыслесинапсы её горячо любимого мужа находятся на Земле, в не очень благополучном «шестьдесят шестом» параллельном мире.

Как известно искореженные в неравной борьбе с Силами Зла остатки её мужа мыслеполя АЮ (читай об этом в романе «Воскрешение») были воскрешены к жизни в теле мертворожденного мальчика, которого совместными усилиями Небесных целителей и земных врачей воскресили из мертвых. Теперь гены души мыслеполя АЮ росли и развивались в теле человека по имени Александр Югов.

Небесная епархия по-прежнему жила сваей активной жизнью защищая интересы людей от нападок Сил Зла во всех «шестисот шестидесяти шести» параллельных мирах.

Небесный сын АЮ и КБ, мыслеполенок Ай, за это время уже вырос и возмужал. Он был уже взрослым мыслеполем и служил посыльным в Небесной Канцелярии. Поэтому свободное от семейных забот мыслеполе КБ напросилось, чтобы её направили на Землю в любом качестве, чтобы «Пасти» земную паству и чаше видеться АЮ, точнее с Александром Юговым.

Посылка её на Землю в качестве Посланницы ускорилась, после того как её предшественник мыслеполе ВМ напоролся на засаду устроенную ему Нечистью, которая считала Землю своей вотчиной.

Это произошло следующим образом.

При подлёте к Земле Посланника (мыслеполя ВМ), его мыслерадар заметил какую-то спиральную энергетическую паутину. Но мысли ВМ были заняты предстоящей встречей с друзьями на земле, а не врагами. Поэтому он не уделил должного внимания такому пустяку, поскольку спираль была ничтожно мала и её энергетика не вызывали никакого беспокойства. Окружающее Землю энергетическое пространство казалось обыденным и спокойным.

Именно на такой сценарий развития событий и рассчитывала Нечистая Сила, создавая ему ловушку.

Хитрость заключалась в том, что закрученная в спираль, энергетическая паутина, имея собственный небольшой потенциал, могла многократно увеличить свою энергию, используя для этого громадную по своей мощности кинетическую энергию движения мыслеполя Посланника в геомагнитном поясе Земли.

Это явление немного похоже на работу обычного электромагнита. Если сама по себе электрическая спираль электромагнита бесполезна, то движущийся в ней заряженный сердечник по известным земным законам физики начинает вырабатывать в спирали энергию, и она тем больше, чем больше скорость движения сердечника в спирали.

На подобном эффекте и подловила его Нечистая Сила.

При вхождении в ионосферу Земли капсулы мыслеполя ВМ случилось что-то непредвиденное. Его энергическую капсулу вдруг круто по спирали понесло к поверхности Земли, и она врезалась на громадной скорости в плотные слои атмосферы. Пришлось Посланнику (мыслеполю ВМ) применить режим экстерного торможения и включать аварийную систему спасения. Плазма гасила плазму, защитная оболочка капсулы утончалась с критической скоростью, по траектории полета капсула должна была врезаться в небольшой поселок Ванавара у реки Подкаменная Тунгуска, где жили местные аборигены и охотники-промысловики праправнуки запорожских казаков бежавших в эти глухие края от коварной императрицы Екабелины 11.

Этого Посланник не мог допустить, чтобы из-за него погибли ни в чем не повинные люди.

Рискуя получить значительные повреждения мыслесинапсов, ему все же удалось пролететь на безопасной высоте в стороне от поселка. И на высоте в нескольких десятках километров, почти у самой земли, он успел катапультироваться, но, к сожалению не совсем удачно.

Взрыв равный по мощности нескольким тысячам ядерных зарядов (здесь идет сравнение с одной ядерной бомбой, которую сбросили хамериканцы над Херосимой), отбросил его на значительное расстояние от эпицентра.

Посланника сильно контузило, и он долго не мог прийти в себя.

Старожилы этого края потом рассказывали, как неожиданно в небе вспыхнул яркий свет. Огненное тело на огромной скорости пронеслось над их поселком и гулко взорвалось где-то далеко в тайге. Сила взрыва была такой огромной, что на десятки километров повалила вековые деревья, как будто это были не деревья, а тонкие бракованные спички лосийского завода «Маяк в глуши».

Мощная взрывная волна трижды обошла Землю. После взрыва в поселке было так светло, что ночью на улице можно было читать газету.

Ученые Земли во всех параллельных мирах до сих пор ищут, но так и не могут найти однозначное научное объяснение Тунгусскому феномену. Главной загадкой для них остается местонахождение ударного кратера метеорита, поскольку кратера как такового нет. Экспедициями было обнаружено, что вокруг места падения метеорита лес повален веером от центра. Самое интересное, что в эпицентре часть деревьев осталась стоять, но без ветвей.

Гипотез Тунгусского феномена выдвинутыми земными учеными существует более ста. Версии ими высказываются самые разные. Наиболее популярная версия - о падении метеорита. Но есть и экзотические предположения, один ученый, зная, что Сипирь богата нефтью и газом, выдвинул версию, что в тайге мог взорваться болотный газ (интересно спросить у этого шибко ученого мужа: - А сколько болотного газа нужно взорвать, чтобы так жутко жахнуло, как тысячи Хиросимы?).

Некоторые ученые склоняются к версии катастрофы НЛО, другие – к катастрофе инопланетного космического корабля (КК). Причем последние, совсем недавно (десять лет назад) неподалеку от поселка Ванавара обнаружили какие-то металлические стрежни, по нашей версии от лусского болотохода. Руководитель этой экспедиции некто Ю. Лавбин, уверен, что его экспедиция обнаружила обломки не болотохода, а космического корабля, который спас Землю от катастрофы. По его версии КК расколол комету, опасно двигающуюся в направлении Земли, осколки которой попали на Землю, а большая часть кометы прошла мимо. По мнению ученого один из осколков кометы повредил инопланетный корабль, и тот совершил вынужденную посадку. Впоследствии экипаж отремонтировал КК, и они благополучно покинули планету, оставив на земле вышедшие из строя блоки, которые и были, якобы, найдены их экспедицией.

Чтобы не говорили наши или заграничные ученые, но загадка Тунгусского феномена (именно – феномена, а не кометы, глыбы льда или метеорита) кроется в другом.

Для этого мы с вами, друзья, вернемся во временном историческом интервале назад к описываемым событиям, прошедшим в нескольких километрах от Ванавара, когда взрыв большой мощности почти до ужаса напугал туземцев и пришлых людей, жителей этого поселка.

Местные аборигены кинулись к шаману с просьбой разъяснить, что это было, ни наступил ли Конец Света.

Шаман развел посреди поселка костер и при большом скоплении разношерстного коренного и пришлого народа, начал свой мистический танец. Бубен его звенел особенно резко в тот день, гортанные крики на древнем языке аборигенов вселяли непонятный страх. От протяжных волчьих завываний шамана у многих мурашки бегали по коже. На голове у него качалась волчья шапка с оленьими рогами, сам он был одет в шкуру росомахи, расшитую непонятными старинными узорами:

- Арамбала калемула тамлама ай купену-у-у! – протяжно подражая волку, тянул шаман последний звук в конце непонятной всем кроме него этой загадочной фразы (в переводе это означало, выходи злой дух я говорить с тобой хочу).

Этот дикий танец продолжался около часа. Народ как завороженный следил за всеми его действиями. Постепенно шаман входил в транс с энергетическими мыслеполями, которые недоступны обычным людям. Его завывания были все зловещей и выразительней.

- Тамлама синарус корсуна ай купену-у-у! – горланил шаман, отчаянно стуча в бубен.

После каждого удара в большой сделанный из желудка мамонта кожаный бубен, колокольчики, подвешенные к нему, жалобно звенели, как будто жаловались на свою судьбу.

Наконец совсем обессилив, напоследок прокричав: «Тамтама купену-у-у!», он свалился на землю и закрыл глаза.

Народ, окружавший его, стаял тихо и как завороженный смотрел на лежащего в полуобморочном состоянии шамана.

Почувствовав мыслеконтакт, мыслеполе Посланника, несмотря на контузию, подключилось к синапсам мозга шамана и на его вопрос, что это было, он ответил ему:

- Успокой людей, ничего страшного не случилось, я не Дух Зла, а Посланник Неба. Меня не ищите. Я сам, когда нужно будет, приду к вам. Вот и все…

В мозгах у шамана что-то щелкнуло и короткий мыслеконтакт прервался. Пролежав четверть часа без всяких признаком жизни, он шевельнулся, открыл глаза, затем медленно с трудом поднялся, обвел осоловелыми глазами людей и сказал:

- Люди, Боги милостивы к нам! Это сошел с небес Посланник Неба. Радуйтесь, ибо он защитит нас от Нечисти!

Искать его не надо, вы никого не найдете, а если ему будет нужно, то он сам придет к нам…

Народ радостно загалдел, комментируя сказанное. Мастные аборигены, безусловно, поверили шаману. Но были в толпе и скептики в основном из белых пришлых людей, не веривших в шаманство. Среди них были охотники Александр Югов-старший и Никита Елкин.

Забегая вперед отметим, что Александр-старший, как наиболее авторитетный и грамотный из них, сказал товарищу:

- Завтра Никита пойдем в тайгу.

- Зачем? – недоуменно спросил тот.

- Пойдем искать метеорит.

- На какой ляд он нам нужен? – удивленно спросил напарник. – Что нам за него много денег отвалят?

- Могут и отвалить.

- Неужели! Он что золотой?

- Неважно, пусть даже железный. Видишь ли, я слышал, что научные музеи и астрономы за такими посланниками неба просто охотятся. Экспедиции целые снаряжают, так что надо всех опередить.

Здесь у Александра был свой интерес, и он был не денежный и не коммерческий.

Рано утром, как говорят люди: ни свет, ни заря, они вдвоем поднялись и отправились в тайгу на поиски небесного гостя.

Шли долго, несколько суток продираясь через заросшие овраги, ручьи, завалы деревьев. Шли даже ночью, так как небо светилось, как днем и можно было даже читать. Приблизившись к предполагаемому месту падения, они увидели невероятную картину.

- Александр, посмотри, здесь даже столетние сосны повалило на землю.

- Вижу Никита! Это какую же силищу надо иметь, чтобы вот так запросто с корнями выворотить все деревья вокруг?

- Александр заметь, все деревья как спички на столе кем-то или чем-то выложены и лежат верхушками в одну сторону.

- Да вижу. Ориентируясь по поваленным деревьям, мы быстрее дойдем до центра падения метеорита.

До эпицентра падения охотники шли еще долго, с трудом топорами прокладывая себе дорогу через ветви поваленных на землю деревьев.

Дойдя до центра предполагаемого падения метеорита, они ничего кроме неглубокого озера, заполненного талой водой, не нашли. Обшарив дно озера, охотники также ничего не обнаружили. Это очень удивило Александра. Поскольку, судя по огненному следу это должен быть очень крупный метеорит.

Расположившись под скалой, друзья, разведя костер и повечеряв, легли спать, чтобы утром еще раз внимательно обследовать местность, авось им на этот раз больше повезет.

Рано утром, когда напарник его еще спал, Александр поднялся чтобы подбросить веток в прогоравший костер, т.к. по утрам на дворе было довольно холодно. Найдя сухую поваленную сосну и обламывая у нее ветки, он с удивлением увидел в небольшом углублении под ней слабо светящийся самоцвет.

Подняв камень, Александр с удивлением почувствовал необычную теплоту его, как будто он был живой.

Он тогда и не предполагал, что это путешествие было уже кем-то спланировано.

Впрочем, если исходить из божественной концепции развития человечества, то все люди, как биологические саморазвивающиеся мыслекомпьютеры запрограммированы на генном уровне на заранее определенные действия и поступки.

Поэтому мудрые люди правы говоря, что от судьбы не уйдешь. Кому запрограммировано раньше, чем вам (уважаемый читатель), например, сыграть в ящик, тот, и сыграет в него. Если, конечно, «хакеры Сил Зла» не взломают ваш персональный мыслекомпьютер или целый «домен Всемирной божественной паутины», где ваши мыслекоординаты отображены на мыслесайтах, о которых вы даже не ведаете. Ну, а если вирусы зла, насилия, алкоголизма и прочих напастей взломают мыслезащиту, то вы становитесь не человеком, а подобием его. Тогда между людьми начинаются конфликты, войны и прочие нежелательные для людей разборки и взаимоотношения.

Информация, накопленная в синапсах вашего головного биологического мыслекомпьютера, может быть объектом интереса, как для Сил Добра, так и для Сил Зла. Она наряду с просвещением и другими современными благами цивилизации, также может служить объектом контроля и прослушивания ваших мыслей как Высшими, так Низшими. Кроме того, может быть объектами отслеживания, дезинформации, мошенничества, отправки практически бесполезной (спазма) или заведомо ложной вам информации. Её часто используют разного рода самозванцы и фальсификаторы, которые стремятся взломать мыслезащиту вашей души, для плотского приставания, жульничества, мысленного вторжения в вашу психику, хакерства, удаления содержащейся в синапсах вашего головного мозга ценной мыслеинформации, заражения или поражения локальной системы (отдельных ее участков) работы головного мозга и т.п.

Здесь могут действовать различного рода мыслевирусы или мыслечерви, которые гложут душу человека. Здесь живут и своеобразные троянские мыслекони или мыслеовцебыки, уничтожающие изнутри записанную в вашем мозгу информацию. Это вызывает несанкционированный доступ к мысленной информации, записанной в биологическом мыслекомпьютере человека. Синапсы вашего головного мозга могут не неправильно функционировать или вообще отключаться, не работать.

Вы сами по себе, не желая этого, можете предоставить третьим сторонам (разного рода Нечисти) удаленный доступ к некоторым мыслефайлам вашего биологического мыслекомпьютера. Активизация таких возможностей увеличивает риск того, что третьи стороны будут в состоянии манипулировать вами.

Этим часто пользуются Силы Зла, которые широко применяют этот «джельтенменский» набор в своих целях и действиях на Земле. Некоторых, как например, одного нашего главного героя – Бориса Елкина (сына Никиты), они «зациклили» на карьерном росте, с максимально возможным достижением «кресло-высот». Внушая ему возможность достижения кресла президента любыми способами. При этом для достижения этой цели, можно перешагнуть через честь, совесть и людское достоинство. Образно говоря шагать в грязной обуви по головам и судьбам многих других людей.

Впрочем, мы несколько забегаем вперед лучше вернемся к нашим «баранам» - то бишь охотникам за метеоритом.

Сунув найденный камень в потайной карман за голенищем сапог, Александр забыл о нем, его мысли были заняты мучившим вопросом: - Куда делся гигантский метеорит?

Версий было много, хоть отбавляй, а зацепок для нахождения его практически не было. «Померкував» (подумав) еще немного на этой загадкой и наметив план действий на завтра, Александр подбросив веток в костер и завернувшись в олений спальный мешок, уснул.

Однако Нечисть тоже не дремала и предусмотрела визит сюда к месту неудачного приземления Посланника своих людей. Она втемяшила в голову главаря банды, промышлявшей в данной местности среди золотоискателей, мысль, что стоит посмотреть на этот небесный булыжник, который может быть обернется для них не простым камнем, а золотым. Банда долго кружила вокруг места падения метеорита и тоже ничего не нашла. Ночью, увидев в лесу разведенный костер, они окружили ничего не подозревавших охотников, и пленила их.

Проснулся Александр от сильного пинка под ребра, какой-то мужик с двустволкой целился ему прямо в лицо. Другой мужчина, одетый больше по-городскому, рылся в их вещах. Третий, наставив винторез на Никиту, тыча стволом ему в лицо, кричал:

- Где золото! Куда вы его спрятали?

Никита, еще не оклемавшись ото сна, сонно отвечал тому:

- Какое золото! Нету у нас никакого золота.

- Говори скотина, иначе я прострелю тебе мозги.

Видя такую ситуацию, когда трое бандитов нешуточно угрожают им, очевидно приняв за золотоискателей, Александр решил вступить в разговор:

- Мужики, да вы чё-ё… Мы не золотоискатели. Мы простые охотники, забрели сюда случайно, посмотреть, что здесь жахнуло намедни, так что все деревья повалило.

- Бреши, бреши да «не забрехивайся», - произнес городского вида мужчина. – Какие вы охотники, если в ваших котомках припасов как кот наплакал?

- Правильно. Да и зачем они нам здесь, когда все припасы хранится у нас в сторожке. Зачем нам таскать их на своем горбу сюда.

Информация о сторожке заинтересовала вожака этой банды.

Александр слышал от охотников и золото старателей, что в их лесах появилась какая-то банда, которая грабит всех подряд. Очевидно, что это и есть та самая банда.

- Говоришь в сторожке, а где она?

- В двух днях пути.

- Ну, смотри, если сбрехал, то самолично прострелю тебе башку, - пригрозил тот.

Затем перевернув все их нехитрые походные вещи, обыскав их и не найдя ничего ценного, вожак скомандовал своим подельщикам:

- Свяжите их в пару и наведаемся в гости к ним в сторожку. Наверняка есть там, чем поживиться.

Бандиты связали охотников, как пару лошадей кавалькадой, когда одна лошадь идет впереди другой. Затем подняли с земли и старший бандит, грубо ткнув в спину Александра, скомандовал: - Веди нас к себе в гости!

Его подельщики при этом довольно заржали…

Цепочка из бандитов и двух связанных между собой охотников двинулась на север.

Расчет Александра был прост. Он хотел заинтересовать бандитов чем-то существенным, чтобы они не прикончили их здесь на месте же. Выдумка о сторожке пришлась весьма кстати.

Никита понял задумку друга и только поддакивал ему, что, мол, так и есть, все хранится в сторожке. Есть там немного пушнины и золотишка.

Александр повел бандитов самым муторным путем, чтобы вымотать их физически и когда их мозги от усталости притупятся попробовать выпутаться из этого «клевого» положения.

Так с трудом преодолевая буреломы и овраги, они дошли до Горячего ключа. Здесь бандиты и их пленники остановились на отдых. Больше всех таким трудным переходом был измотан одетый больше по-городскому, чем по таёжному, главарь банды. Он чертыхался почти всю дорогу, сетуя на стволы поваленных деревьев, через которые ему приходилось перелезать. Остальные бандиты хоть и устали, но ружья ни на минуту не выпускали из своих рук.

Обменявшись с Никитой многозначительным взглядом, Александр решил начать действовать. Охотник хотел чем-то привлечь к себе внимание вожака, чтобы тот приблизился к нему на расстояние бойцовского захвата, а там дело «техники». И это ему удалось, он начал переобуваться и из-за голенища выпал тот самый камень, который Александр нашел под поваленной сосной.

Под лучами заходящего солнца камень заискрился. Старший бандит, увидев самоцвет, кинулся поднять его, забыв про осторожность. Тут как говорят в народе: - Жадность фраера сгубила.

Как только он приблизился к Александру на расстояние захвата, тот схватил его за выставленную вперед ногу и со всей силы дернул на себя. Бандит не устоял на ногах и повалился на охотников. Никита, увидев рядом с собой падающий карабин главаря, моментально схватил его и выстрелил в целящегося в него бандита. Пуля попала в ложе ружья и раздробила пальцы бандиту. Тот закричал от боли и выпустил ружье. Второй бандит несколько замешкался и когда попытался достать свое ружье, прислоненное к стволу сосны, под которой он сидел, в него уже целился карабин. Никита крикнул бандиту:

- Не балуй, убью!

Бандит, видя такое опасное для его жизни положение, что Никита действительно может разнести ему мозги, не стал рисковать, и с испугом стал просить того:

- Не надо, не стреляй! Я сдаюсь…

- В это время Александр, захватив мертвой схваткой шею старшего бандита давил его изо всех сил. Тот хрипел, сопротивлялся, потом, потеряв сознание, затих.

Развязав себя, охотники теми же веревками связали бандитов, затем повели их в близлежащий поселок, к которому добирались несколько утомительных суток, где сдали их на руки участковому милиционеру.

Так закончился первый в истории поход к месту падения загадочного метеорита.

Мы не станем описывать жизнь отцов двух наших героев, отметим, что она была далеко не сахар.

Более сообразительный Александр Югов сумел, слегка подправив свою биографию, поселиться в столице Киевской Руси (по-местному Укралине), где у него родился сын Александр (младший, названный так в честь отца).

Другой участник экспедиции Никита Елкин во времена Шталина несколько долгих лет пробыл в заключении (был «зеком») и сидел за решеткой. Посадили его практически ни за что, в основном из-за крутого гонора Елкина и врожденной (генной) нелюбви к любой власти. Такая несправедливость по отношению к нему сильно озлобило его, и он запил по-черному. Осел на постоянное место жительства Никита Елкин в Захуралье в глухой деревушке, где у него родился сын Борис, будущий президент Лоссии.

* * *

Многочисленные экспедиции земных ученых после Югова и Елкина неоднократно искали следы падения предполагаемого метеорита, но так и ничего не нашли, да и не могли найти. Посланником было не тело, а плазменная энергетическая оболочка с мыслеполем внутри. Для землян такие понятия тогда не существовали. Они искали железный или на худой конец крупный каменный метеорит.

Следует заметить, что теория существование мыслеполей тоже находится за гранью науки. Поскольку земные ученые пока не могут дать определение понятия самой мысли, измерить её энергию, потенциал, а тем более непосредственно ловить мысли других мыслящих существ на расстоянии. Они далеки от понятия скопление «мыслеполей» и, что для их существования совсем не обязательно иметь какое-нибудь физическое тело, на котором находится биологический компьютер в виде мыслящей головы.

Земные ученые до сих пор не поняли, что биологическими мыслящими мозгами человека (которого некоторые ученые мужи считают, чуть ли ни венцом Матушки-Природы) как сетью компьютеров можно управлять, программируя их на выполнение заданных функций.

Интересно, что термин «поле» впервые использовал среди ученых гениальный французский математик Э. Галуа. Ему довелось поработать для науки всего-то неполных три года. Но результаты, которые он получил, опередили эпоху на многие десятилетия. Жаль, что в возрасте всего лишь 19 лет он погиб на дуэли. Так Нечисть расправлялась с теми, кто опережал своё время.

Ведь в семье Высших, как и Низших (семье земной человеческой), не без урода. И таким уродом был Люци-Хер, возглавляющий Силы Зла и целая плеяда разной Нечисти.

Контузия Посланника вынудила Бог-Дана послать на землю нового «пастуха» и выбор пал на мыслеполе КБ.

Информация об этом просочилась к Силам Зла, и те решили, как-то помешать этому. Они помнили разрушительные рейды её мужа мыслеполя АЮ по их тылам и не забыли гибель многих видных монстров Зла от его губительных силовых полей. То, что бренные остатки мыслеполя АЮ не погибли в бою с Силами Зла и сейчас проходят реабилитацию на Земле в теле человека, не сулило им ничего хорошего, так как в потенциале из человеческого тела-яйца образно говоря, вылупится такое же могучее мысленное поле, каким был АЮ в поднебесье ранее.

Поэтому на совещании у Сатаны было принято решение помешать миссии мыслеполя КБ.

Времени для подготовки очередной гнусности было мало и Нечисть, которой было поручено взяться за это, из всех вариантов пакостей, приняла прежний, как ей казалось, самый оригинальный и неожиданный. Но поле КБ на этот раз была начеку, и вариант с энергетической спиральной паутиной не сработал. Мыслеполя дважды на одни и те же «грабли» не наступали.

Подлетая к Земле и увидев паутину, мыслеполе КБ, посланное на Землю в качестве Небесной Посланницы, сразу сообразила, что здесь что-то не чисто и облетела ловушку Нечисти.

Разгадав уловку, мыслеполе КБ мысленно усмехнулась, подумав, что у Нечисти ничего не вышло. Силы Зла явно просчитались, считая, что таким хитрым образом от нее можно избавиться.

Поняв, чья это работа, КБ приняла рад защитных мер, чтобы исключит подобное впредь.

Она не стала перебираться сразу к месту назначения, а задержалась ненадолго (по меркам потустороннего мира, где время значительно скоротечнее) в Сипири.

Места здесь в большинстве своем тихие и безлюдные и удаленные от энергетических центров цивилизации.

Да и местные аборигены меньше всего будут надоедать ей своими просьбами и предложениями. Зимы здесь бывают жгучие, морозы достигают пятидесяти и более градусов по Цельсию. Если для людей такие низкие температуры порой губительны, то для нее низкие температуры не в счет, активность её мыслеполей от этого не уменьшается.

Нечистая Сила увидев, что затея не удалась и служба НСБ (Небесная служба безопасности) по горячим энергетическим следам кинется искать злоумышленника, а здесь специфичной по энергетике Восточной Сипири её могут быстро вычислить, поэтому сделала, как говорят люди «ноги». Она, создав сеть своих подельщиков и числа Низших (людей), быстро покинула эти края и перебралась далеко на Запад поближе к Хуральским горам. Кстати скорости передвижения Высших, не соизмеримы со скоростями Низших.

Интересно то, что страну своего пребывания она называла сипирским именем Лоссия. Такое название страны порой и сейчас бытует в некоторых селениях Сипири по названию одного крупного с большими рогами животного. Такие огромные рога на сравнительно небольшой бедной мозгами голове имеют только лоси. Конечно, такое меткое «гуморное» с двойным смыслом название придумали не северные «тоскали», а ссыльные сечевики из Запорожья.

Лоси повсеместно обитают и сейчас в лесах Сипири. Зимней голодной студеной порой волки, шатуны медведи, да и люди очень любят поохотиться на лосей. У лосей их привлекает и толстая шкура, покрытая жестким мехом, и мощные ветвистые красивые рога, и большая туша мяса, как у крупной коровы или лошади. Так что есть у лося, чем поживиться.

Появление Нечисти и сил Добра, в лице мыслеполей Посланников Бог-Дана (от Высших), на планете Земля всегда сопровождалось значительными событиями в жизни, как отдельных людей, так и целых народов. Естественно, что поскольку одной самой большой и значительной из стран земного мира является Лоссия, то главные события происходили именно в этой стране.

Это случалось регулярно каждые сто последних лет. Проследим и мы в настоящем романе это влияние Высших на судьбы Низших, которое произошло в конце 20 века.

Из борьбы Высших Сил, которая длиться вечно, а на Земле с Рождества Христова, следует заключить, что не всё в Поднебесье, как представляется иногда рядовым обывателям, идеально. Как уже указывалось выше, ничего идеального в мире не существует. Идеал – это утопия, которая тонет в пучине повседневной жизни. Идеально только действие и противодействие, вечная борьба двух противоположностей.

Поэтому нельзя сетовать на то, что среди тех и других существуют свои прототипы: лоси и волки, куры и лисы, люди и нелюди и прочее. Идеала в мире нет, если не считать самой смерти, где как говорят «гуморные» сечевики-запорожцы - вечный покой и порядочек, который может только покойникам сниться.

Об этом хорошо сморозил (написал) один широко известный в узких кругах бандурист-песенник (процитируем здесь лишь один его припев):

«Хорошо в гробу лежать,

Воздух портить, не дышать,

И не пить, и не курить,

Никого и не любить…»

Впрочем, сами понимаете, что там может быть хорошего?.. Не знаю как кому, но я предпочитаю и то, и другое, и третье, и четвертое, и пятое, и десятое, и всё вместе и сразу.

Пусть читатель не удивляется, что роман написан не в классическом стиле, где действия обычно разворачиваются одно за другим, без скачков во времени и пространстве. У нас фантастическое произведение, а не обычный роман.

В классическом виде роман был бы слишком длинным, и растянулся бы на десятки томов.

В наше быстротечное время он был бы для среднестатистического читателя, как говорят редактора не шибко «читабельным».

Но вернем к нашим «баранам», т.е. положительным и отрицательным героям романа.

* * *

Вот и сейчас Александру Югову (младшему) которому философский камень достался от Александра (старшего) по наследству приснилось, что он разговаривает с камнем о жизни, причем не прозой, а в стихах, которые рождаются у него, как у профессионального поэта, сами собой без всякого мысленного напряжения.

Этот камень был своеобразной «флешкой», на которой записана была разнообразная мыслеинформация Высших.

Воспроизведем мысленную информацию, полученную мозгом Александра:

«Жил философ за Хуралом,

Где кругом одни леса,

Слыл он мудрым, добрым малым,

О Земле знал: всё и вся…

И еще он был тем славен,

Жил, когда в глухой тайге,

Философский чудо-камень

Отыскал в родной земле.

Камень этот был волшебный,

Открывал дверь в Небеса,

Как Пророк благословенный,

Мог творить все чудеса…

Как-то раз его спросил он:

Можно дважды жизнь прожить?

Станет, что с нашим народом -

Будет жить и не тужить?..

Оживился камень сразу,

Засверкал как изумруд,

«Профотонил» мысли-фразы:

- Не сочту это за труд!..

Дважды жить совсем не нужно -

Эстафета жизни есть.

Отроков плодите дружных,

В них и знаниях прогресс.

В детях вы живете дважды,

Так из века в новый век

Сотни лет прожил здесь каждый

Первородный человек.

Ваш народ «киеволусский»,

Не завянет, не помрет…

Дух здоров, он ведь не прусский,

Сто веков здесь проживет!..»

* * *

Жизнь Александра Югова с этим удивительным камнем, найденным отцом на месте падения Тунгусского метеорита наполнилась большим смыслом и хорошими делами. Он все чаше и чаше обращался мысленно к найденному в тайге философскому камню, чтобы получить ответы на мучавшиеся его вопросы: кто и что, кто его далекие предки…

Ответы приходили как бы сами собой, часто во сне, когда мозг способен не отвлекаясь воспринимать что-то необычное, сверхъестественное.

«Как-то раз спросил он камень:

Казаки откуда здесь?

Кто загнал их в эту «темень»,

Глухарево чудо глушь?

Оживился камень сразу,

Засверкал как изумруд,

Профотонил мысли-фразы:

- Не сочту это за труд!..»

И Александр во сне как бы с высоты орлиного полета видел внизу раскинувшуюся от горизонта до горизонта глухую тайгу с буреломами из поваленных сосен и берез, реку змейкой серебрившуюся внизу и большой обоз запорожских казаков из несколько десятков подвод.

Да простят нас читатели за то, что здесь далее в тексте мы будем употреблять многоголосье из разных языков земли сипирской. Это сделано для того, чтобы в какой-то степени передать колорит «языка-мовы» того симбиоза людей, которые по воле судьбы оказались в Сипири. Для этого также мы приводим различные пояснения того далекого исторического периода, в данном параллельном мире, которые будут для вас непонятны.

* * *

В предисловии было уже отмечено, Сипирь хранит много тайн и удивительных историй.

Александр Югов открыл для себя еще одну занимательную историю о первых переселенцев в Сипирь – запорожских казаков, выходцев из вольной Запорожской Сечи (см. роман «Запорожцы). Далекие праправнуки их давно и не по своей воле, а воле немки-императрицы стали старожилами Сипири. Им еще не раз пришлось принимать здесь на заснеженных просторах переселенцев, выходцев из далекой полузабытой родины.

За столетия многие семьи изменили свою звучную фамилию, и даже национальность, стали в паспортах писаться лусскими, имея киеволусские (укралинские) корни. Не зря в народе говорят, что древняя столица Луси г. Киев - мать городов Лусских, именно здесь на берег Днепра родилась и расползлась по белу свету Великая Лусь – Тьма Тараканья.

Жаль, что и сейчас «кремлевские князьки» забывают наставления древнего автора «Слова» и несут хулу-вражду между родственными народами, как это было в те далекие тяжелые годы Киевской Руси. Мечтают подмять под себя всех и вся, вместо того, чтобы образовать союз равноправных славянских народов.

Многие из этих малолуссов подзабыли родной древний язык, и только своеобразный смешанный говор (в народе он приобрел название «суржик») выдавал их национальную принадлежность.

Но в некоторых селениях даже странах до сих пор бытует язык древних киеволуссов (укралинцев), где месяцы и годы не называются по-иностранному, а сохранили свое былое и всем понятное старинное название.

Например, месяц Май, называют по старому - Травень (в природе этот месяц характеризует чудное время, когда повсеместно и интенсивно растет на земле трава), Июнь – Квитень (квитка – это по старославянскому цветок, т.е. в этот месяц земля расцветает), вместо иноземного слова Август (был на западе такой деятель) употребляют простое и понятное слово – Серпень (т.е. когда серпами предки на этой земле убирали хлеб на полях), Февраль – Лютый (когда на дворе было ветрено и жутко холодно), слово «уси» трансформировалось – «все», старое слово «гумор» в «юмор» и т.д.

Короче говоря, древний язык киеволуссов был более земной, напевный, с более широким, чем сейчас диапазоном звуков. По напевности его можно сравнить только с певучим итальянским языком.

Произошло смешение обычаев, обрядов, но песни и танцы сохранились, их поют и танцуют все сипиряки.

Впрочем, как энтропия стремится выровняться по всему космосу, так и народы земли через тысячу или более лет смешаются и выйдут в далекий космос под одной национальной принадлежностью – земляне. С одним земным смешанным языком (с обязательным присутствием в нем лусского мата, хранцузкого «лямура», бельмецкого «шнеля», хамериканского «надрать задницу», и укралинского «пишлы вы уси в ср.ку») и общими привычками и обычаями: пить лусскую водку, закусывать горилку Неженскими «огирочками», жрать пиво с бельмецкими колбасками - шпикачками или рубать с картошкой хамериканские жирные «ножки Пуша».

Кстати многонациональная Сипирь сейчас несколько напоминает казацкую вольницу - Запорожскую Сечь. Там, как и в Запорожской Сечи собрался по различным причинам свободолюбивый разношерстный многонациональный народ, с различным уровнем интеллекта (образования) и своеобразным говором. В Сечи были как монахи и миссионеры из Хреции и других просвещенных стран, обладавшими обширными на тот момент знаниями, так и безграмотные холопы бежавшие сюда от притеснения своих алчных хозяев.

Демократия в Сипири почти полная, как говорят сипиряки у нас везде «Хозяин Тайга». Ушел в тайгу, она тебе и власть, и подруга, и мачеха. Здесь в дебрях Сипири всё и даже твоя жизнь во многом зависит от тебя самого.

Сюда в Сипирь в разное время и по разным причинам пришла и еще придет не одна волна переселенцев из разных земель, в том числе и «киеволуссов». Плохо, что некоторые из кремлевских правителей до сих пор не понимают, что они пуповиной связаны с этой древней страной и многому в своей истории обязаны ей.

И вместо того чтобы объединятся, они давят и травят друг друга. Забыли общую нашу историю, Бояна бо–вещего его «Слово о полку Игореве» и то, о чем призывал славян наш далекий предок, летописец из «киеволуссов». Плохо, когда история древних славянских народов ничего «кремлевских» президентов не учит, как были корыстными себялюбцами и неучами, так и остались. Один сдуру велел вырубить виноградники в Крыму и на Хавказе, чтобы пить на Луси стали меньше, а другой «перетраханул всю Лоссию», как его знаменитый пра-пра-прадет.

Такая непредсказуемость правителей сидящих в Кремле всегда пугала, как славянские, так и другие народы.

Александру Югову (младшему), пригрезилось то, о чем гуторил и к чему призывал древний «Боян бо – Вещий» и наш современник поэт «Орган – печальный». Приведем хотя бы частично его вещую песнь, которая всегда начиналась такими словами:

«Нелепо ли лаптями щи хлебать,

братие, повторяя словес старые,

вспоминая времена древние, далекие:

про земли наши киеволусские,

про деяния старины былинные,

про раздоры княжеские, великие.

Пора воспеть про наши беды,

как жили на Луси отцы и деды.

Пусть мысли растекаются по чреву,

как соки живительные по Древу.

Поскачут в поле, как серые волки,

запрыгнув диким лошадям на холки.

Или взметнутся в облака орлами,

чтобы даль открылась пред глазами.

Внимайте же, друзья, сказу Органа,

чьи помыслы чисты и без дурмана.

* * *

Боян бо – вещий, сказитель древний,

когда кому хотел песнь творити,

то витал думами в дубравушках,

(увы, нами давно вырубленными)

скакал волком по земле нашей,

взлетал сизым орлом под облаки.

Вспоминал тяжбу первых усобиц

между князьями киеволускими,

с помыслами и лбами узкими.

Выпускал тогда он 10 соколов

на стадо белых лебедей;

какого лебедя настигал,

с того, и сказ начинал:

- славил Ярослава Мудрого…

- храброго Мстислава,

который одолел Редею

перед полками касозькими,

- хвалил Романа Святославича…

Призывал вождей к единению,

в этом видел путь к победе, к спасению.

Говорил: - В сплочении наша сила,

она всегда к победе приводила,

когда ж мы, братья, были врозь,

тогда нас били в гриву, в кость.

Как худо голове без крепких плеч,

так и телу без нее - ни встать, ни лечь.

Раздоры алчных и тупых вождей,

бездарных, мелочных князей

стране, славянам боком выходили

и рабство, нищету нам приносили.

О, киеволуссы, братья славяне!

Во славу вас бил колокол Бояна,

Он призывал всех нас без лишних слов,

Провозгласить наш древний клич:

За Лусь! За Веру! За Любовь!..

Орган - поэт сказитель нынешний, праправнук Бояна на минуту замолчал, возложив персты на звонкие струны душевные, как бы собираясь с мыслями, чтобы продолжить песнь Великого Бояна…

И вот его мысли, как персты-соколы «Бояна бо – Вещего», взметнулись вверх и понеслись в необъятную даль поднебесья, в облака, за белыми лебедями…

И лебеди - звонкие струны заголосили, запели, зазвенели:

«Нелепо ли нам плясать, братие,

повторяя ошибки прежние,

древних повестей наших,

былин грустных - «киеволусских».

Я не «Боян бо – вещий», певец народный,

а лишь «Орган – печальный», поэт здесь вольный.

Толмачу мыслию, нет - не по «дереву»,

а по извилинам вашим, чур, не дубовым.

Много лет я прожил, повидал миров

и больших и малых стран и городов.

Белым вальсом кружит снежный хоровод

и тоской зеленой за душу берет.

Мне бы погутарить, чуток погулять,

как Ермак, в Сипири, счастье поискать.

Слезы Ярославны ветром утереть.

С Юрою Гагариным Землю облететь.

С князем да Олегом, по Днепру проплыть.

Гой-да, Свет - Владимиром на пиру попить…

Но пора поведать братья вы мои,

Кто разрушил помыслы, светлые мечты...

Начнем же, братцы, повесть эту

не по страницам старины глубокой,

от старого Владимира до князя Игоря,

а по колдобинам Горбика с Елкиным,

до Прутина – паутина с Юшкой Медведевым.

* * *

Друзья, когда над нами буря заходила,

туда и мысль моя меня переносила.

Средь суеты, тревог, волнений,

не мог я не радеть за судьбы поколений.

Ведь Нечисть в Злые времена не спит,

Она по свету рыщет, беду нам братья ищет.

И как стрелою ранит детский крик,

так скоро по земле худая весть летит.

Завидуя стране нашей прекрасной,

пошел на нас с клюкой Нечистый».

О, Лусь поднебесная! Ты стонала навзрыд,

как пленная женщина, от стыда и обид.

Спад вихрем носился на черном коне,

заводы в упадке, крестьяне в беде…

И подлинно, Лусь не видали такой -

Вожди в Башингтон продались гурьбой.

* * *

О, Бояне, соловей старого времени!

Опять «раздрай» между «князьями»,

Опять у славян чубы трещат,

а зубы хоть на рождественскую елку вешай.

В который раз земля древних Лусов

Безмозглыми мозгами правителей

на собственные грабли наступает!

* * *

Славяне! Где ваших предков дух, где сила?

Аль жизнь ваших детей и жен не мила!

Артелью единой надо строить и жить,

Врагов же бояться - на свете не жить.

Волхвы в том пророчестве были правы,

По солнцу и звездам гадали они.

В наш век неспокойный, негласной войны

Наглели безумные власти чины…

Очевидно, не стоит приводить здесь всю песнь печального Органа, продолжателя «Слова», продолжим же наше повествование о вечной борьбе Сил Добра с Силами Зла.

БОРЬБА ВЫСШИХ

«Когда дерутся Высшие ,

На мягком месте Низших…

Шерсть дымиться и встаёт!»

Здесь мы вернемся во времени назад в далекий Космос, чтобы напомним вам, друзья, перипетии борьбы Высших, которая произошла между ними на Границе Познания, где мыслелет Посланника мыслеполя АЮ и его друзей мыслеполей ФА, СА и ЗВ встретил злобные Силы Зла, чтобы потом в отдельной главе рассказать о необычном вторичном рождении на Земле-матушке одного из героев романа Александра Югова

Черный Гнусин (ЧГ) первым из Монстров Зла точно вычислил, где должны появиться Посланцы Всевышнего, после того, когда их следы были обнаружены у планеты Арс на Границе Познания. В погоне за ними он опередил всех своих конкурентов. Теперь, как считал Черный Гнусин, это его законная добыча, делить которую он не намерен ни с кем.

Поэтому он, едва обнаружив мыслелетчиков АЮ (на миру Александра Югова), ФА, ЗА и ЗВ, с ходу, без предварительной разведки, решил атаковать их, надеясь на удачу и свою счастливую дыру (звезду)…

Жуткая бестелесная энергетическая масса ЧГ, подобно огромной сети, начала охватывать мыслелет Посланца АЮ с друзьями ФА, ЗА и ЗВ.

Её мощная телепатическая мыслесила вначале замедлила, а затем и остановила продвижение Посланцев вперед. Друзья поняли, что некое ужасное мыслящее энергетическое поле пытается всех пленить. И что оно может уничтожить их души. Эта громадная мыслемасса была воплощением Большого Зла, о котором их предупреждал Всевышний. Это был никто иной, как Черный Гнусин.

Огромная антимысленная сила этого злобного монстра, была присуща самой природе здешнего космического пространства и являлась его естественной средой обитания. Оно искало различные формы мыслежизни, чтобы паразитировать на них, поглощая мысли и поля. Бестелесная энергетическая масса ЧГ напоминала собой вампира, высасывающего мыслекровь у своей жертвы. Таков был способ существования этого монстра.

В начале своего пленения мыслеполя ощутили на себе мыслеудушье. Казалось, что на них кто-то накинул мыслеудавку и зажал их души в могучие тиски, выжимая живительную мыслеэнергию и силу духа. Одновременно с этим друзья почувствовали дурманящее воздействие, словно мыслевампир убаюкивает их, чтобы потом быстрее сожрать, сломить волю к сопротивлению.

Атака Черной космической мыслетвари была немыслимой по своей мощи и силе. Напряженность мыслеэнергии постоянно нарастала. АЮ и его друзья сопротивлялись этой злой силе с мужеством отчаяния. Они пытались противопоставить гибельному воздействию полей ЧГ свои энергополя, используя различные приемы и формулы отвлечения мысленного сознания и пытаясь мысленно восстановить разъединенные логические связи между собой.

Перебирая мыслеформулы логических связей, АЮ пытался создать надежный барьер защиты. В такой борьбе, в свое время, ему не было равных во всей Божественной школе единоборств, но выматывающая и вытягивающая все силы мощь этого монстра казалась неисчерпаемой. Едва он успевал отбить одну мыслеатаку, как незамедлительно следовала другая...

Чем сильнее становилось это безжалостное подавление их мыслей и душевных сил, тем безнадежней представлялась борьба.

Посланник чувствовал смертельную усталость, его друзья были на пороге мыслесмерти, когда мысли путаются, рвутся, превращаясь в бессвязные и бессмысленные энерголинии. И вот здесь, на пределе возможности, он как бы почувствовал новую божественную силу, к нему как бы пришло второе дыхание, которое позволило не только выстоять, но и подготовить контратаку. Его мыследуша воспрянула и не позволила разрушить тот зыбкий союз, удерживающий мыслеполя в единой упряжке. Очевидно, противник недооценил их возможности и, атакуя, потратил больше мысленных сил, чем они. Кроме того, энергополя Черного Гнусина были вынуждены раздваиваться, уделяя внимание каждому члену экипажа, тратя на координацию мысленной энергии большие мощности, затраты эти были больше чем те, которые затрачивали на борьбу мыслеполя.

Почувствовав ослабление накала борьбы, АЮ нанес противнику первый ответный мыслеудар. Он был неожиданным для того и несколько поколебал его душевное равновесие. Впервые монстр Зла получил болезненный контрудар в мыслесплетение. Никто до этого, здесь, практически в его вотчине, не осмеливался бросить вызов и так ударить в самое чувственное место. Наглой уверенности в своей победе у него уже не было. Ему впервые пришлось думать об обороне, так как АЮ всё чаще и чаще пробивал его защиту.

Заметив перемену в борьбе, воспрянули духом и его друзья. Издав свой боевой клич: “За нас, за дружбу и любовь!” они усилили свое сопротивление и сами стали контратаковать. Теперь картина изменилась, уже не они были в обороне, а силы Зла защищались. И как оказалось, к защите они в должной мере не были готовы. Собрав весь дух и всю мысленную энергию полей в единое целое, друзья одним мощным целенаправленным мыслеударом пробили брешь в защите противника. Чудовище издало ужасный вопль, который на миг оглушил их. Зло отчаянно боролось за свое существование, но было уже обречено, атакующая сила и мысленная энергия АЮ и его друзей все нарастали, блокируя попытки Черного Гнусина перегруппироваться и собраться с силами для защиты.

-Ура-а! - во всю мощь зафотонил ЗВ. - Мы ломим, гнутся сведы!..

Сконцентрировав силы и энергию, последним решающим ударом мыслеполя разорвали Черного Гнусина на части. Предсмертный, душе выворачивающий, мыслекрик его: “А-а-а!”... далеко разнесся по округе. Наступила необычная для мыслеполей тишина и долгожданный блаженный покой, как будто гора свалилась с их широких мыслеплеч. Друзья улыбнулись друг другу. Схватка, которую они выиграли, была на грани возможного. Наставник их был бы доволен своими учениками...

* * *

Расположившись на отдых, экипаж мыслелёта стал залечивать свои раны, шутя и подтрунивая друг над другом.

ШКОЛЬНЫЕ ГОДЫ БОРИСА

-Школьные годы,

Как вешние воды,

Катят, проходят,

В сплошном хороводе:

Тройки в тетради,

Драки – некстати,

Как в «карусели».

В которую сели.

Кто-то танцует,

Кто-то поет,

Кто-то там курит,

А кто-то и пьет…

Он же баклуши

При всём этом бьет!..

Как и все дети, когда Борису исполнилось неполных восемь лет, он пошел в школу.

Своей непоседливостью, напористостью, граничащую с нахальством Борис выделялся среди ребят, и с первого класса он стремился верховодить, быть заводилой в классе.

* * *

Внедренный ему Нечистью «Вирус власти» от Черного Гнусина давал себя знать, рос вместе с ним в его сознании и энергично развивался, заглушая хорошие благие чувства и стремления.

«Всемирная паутина» изобретенная Высшими Силами Зла позволяла ей контролировать поведенческий характер своих подопечных и производить нужную коррекцию в заданном направлении развития.

* * *

Если с учебой было вроде более-менее удовлетворительно, то вот по поведению ему всегда ставили в дневник «неуд» (жирную двойку). Не один раз грозили его выгнать из школы.

Как-то в пятом классе он не выучил уроки, ну и как всегда решил схитрить, выкрутиться. Двойка в дневнике ему была бы обеспечена, что не сулило ничего хорошего, ремень папаши всегда был при бате, а битая попа при Борисе.

Войдя в класс, он крикнул:

- Привет всем!

- Здорово Борис! – первым поздоровался с ним Сережка, товарищ по бараку.

- Как - выучил уроки или нет? - спросил он его.

- Да, понимаш, коза заболела. Целый вечер с ней возился, пока родители не пришли.

(Здесь у Бориса впервые появились слово паразит: «понимаш - понимаешь), которое он часто употреблял в своих речах).

- Ну, это не причина, - вступил с усмешкой в разговор Николай. - Отто Федоровна все ровно не поймет ни тебя, ни козу и обоим поставит двойки.

- Я тоже так считаю! – улыбаясь, утвердительно сказал Сергей. – Правда, коза здесь не в счет, ей двойку Отто Федоровна не поставит, а вот тебе точно влепит.

- Братва! А знаете, что я придумал?

- Как всегда – «пробахмутить»! – произнес насмешливо Сергей.

- Правильно, понимаш, мыслишь! Только на этот раз я предлагаю всем классом пропустить урок «бельмецкого языка».

- Так нельзя, - сказала Вера Иванова, очень правильная девочка, - нам всем влетит!

- Если мы всем классом уйдем с урока, то, как говорится "на миру и смерть красна". Всех нас не накажут! – авторитетно заявил Елкин.

К ним стали прислушиваться другие ученики. Многие из них не выучили ненавистный им «фрицевский язык». Это было отчасти связано с тем, что была война, поэтому многие в классе не любили все, что связано с этим языком.

- Ребята! – вскричал Сергей. – Проявим солидарность и уйдем с урока бельмецкого языка.

Многим идея понравилась, а Светка Задорнова спросила:

- А как это сделать, если учительша в коридоре с директором разговаривает?

- Очень просто, предлагаю, понимаш, всем классом вылезть через окно во двор, - предложил находчивый Борис.

- Ой! Я боюсь с высоты прыгать, - возразила она.

- Небоись, я тебя на руках перетащу! – воскликнул Костя Новиков.

- Ребята! Делай, понимаш, как я! – крикнул всем Борис и первым, став на подоконник, выпрыгнул в окно.

За ним таким же «макаром» вылезли через окно Сергей и Николай, а за тем все остальные ученики класса. Девчатам помогли преодолеть оконный барьер мальчишки.

Когда учительница бельмецкого языка вошла в класс, он был пустой, никого из учеников она не обнаружила.

Рядом со школой был пустой заброшенный сарайчик, где Борис и его одноклассники частенько «бахмутили». Ребята там просидели весь урок, травили друг другу анекдоты и рассказывали разные истории.

Войдя в пустой класс, учительница сразу поняла, в чем тут дело и кто зачинщик этого спектакля.

План Бориса, что "на миру и смерть красна" здесь не сработал, учительница за срыв контрольной работы всему классу поставила в журнале жирные двойки, а Борису кол с минусом (т.е. единицу). Плюс по поведению всему классу поставили тоже двойки.

Естественно, учительница рассказала о проделках сына отцу, которого она встретила на улице: Тот был уже несколько «поддатым» и не сразу врубился, что говорит ему учительша.

- Ваш охламон, снова сорвал у меня урок. Вы как отец можете повлиять на него? Нас учителей он совершенно не слушает!

Николай Игнатович, в ответ промычал что-то неразборчивое, типа:

- Я задам трепку ему, ср.ка будет красная…

Учительница, поняв, что отец Бориса выпил лишнего, махнула рукой, сказав обидную для Николая Игнатича фразу:

- Кислое яблоко от кислицы не далеко падает!

Отец его, услышав это, рассвирепел и пошел устраивать экзекуцию сыну.

* * *

Одно из наиболее врезавшихся в память детских воспоминаний будущего «царя Бориса» по этому поводу следующее:

Стоит он в позе рака, который пятится назад, рубаха задрана к верху, а «латаные – пере латаные» штаны внизу у ног, а пьяный папаня ремешком по голому заду с наслаждением лупит, входя в раж, зверея от самого процесса порки.

При этом он учил уму разуму Бориса. После каждого шлепка по мягкому месту Николай Игнатич приговаривал:

- Вот тебе за то, что грубишь старшим!

Вот тебе за то, что не слушаешь родителей!

Вот тебе за то, что пропускаешь уроки!

Вот тебе за то, что ты везде лезешь на рожон!

Вот тебе за то, что не хочешь учиться!

Вот тебе за то, что не знаешь, что ученье свет, а неуков тьма!

Вот тебе за то, что ты дурень не понимаешь ничего в этой жизни!

Вот тебе за то, что не умеешь, как следует врать!

Вот тебе за то, что не умеешь втереться в доверие к сильным мира сего!..

* * *

Нечисть, наблюдая по «Всемирной Паутине» это воспитательное душещипательное действо, с вожделением подсказывала отцу нужные слова, прикладываемые к нужному месту сына.

Говоря: - Вот тебе за то, вот тебе за это, вот тебе за все сразу!

Борис, привыкший к такой экзекуции, если раньше скулил, просил отца сквозь плач не бить его, но, видя бесполезность этого, чаще стиснув зубы, молчал, чем еще больше злил отца и радовал Нечисть.

Оба они (отец и сын) по воле Нечисти как упрямые бараны, сцепившись мозговыми извилинами, старались показать свое упрямство. Отец, что он хозяин в доме и сын должен во всем слушаться, и не злить его. А зацикленный генами Нечисти на непослушание Елкин назло пьяному отцу молчал, кряхтел, пыхтел и не просил пощады.

Эта малоприятная экзекуция сопровождала его вещие сны почти всю сознательную жизнь, особенно в часы, когда «начальство» вызывало его на «ковер», чтобы надрать ему мягкое место.

Возможно, это упрямство и эти прописные истины, как вести себя с сильными мира сего, всеми вышестоящими, послужили ему в дальнейшей жизни неплохую службу. Он выходил из любого такого «клевого» положения (когда ему надирали известное место) всегда ожесточенным, беспощадным и с фанатичным стремлением забраться на самый верх карьерной лестницы, чтобы потом «отодрать» своих обидчиков.

* * *

Но вернем к жизнеописанию Бориса. Мало того, что он сам устраивал многим подлянки, он подбивал одноклассников делать то же самое. Зачастую с его стороны это были, прямо скажем, хулиганские выходки особенно по отношению к учительнице бельмецкого языка, которую он всем своим нутром не любил.

В то послевоенное время магнитофонов и плееров не было в помине и музыкальные произведения записывались на пластинки, при чем не только были они магазинные, фирменные, а и мягкие самоделки на пленке в виде рентгеновских снимков, на костях которых порой звучали лирические песни, типа:

«Мишка, Мишка, где твоя улыбка,

Полная задора и огня,

Самая нелепая ошибка

То, что ты уходишь от меня!».

Борькины одноклассники переиначили текст этой песни, и она зазвучала совсем по-другому:

«Борька, Борька, где вторая двойка,

Первая забыла про тебя,

Самая нелепая ошибка,

Борька, то, что ты не учишь не хрена!»

Так вот Борис, получив очередную двойку, брал от патефона старые использованные иголки и когда был урок бельмецкого языка, снизу вбивали в стул учительницы эти иголки. Все ученики в классе ржали над бедной учительницей и были довольны таким розыгрышем.

Как только она садилась за стол, чтобы делать перекличку учеников, то тут же вскакивала с криком:

- Кто это сделал?

Потом сама же отвечала на свой вопрос:

- А, это опять Елкин! А ну, голубчик, встань и иди к доске.

Поскольку у Елкина была одна существенная, как ему казалось, отговорка, что коза заболела, и по этому он не выучил уроки, то учительница с наслаждением ставила ему жирную двойку в журнал и дневник. Потом требовала, чтобы он пришел в школу с отцом, а не с матерью. Сердобольная мать всегда считала сына не виновным, а жертвой таких (каких она сама не знала) обстоятельств. А отец другое дело, он знал, как надо воспитывать сына и драл его беспощадно.

Упрямый Борис очень ненавидел учительницу этого языка и мстил ей. Он ставил и ставил ей иголки, старался, чтобы иголки были незаметны для осторожной учительницы и чуть-чуть выступали. Эффект от этого изобретения был в том, что долго не усидишь на таком «заминированном» стуле, они (иголки) все равно проявят себя.

Опять скандал в школе, опять педсовет, опять родители, опять порка, опять у Бори «зад» весь красный как у макаки.

Но проделки в школе были цветочки, а Борины ягодки были еще впереди.

* * *

Есть старая лусская поговорка:

- Чем дальше в лес, тем больше дров!

Так происходило и с Борисом, чем старше становился, тем больше он ломал «дров». Если раньше у него было больше хороших человеческих черт и качеств, то с возрастом они улетучивались пропорционально прожитым годам.

Известно, что с первого дыхания новорожденного, он рождается практически с незаполненными ячейками памяти, его мозг как чистый лист бумаги, или как современная новая только купленная «флешка», на которую жизнь после рождения записывает пережитую им информацию. Этот процесс накопления информации практически продолжается всю жизнь.

У Бориса Елкина, как у каждого нормального ребенка вначале жизни было много положительных качеств – это забота о матери, доброта, радушие, веселость, щедрость, чувство товарищества, и т.д.

Но постепенно они заменялись Нечистью обратными, не очень хорошими для человека качествами, такими как черствость, себялюбие, хитрость, жадность, пренебрежение к окружающим, стремление властвовать и добиваться задуманного любой ценой, даже если для этого надо перешагнуть через жизнь человека.

* * *

Борис с первого класса не любил соперников - тех, кто был умнее, сильнее, или зажиточней его. Он всегда старался их всячески унизить, показать, что он круче, чем они.

Короче говоря, с малых лет Борис стремился или подчинить себе или убрать соперников с дороги. Ему хотелось быть первым везде: и в школе, и в бараке, и в районе, где он жил.

Через поселок протекала небольшая речка Зырянка, весной она была полноводной и по ней сплавляли лесорубы лес. И Борис придумал опасную забаву для соперников. Он спорил с ними на папиросы или спиртное и предлагал заключить пари: - Кто по бревнам переберется на другой берег тот и выигрывает.

Споря, Борис ловко побрасывал вверх монетку и ему всегда выпадал жребий бежать после соперника. Таким образом, если соперник падал в воду, или отказывался состязаться, то Борис был всегда в выигрыше.

Естественно, что не все хотели в лице Бориса и ребят быть трусами и заключали с ним такое опасное пари.

Бревна по реке шли довольно густо, как сельди в неводе. Если ты ловок и физически вынослив, то шанс перебраться на другой берег, был, но не у всех. Хорошо физически развитый и ловкий Борис, который к тому времени уже занимался спортом, перебирался на другой берег сухим и часто выигрывал пари.

Ловкость для этого, чтобы перебежать реку в лесосплав, нужна большая. Дело в том, что когда кто-либо наступает на бревно, то оно норовит крутануться вводе, а чуть замедлил бег – бревно под весом человека уходит под воду. Поэтому нужно быстро-быстро, как кузнечик, перепрыгивать с одного бревна на другое, балансируя, прыгая точно на середину плывущего бревна, и таким образом передвигаться к противоположному берегу. А чуть зазевался и не рассчитал с прыжком на другое плывущее бревно, то бултых в ледяную воду, а сверху на тебя бревна.

Так и утонуть не долго, поскольку бревна мешают тебе вынырнуть. Пока сквозь плывущие мокрые и скользкие бревна человек пролезет, воды наглотается, а то и вовсе утонит. Вот такие «забавные» игры придумывал Борис.

Говорят, есть люди «разрушители», которые как магнитом притягивают к окружающим их людям беду. Таким своеобразным «магнитом беды», стал Борис.

Однажды, когда шел по реке сплав леса, и на берегу было много глазеющих на это зрелище девчат и ребят. Борис увидел среди них извечного скептика его похождений и затей, сына председателя местного колхоза.

Борис соперничал с ним и завидовал ему, мысленно мечтая стать таким, как отец Александра – председателем, который командовал всеми и не зависел ни от кого (в его тогдашнем понимании должность председателя была верхом мечты).

В этой связи Борис на вопрос кем хочет быть? Неизменно отвечал – председателем!

Поэтому некоторые ребята порой обидно дразнили его такими словами:

- Вот идет Борис, председатель дохлых крыс!

А юродивый Алексей Хромоногов, который был намного старше и здоровее Бориса, порой даже колотил его.

У Алексея со дня рождения Бориса появилась какая-то глубинная, кровная, возникшая на подсознательном уровне не любовь к этому «Упырю». Поэтому он дразнил его на людях чаще и обиднее, крича ему вслед:

- Боря! Боря, принесет вам много горя!

- Борис - упырь, у него вскочил волдырь! Где вам люди не скажу, никогда с ним не дружу!

Борису это жутко не нравилось, он готов был рвать и метать, но Алексей был сильнее его, поэтому он обходил его стороной. Но, а вот со сверстниками или мальчишками слабее его, он обходился по-свински грубо, порой за гранью общепринятого в ребячьей среде. Поэтому его не очень любили.

Увидев на берегу реки Александра, оживленно разговаривающего с красивой девушкой из его класса Светой Синявской, Борис решил прилюдно унизить соперника, обвинив его в трусости.

Подойдя к нему, Борис вызывающе спросил:

- А что, Санек, понимаш, слабо перебежать по бревнам на другой берег!

Света и все пацаны удивленно посмотрели на Бориса, так как шёл сплав сосновых сучковатых, небрежно обработанных бревен. Это существенно затрудняло балансировку, а попадание ноги на сучек грозило стопроцентным купанием в холодной воде.

- Ну, почему, можно попробовать, только ты первый, а я за тобой. Как идет или «мандраж» берет! – ответил Александр.

Его всегда коробила наглость Бориса и попытка «выпендриться» перед пацанами в виде этакого крутого киногероя.

Борис не ожидал такого предложения. Первым он не хотел лезть в холодную воду, поэтому стал ловко уходить от прямого ответа, сказав:

- Нет! Давай жребий бросим, если выпадет «орёл» то я первый начну, если «решка» то ты. Лады!

- Хорошо, бросай монету!

- Нет! Давай сначала определимся, на что спорить будем.

- На пачку папирос. Идет!

- Хорошо, порукам!

Борис достал из кармана медный пятак, ловко подбросил его вверх (в этот момент он почему-то был уверен, что выпадет «решка» и первым полезет вместо него в воду Александр. Нечисть в такие моменты всегда помогала своему подопечному).

Так оно и вышло, когда ребята подбежали к упавшей на землю монете, все увидели, что Александр проиграл, ему придется первым начать опасную затею.

Александр, как завороженный посмотрел на упавшую монету, в голове крутилась одна мысль, или «пан или пропал», нельзя дать повод усомнится в его храбрости. Если он откажется от пари то ребячье братство осудит его, обзовет трусом, а этого он не мог допустить, особенно при Свете.

Поэтому он сказал: - Хорошо! Твоя взяла!

- Ребята, зачем вы спорите! – взволнованно произнесла Света. – Это же опасно!

- Уговор дороже денег! – произнес извечную фразу спорщиков, Борис.

- Александр не слушай его, он же провоцирует тебя! – не унималась Света.

- Не волнуйся Светлана, семь смертей не бывать, а одной не миновать, - с улыбкой, успокаивая её, произнес Александр. – Все будет «тип-топ!

Он подошел к деревянному помосту, где местные жители брали из реки воду, сказав ребятам: - Была - не была! Разбежался и начал быстро перебегать по бревнам, стремясь не останавливаться, так как остановка была равносильна падению в воду. Вот он уже на середине реки, бревна под его ногами вертелись, ныряли под воду, стараясь сбросить его с себя.

Ребята, затаив дыханье, смотрели за смельчаком, не каждый из них отважился на такое дело. Борис, глядя на соперника мысленно желал, чтобы тот споткнулся, потерял равновесие и свалился в воду, тогда он выиграет пари и ему не придется рисковать, перебегая кипящую бревнами реку.

И кто-то там «Наверху» (а это была Нечисть), учел желания Бориса и Александр, хотя и был хорошим спортсменом, не удержался на одном корявом бревне и упал в реку. Холодная вода обожгла тело. Он пытался вскочить на ноги, но бревно не могло удержать вес его тела и ушло под воду.

Сзади набежавшее бревно сильно ударило его в спину. Александр, превозмогая боль, продолжал цепляться за бревна, пытаясь взобраться на них, но бревна под тяжестью тела тонули. Так продолжалось несколько минут, он уже нахлебался воды и, видя, что самому ему не выбраться на берег, стал звать людей на помощь.

Двое рослых мужиков сплавлявшие лес по реке, увидев барахтающегося пацана в воде, кинулись на помощь. Крикнув парню: - Держись! Мы сейчас придем тебе на помощь. Лесосплавщики вскочили в плоскодонку и баграми распихивая бревна, устремились на помощь Александру.

Тот бедный отчаянно цеплялся за свою жизнь. Он как тюлень в ледяной полыни пытался вылезть на бревна, но не мог. Холодная вода, мокрая одежда и скользкие бревна мешали этому.

Лодка с мужиками приближалась к нему, но не так быстро как всем хотелось. Люди и ребята, находившиеся на берегу подбадривали его, как могли, крича:

- Не пытайся стать на бревно, лучше попытайся заползти на несколько бревен сразу. Три бревна удержат тебя на поверхности воды.

Александр, поняв, что ему предлагают сделать, из последних сил заполз на два бревна, обхватив их как мать родную, стал ждать помощи. От холодной талой воды в реке у него закоченели руки и ноги. Когда к нему подоспела помощь, мужики его еле-еле отодрали от бревен. Его скрюченные от холода и страха руки отказывались его слушаться.

Видя, на какое гиблое дело спровоцировал он парня, Борис струсил и потихоньку скрылся с места происшествия.

После этого Александр долго провалялся в больнице с воспалением легких, хорошо, что еще жив остался.

Борьку за это подгоровские пацаны хорошо отлупили. Но для Бориса все это прошло быстро и без серьезных последствий. Его угрызения совести не волновали. Все сходило ему с рук, как с гуся вода. Поэтому он продолжал свои школьные художества.

* * *

Надо отметить, что Борис, несмотря на плохое питание, рос и физически хорошо развивался.

Вскоре он стал признанным главарем района бараков, где жила его семья. Став атаманом с лихой кличкой Вырвиглаз, он не раз выступал инициатором боев «стенка на стенку» между соседними районами.

В таких потасовках участвовало очень много ребят разного возраста.

Представьте себе картину, когда по дурости одного вожака одновременно сходятся в рукопашную до ста ребят, которые по дурости того же вожака колотили друг друга, чем попало и по чему попало.

Хуже было то, что в драках участвовали малыши. Каково им было драться, когда перед ними вставал великовозрастный детина с противоборствующей стороны.

С каких это пор повелось, уж никто не помнит и не знает, но районы постоянно враждовали друг с другом. Так было всегда во многих городах и поселках Лоссии.

Стоило какому-нибудь парню из другого района пройти по их территории, как к нему обязательно приставали местные ребята, и порой затевали драку, и, наоборот, когда Боря появлялся на территории чужого района, то те непременно «качали» свои права. Иногда между враждующими сторонами происходили целые сражения.

Однажды ребята из соседнего района рано утром забрались в их сарай и разграбили его. Сарай был их вторым домом, поэтому варварское такое отношение к нему ребята не могли простить. Собравшись, они решили проучить соседей.

После объявления войны, весь день во дворах и на пустырях точились ржавые мечи и сабли, отрабатывались приемы борьбы и защиты.

Борис со своим братом тоже подготовился к предстоящей операции. Рано утром в назначенный день братья тихонько выскользнули из барака. Мать, а тем более отец на это никак не отреагировала. В то памятное утро многие ребята таким же образом покинули свои постели и собрались у старой мельницы.

Разделившись на отряды, они стали выдвигаться на заранее обусловленные позиции.

Отряд Бориса первым перешел условную границу между двумя районами. Сначала все было тихо. До штаба-сарая условного противника уже оставалось рукой подать, когда случилось непредвиденное. Из сарая вышел Рыжий (Петька Чубайсик) и пошел, очевидно, справить малую нужду к кустам, где в то время находился Борис с ребятами. Увидев ребят, он, очевидно, с перепугу обмочился и заорал не своим голосом:

- Караул, нас окружают!

Из сарая выскочило еще несколько пацанов и, увидев Бориса с оравой пацанов, окружавших их, кинулись драпать.

- Вперед, понимаш, братва! – закричал Борис - Всыпим им по первое число!

И они кинулись за ними в погоню. Но далеко не рискнули за ними гнаться.

Появился их атаман Гасбулатов, он стал шуметь, кричать, подгоняя своих, чтобы те быстрее бежали по квартирам и собирали пацанов. Наконец, увидев, что их собралось достаточно много, он решил выступить. Крикнув:

- Пацаны вперед!

Его ватага прикрываясь щитами, начала наступать на пацанов Бориса.

Вот враждующие стороны, сошлись в рукопашную. Послышался лязг металла, удары палиц о щиты, крики возбужденных мальчишек. Борис в схватке сошелся со здоровенным «жлобом» по кличке Акула. Его устрашающая фигура и громадная оглобля, как помнилось, уже посеяли некоторое смятение в рядах отряда. Поэтому Борис опрометчиво кинулся на него, крикнув:

- Эй, Акула-каракула та, что задом подмигнула, давай сюда! Я тебе сейчас быстро бока пообломаю!

- Чья бы корова мычала, а твоя молчала! - промычал тот, и, размахивая оглоблей, двинулся на Бориса. Его оглобля несколько раз чувствительно ударилась о щит, оставляя на нем заметные вмятины. Борис сначала защищался, стараясь самодельным мечём нейтрализовать его оглоблю.

Видя такое дело, что их побеждают, Борис подумал, что пора драпать. Увидев, что его пытаются окружить, он тогда крикнул своим:

- Полундра, братва! Быстро сматываемся, отходим!

Увидев это, Гасбулатов закричал:

- Вперед, пацаны, они драпают! Ура-а-а!

. Бей их братва!..

- Ура-а-а! закричали ребята из отряда Гасбулатова.

Картина сражения резко изменилась. Увидев, что их окружают, ребята подрастеряли свой. Сбившись в кучу, прикрываясь щитами, они, отступая, отчаянно оборонялись. Началось, как говорится, избиение младенцев.

Борис по-разному выходил из таких крытых переделок, однако на этот раз ему крупно не повезло. Акула, улучив момент, так сильно саданул Бориса оглоблей по физиономии, что перебил ему переносицу.

Нос (у переносицы) у Елкина с тех пор как у боксера на всю жизнь остался горбатым.

Борис, когда получил удар оглоблей, свалился замертво, думал, все кранты (конец). Сначала у него от такого удара искры посыпались из глаз, а затем все потемнело в глазах.

* * *

Но он родился в «скафандре», Нечисть и тут пришла ему на помощь. Он очухался и вскоре пришёл в себя.

Подоспевший на помощь Сергей с пацанами отбили его у противника и дотащили до больницы.

Нечисть, наблюдая за своим подопечным, и на этот раз спасла ему жизнь, изменив силу и направление удара.

Если бы Бориса огрели оглоблей еще раз, то Лоссия лишилась бы одного своего героя.

Вот такое «разбойное» детство было у него и его сверстников.

* * *

В школе, где учился Борис, хулиганские его выходки порядком всем надоели. Директор школы долго терпел все проделки Бориса, и однажды не выдержал, и вытурил хулигана из школы. Это произошло после окончания семилетки.

Дело было так. Седьмой класс был выпускной, после окончания семилетки можно было поступать в техникумы или училища, или продолжать учиться в восьмом классе, чтобы закончить десятилетку. В зале на это торжество собрались родители, преподаватели, школьники, настроение у всех было весёлое, приподнятое. Директор и завуч каждому ученику торжественно вручали свидетельство об окончании семилетки. Все шло по обычному школьному сценарию.

* * *

И тут вдруг Боре моча вдарила в голову (Нечисть, наблюдая по «Всемирной Паутине» за торжеством решила внести свою лепту в сценарий, она дала установку Борису сказать несколько «теплых» слов этим напыщенным учителям).

* * *

Получив установку, Борис решил напоследок сказать несколько слов надоевшим ему учителям и особенно классной руководительнице.

Видя, как Борис рвется к трибуне, ему дали слово. При этом ни у кого не было сомнений, что Елкин в такой торжественный день, как все другие дети нормально выйдет и скажет слова благодарности школе, учителям и все такое…

И он сказал, выступил в своем духе:

- Я, понимаш, тоже хочу сказать несколько слов о нашей школе и её учителях. Из всех учителей я, понимаш, считаю лучшими учителя физкультуры Ивана Григорьевича и учительницу пения Серафиму Федоровну, остальные учителя и «учителки», как сказал бы мой папаня так себе – не рыба ни мясо.

В зале после такого вступления Елкина, раздал шум возмущения. Елкин, не обращая внимание на шум в зале, продолжал:

- Особенно, понимаш, «некудышняя» у нас классная руководительница, её как не иначе полной дурой не назовешь. Я считаю, что она, понимаш, не имеет права быть учителем и воспитателем детей. Она их не учит и не лечит, а калечит!..

Директор школы Степан Гаврилович, не выдержал такого глумления над вверенной ему школой, возмущенно воскликнул:

- Елкин, вон из школы и чтобы твоего духу поганого здесь не было!

Он схватил Елкина за воротник и буквально вытащил упиравшегося Бориса из школы.

Так бесславно закончилось обучение в этой школе Бориса Елкина

Почему Елкин так невзлюбил «классную» станет понятно, если вспомнить сколько «крови» он ей перепортил. Дело в том, что угомонить Бориса словами, когда он дебоширит и срывает уроки в классе, почти не возможно, поэтому она с разрешения папаши Бориса-старшего брала линейку и иногда прикладывала её к Бориному мягкому месту, а также частенько выгоняла его из класса, что естественно тому не нравилось. Она также зачастую ставила этакого здоровенного верзилу второгодника в угол, стыдила его перед девочками, что особенно задевало больную психику молодого Бориса.

Он этого, конечно, никак не мог стерпеть и, воспользовавшись таким удобным случаем, попытался отомстить учительнице.

В школе тогда возник большой скандал, и торжественное мероприятие было сорвано.

На следующий день директор школы собрал педсовет, вызвали отца, которому пояснили, что свидетельство об окончании школы Борису не выдадут, а вручают ему так называемый «волчий билет» - это такой беленький листочек бумажки, где вверху написано, что ЕБН при неудовлетворительном поведении прослушал семилетку, а внизу была запись - «без права поступления в восьмой класс на территории страны».

Отец Бориса пришёл с педсовета домой злой, презлой, взялся, как это нередко бывало, за ремень, - и вот тут-то Борис показал уже зубки, он вырос из детских штанишек. Он схватил отца за руку, сказал:

- Все, батя! Я уже тебе, понимаешь, не пацан. Могу и сдачи дать. Дальше я буду воспитывать себя сам.

С тех пор тщедушный, старый, вымотанный жизнью спившийся отец больше не трогал его. И Борис больше никогда не стоял целыми часами наказанным в углу, и ремнём по заднице за свои проделки от отца уже не получал.

Очевидно, не водкой единой пьян человек, а больше от жизненных неурядиц.

Таким образом, в Лоссии некому было надрать задницу нашему герою за его последующие многие проделки и действия.

Отец Елкина после случившегося (не без вмешательства Нечисти) стал «оббивать» пороги, где только можно, чтобы его оболтус сын мог все-таки окончил школу. Он понимал, что без образования в Союзе в те времена, как без воды: и не «туды», и не «сюды».

Он ходил в районный и городской отделы образования, в городской комитет коммунистической партии, обладавший в то время всей полнотой власти на местах.

Он просил снисхождения за своего великовозрастного детину. Кое-кому и где надо, как водится на Луси, всунул взятку и Борису все-таки выдали свидетельство, в котором среди всех оценок, красовалась по поведению жирная двойка «неуд». Тут дирекция школы ни как, ни при каких обстоятельствах, не могла поставить ему удовлетворительную оценку.

Бориса с этим документом отец устроил в другую школу в восьмой класс, где его там никто не знал.

Поскольку физрук школы привил Борису любовь к спорту, мотивирую это тем, что каждый «крутой пацан» должен уметь своим обидчикам давать сдачи, и тем, что спортсменам дают большие поблажки и в школе, и в институте. Борис, поняв это, начал усиленно «качать» мышцы, заниматься спортом.

Из спортивных игр ему больше всего понравился волейбол, и он готов был играть целый день в мяч, только не учится, не корпеть целыми днями напролёт за учебниками. Ему нравилось, что мяч слушается его, что он может взять в акробатическом прыжке самый безнадёжный мяч.

Одновременно Борис пытался заниматься и лыжами, и гимнастикой, и лёгкой атлетикой, десятиборьем, боксом, борьбой, ему хотелось охватить все. Но, в конце концов, волейбол пересилил, и им он уже занялся совсем серьёзно.

У него не было двух пальцев на левой руке, которые взрывом гранаты ему оторвало, поэтому трудности с приёмом мяча были, и он специально отрабатывал собственный приём, особое положение левой руки.

* * *

С потерей двух пальцев, случилась с ним одна жуткая история.

Как и все ребята, он жил и переживал за тех героев, которые «били» фрицев на войне. Он, как и многие ребята мечтал с «мальства» попасть на фронт, но его по возрасту, естественно не брали.

Поэтому ребята с его двора часто играли в войну, делали самодельные пистолеты (самопалы), ружья, даже небольшие пушки.

У Бориса был свой настоящий «самопал», он его сделал сам из медной трубки, которую «спер» сняв с топливопровода колхозного трактора.

Самопалы делались ребятами тогда самым примитивным способом. Такой самопал сделал и Борис.

Трубку он обрезал ножовкой до нужной длины. Затем заклепал один её конец. Это делалось для того, чтобы, когда с другого открытого конца насыпать порох в трубку (или, например, крошки серы с головок спичек), заряд обратно не высыпался.

Рядом с заклепанным концом трубки Борис сделал пропил (отверстие), чтобы через него можно было подпалить заряд находящийся внутри трубки-ствола самопала.

Со ствольного открытого конца трубки, когда заряд засыпан, Борис вставлял пыж, а после него свинцовую самодельную пулю, которую, чтобы она не высыпалась, закрывал комочком газетной бумаги.

Пули или дробь он делал из пластин старых аккумуляторов, которые плавил в жестяной банке на костре. Потом расплавленный свинец разливал по формам, сделанных из цельного куска мела. Мел ребята «таскали» с железнодорожных вагонов.

Сделанная таким образом трубка-ствол, была установлена им на рукоятку, выструганную по форме пистолета из липовой доски. К такому своеобразному ложу он с помощью проволоки прикрепил ствол и «самопал» готов к стрельбе. Теперь оставалось только чиркнуть прикрепленную к прорези ствола спичку, и он шарахнет так, что может пробить толстую фанеру.

Играли они в партизан, где противниками были фашисты. Партизаны прятались в лесах и оттуда нападали на фашистов. Фашистами, конечно, никто не хотел быть, поэтому Борису различными способами, больше обещаниями и раздачей папиросок и «бычков» (так назывались надкуренные папиросы) приходилось уговаривать малышей стать на время ими.

Но оружия в ребячьих играх Борису явно не хватало, и он решил добыть что-нибудь более существенное, чтобы удивить в который раз ребят.

Борис как заводила во всех военных играх пообещал достать настоящие гранаты и взялся проникнуть в церковь, где находился военный склад

Он подбил на этот подвиг своего одноклассника, но тот наотрез отказался лезть за колючую проволоку на территорию склада, сказав:

- Раз ты такой прыткий, то лезь сам туда, а я постою лучше на «шухаре».

Борис обозвал его трусом, сказав:

- Что мандраж, понимаш, берет, у тебя коленки видно от страха дрожат.

- Да нет, просто не хочу с дуру под пули часового лезть. Пристрелить могут не за нюх табаку.

- Ну, как знаешь, а я полезу. Семь смертей не бывать, а одной миновать.

Ночью они как настоящие разведчики по-пластунски подползли к заграждению склада. Николай остался на «шухаре» следить за часовым, а Борис пополз к проволочному заграждению. Военный склад был обнесен тремя рядами колючей проволоки. Сердце у Бориса уходило в пятки, когда часовой приближался к нему, но он отгонял от себя страх, так как понимал, что ребята обзовут его трусом.

Поэтому, как ему казалось, отступать и отказываться от своих слов он не мог, гордыня вожака не позволяла перебороть себя и сказать самому себе: - Борис ты не прав!..

Теперь в душе кляня себя и холодея от страха, он осторожно сделал подкоп и пролез под проволокой.

Пока часовой находился на другой стороне, Борис перепилил решётку в окне подвала. Затем забрался внутрь склада, открыл в кромешной темноте первый попавший ящик и взял две гранаты РГД-33 с запалами. Потом он благополучно выбрался обратно. Чувство гордости переполняло его мальчишечье сердце.

* * *

Нечисть и тут были на его стороне, отвлекая часовых. Так как они, обнаружив ночью чужака на территории оружейного склада, могли стрелять без предупреждения. Нечисть как черный ангел витала за его спиной, берегла своего выкормыша.

Некоторые люди чувствуют присутствие своего ангела хранителя, правда, они (ангелы) тоже бывают разные, одни черные, другие белые. Одни сторонники Сил Зла, другие – Добра.

Черный ангел оберегал Бориса с мальства.

* * *

Но вернемся к жизнеописанию нашего главного героя.

На следующий день ребята с его окружения ахнули, увидев в руках Бориса настоящие боевые гранаты.

- Вот здорово! Гранаты, настоящие!.. – восклицал Сергей. – Где ты их достал?

- Где, где! – отвечал гордый и довольный собой Борис, улыбаясь во весь рот, на все оставшиеся после очередной драки 30 зубов.

- Со склада сперли! - пояснил Николай.

Ребята обступили Бориса, каждый просил его дать подержать боевые настоящие гранаты. Все охали и ахали.

- Интересно, как гранаты устроены? – спросил Петька Заболотный.

- Вот я и хочу посмотреть, что там у них внутри, - сказал Борис. – Парни давайте двинемся подальше в лес и там разберем их, потом испытаем в действии.

Ребята согласились.

Забравшись с приятелями далеко в лес, Борис, прихватив из дома молоток и плоскогубцы, попробовал разобрать гранаты. Но не ту-то было, граната не разбиралась, для этого у него «клепок» в голове не хватило.

Борис стал с дуру бить молотком по гранате, стоя на коленях. Запал при этом из гранаты не вынул, так как он не знал устройства гранаты. Ну и эта дура жахнула, хорошо, что камень отвел осколки в сторону и ему «отсандалило» лишь пальцы, но при этом погибли два парня, в том числе и один из друзей Петр Заболотный.

Впрочем, не удивительно, что Елкин в руках которого разорвалась граната, остался жить, а ребята стоявшие несколько в стороне от него погибли.

* * *

Нечисть просто не могла допустить потери своего «любимца».

Пока ребята тащили грязного оборванного всего в крови раненного до больницы, Борис несколько раз терял сознание. Потом у него началась гангрена.

В больнице под расписку отца (поскольку была гангрена и врачи не хотели рисковать своим положением) сделали операцию, пальцы отрезали.

После успешной операции Борис появился с перебинтованной рукой в школе как великомученик - герой класса. Девчата в классе «охали и ахали» по этому поводу.

Здесь опять господин «случай» (в лице Нечисти) уберег его от верной смерти. Однако для окружающих Бориса ребят она (смерть) была реальной, ходила рядом.

* * *

Вот, собственно говоря, так и прошло детство и юность Бориса. По его собственному заверению, эти годы у него было довольно безрадостные. Ни о каких, конечно, сладостях, деликатесах, мороженном или о чем-нибудь вроде этого, и речи не было – смысл жизни заключался в том, чтобы только выжить, выжить, выжить и еще раз выжить.

И он с «Высшей помощью» выжил, впереди были другие драматические годы.

Закончить детство нашего героя можно такими поэтическими строками:

«Пороли Борьку много раз-

Его так разуму учили,

Он не любил свой школьный класс,

В компашке водочку, блин, пили.

Когда наш вырос «Вырвиглаз»,

В чинах дорос до верховенства,

Порол Лоссию много раз,

Крутое памятуя детство».

Сейчас мы вернемся к нашему другому герою - Александру Югову и напомним его необычное земное рождение.

* * *

АЛЕКСАНДР ЮГОВ - ВОСКРЕШЕНИЕ

- Рожденные Адамом

Мы гости на Земле,

Живет в нас Бог и Демон -

Полярные в душе.

Мы воскресаем в детях,

Довольно много раз,

Цикл этот неприметен,

Он в ДНК у нас.

Рожден здесь кто-то Змеем,

А кто-то Кабаном,

Летит на крыльях Время,

Оно для всех одно!

Представьте себе, дорогие читатели, что Вселенная охвачена Всемирной паутиной и наш земной Интернет - это маленькое подобие её.

Поэтому Высшим здесь легко отыскать нужного индивидуума из Низших или планетоида из Средних, открыв при помощи своей поисковой системы сайт с биографическими данными разыскиваемого лица. Но Низшим весьма трудно, практически невозможно отыскать Высших, обладающих скрытой силой энергии целой Галактика. Для этого у них, прежде всего, нахватает ума и энергии.

Заглянув во Всемирную паутину-Интернет Высших, мы можем узнать, как жил первой своей жизнью Александр Югов, как жил и учился в Поднебесье, и как был тяжело ранен, борясь в ранге Посланника с силами Зла.

Здесь мы воспользуемся "флешкой Высших", которая необычным путем попала в руки Александра Югова. Как вы помните этот философский камень позволял получать информацию о Высших.

Таким путем Александр узнал, как оказалось мыслеядро Посланника (мыслеполя АЮ) в его теле. Расскажем вам, уважаемые друзья, как это случилось.

Как известно в неравной борьбе с Силами Зла мыслеполе АЮ в своем последнем рейде на границе Знания было сильно повреждено. Это случилось тогда, когда Силы Зла похитив его Небесного сына (Ая) заманили АЮ в ловушку, где в неравной схватке он был смертельно ранен. Друзья АЮ слишком поздно пришли к нему на выручку, после боя они собрали бренные остатки АЮ и привезли их в Божественную клинику, где началась борьба за выживание Посланника. Сюда были привлечены все местные медицинские светила.

АЮ находился в глубокой коме под психофазатронным колпаком у известного мыслеправа и целителя РА. Уже целый час шел консилиум врачей, после того как они просканировали то месиво, что осталось от Посланника.

Мыслеправы и целители пытались найти единственно правильное решение, которое позволило бы им, как говорят на Земле, по клочкам да косточкам собрать его воедино.

Сделать это было трудно даже при тех колоссальных возможностях и знаниях, которыми обладали поднебесные врачи.

Мыслемозг АЮ был основательно разбит, раздавлен, энергетически опустошен, но он еще сопротивлялся и кое-как функционировал.

Состояние АЮ было не лучше, чем у раненого человека, принесенного с минного поля и разнесенного в клочья разорвавшейся под ногами миной, у которого трудно найти что-либо неповрежденное, целое, живое.

Сами понимаете, такого раненого трудно собрать, оживить, вдохнуть в его тело жизнь. И хотя земные хирурги уже научились сращивать части человеческой плоти, пересаживать отдельные органы и даже менять сердце, работать над поврежденным разорванным мозгом они не могут. Люди не изобрели еще таких скальпелей, чтобы оперировать человеческий мозг, и в случае необходимости заменять в нем отдельные части, извилины, синапсы.

Еще сложнее приводить в порядок клетки памяти, удалять и стирать с них вредную для человека информацию, например, накопленную больным мозгом алкоголика тягу к спиртному.

Здесь, как нигде, важно соблюдение основного принципа: "не навреди".

Память человека, его разум, как отпечатки пальцев, индивидуальны. Все вышесказанное дает некоторое, хотя далеко не полное, представление о той тяжелой операции, которую предстояло сделать Посланнику.

Целая бригада Небесных мыслеправов и целителей работала над воскрешением АЮ.

Пока шел консилиум, в "предбаннике" клиники, ожидая решение, томились неизвестностью жена и сын Посланника, а также его верные друзья и соратники.

Тяжело и больно передавать то настроение и ту атмосферу, что царила там, так как каждый винил в случившемся, прежде всего себя.

Водопад отчаяния бурлил в душе КБ, жены АЮ. Она корила себя за то, что не усмотрела за сыном и потому муж, рискуя жизнью, вынужден был лететь в эту Чертову дыру спасать его.

Друг его ФА ставил себе в вину то, что не все предусмотрел в своем плане освобождения заложников.

ЗВ ругал себя за то, что не остался с другом и не помог ему в самую трудную минуту.

СА - что промедлил с ответным ударом по Душегубу, когда тот не готов был в должной мере к защите, а это, возможно, спасло бы АЮ.

Реки печали терзали всех от одной мысли, что Посланник не выживет и его не станет. Но их вины не было. Нельзя в мире все и вся учесть. И они, конечно, не могли все предусмотреть, предугадать, как говорят люди - подложить заранее мягкой соломки там, где упадешь.

Пока родственники и друзья АЮ находились в трансе от всего случившегося, сам он был в плачевном состоянии. Последняя искра его жизни ушла на такую глубину небытия, откуда сама уже не могла выбраться.

Очень трудно восстановить такой непростой индивидуум, каким является мыслеполе Высших, где нет, как вы понимаете, ни человеческого тела, ни костей и даже клеток, а есть невидимая сложнейшая паутина из неких мыслесиловых линий, рукавов, отдельных полей, энергетически трансформируемых в мощное мыслящее поле.

Мыслеправы и целители пытались из всего этого месива склеить, соединить части его силовых полей, контуров памяти и энергетических цепей. Зачастую это были поврежденные блоки, рваные, кровоточащие мысленные нити и цепи. К тому же все это было перепутано, а "заворот" мысленных нитей так же опасен, как заворот кишок для человека.

Обычно от таких мыслеувечий поля погибают, но могучий интеллектуал АЮ еще жил и продолжал бороться за свое существование. В нем теплилась мыслежизнь. Вот за это и уцепились врачи-целители Поднебесья, пытаясь спасти его.

Абсолютная темнота, вечный покой и вселенский холод. Казалось такого мощного интеллектуала, каким был до этого АЮ, уже не существовало.

Мыслящее поле его разорвалось на части, а мысленные нити спутались, стали неуправляемыми. Вначале он как-то пытался сам связать разорванные связи, восстановить шаткое равновесие между жизнью и смертью, но это ему никак не удавалось. Он снова (в который раз) погружался в эмоциональный хаос, кошмар образов, безумие мыслей.

Посланник АЮ медленно и мучительно умирал. И некоторые ощущения близкой смерти чем-то были похожи на предыдущие ощущения. На земную первую смерть в том далеком памятном году. Тогда он тоже некоторое время находился между жизнью и смертью. Только там он, раненый, лежал на дне разбитого снарядами окопа, а здесь под колпаком у мыслехирурга РА. Но, как и тогда, сейчас через разорванные каналы памяти к нему прорывались отдельные страницы его прошлой жизни. И как тогда, больше вспоминалось хорошее, чем плохое.

Куски его жизни возникали спонтанно, сами по себе, без непосредственного вмешательства памяти. Они носили бессистемный характер, примерно как в сумасшедшем компьютере, в который проник разрушительный вирус, сумбурно выдающий на экран дисплея все, что ему заблагорассудиться. На этом мысленная нить АЮ резко оборвалась, и нестерпимая боль прервала с таким трудом восстановленную мысль воспоминаний. Теряя сознание, ему показалось, что как будто от взрыва внутри него раскололся мир и сквозь разверзшуюся дыру, через его мыслящую субстанцию пролетает густой рой огненных метеоритов, рвущий на части мысли и извилины его невидимой плоти. Боль была невыносимой. Она долго пульсировала. Не отпускала и жила в нём, не давая сосредоточиться.

Затем, неожиданно, как и возникла, она пропала. И он получил временную передышку. Снова пелена образов возникла. Захватила его, мысли вихрем перенесли на Землю, в далёкое прошлое. Этот эпизод из его жизни произошёл так давно, что он позабыл о нём, и вот, какая-то случайность возродила его. Перед ним отчётливо возникла сцена из жизни его земного сына и внука, случайно подсмотренная им на Земле.

- Боже мой! До чего же наивны земные люди, - подумалось ему.

Здесь снова пронзительная боль поразила АЮ. Как будто крупный обломок стекла вонзаясь, ворочался в мозгах: резал, колол, давил, вызывая дикую боль. Мысль оборвалась. Эта жуткая по своей остроте боль долго не отпускала.

- Пожалуй, мне не выкарабкаться из такой передряги, - мысленно подумал он, - догадаются ли там, наверху, что мне скоро придёт каюк, или нет? Пожалуй, должны!..

В этот момент АЮ уловил чьё-то лёгкое мыслеприкосновение. Это врачи сканировали его разум. И хотя касание было очень слабым, он почувствовал его.

АЮ несколько приободрился и попытался ответить на контакт, но, к сожалению, слишком слабым был ответный сигнал.

Мыслепрофессор, который сканировал АЮ, хотел передать ему часть своей жизненной энергии, поддержать его гаснущую искру жизни, не дать ей уйти в небытие. Однако из-за слабости ответного сигнала он не мог вступить в контакт и ошибочно решил, что дела его подопечного очень плохи.

В свою очередь, АЮ, не чувствуя повторного контакта, попытался сам мысленно "докричаться" до своих. Отдавая последние силы (энергию), он отправил свой мысленный крик - призыв как можно дальше, в темноту окружавшей ночи. Но этот зов так и не достиг цели - вокруг простиралась безмолвная тёмная и холодная пустота. А это означало медленную мыслесмерть АЮ. В таком состоянии он долго не мог продержаться, а заменить родник его души, как и мозг человека, нельзя. Это был бы уже не АЮ, а другой мыслящий индивидуум.

Как метко заметил старый мыслепрофессор-целитель РА, собранному из разнородных кусков мыслящему существу так же нельзя дважды войти в жизненную реку, как дважды не войдешь в обычную реку. А видеть вместо АЮ какого-то мутанта никто не хотел.

Посовещавшись, врачи АЮ решили обратиться к его жене, мыслеполю КБ, пусть она определяет дальнейшую судьбу мужа.

- Мы не в силах помочь Посланнику, - с горечью констатировал свою беспомощность старый профессор. - К сожалению, он получил слишком много повреждений...

- Что же делать? - растеряно спросила КБ.

- Остается одно - вселить его базисную искру мыслежизни в тело новорожденного земного мальчика. Только там, в теле человека из неё может возгореться новая протоплазма жизни.

Жену АЮ мыслеполе КБ ответ профессора вверг в смятение. Она понимала, что это значит потерять любимого ещё на целую человеческую жизнь.

- А нет ли других возможностей воскресить мужа? - с мольбой и дрожью спросила она целителя.

- К сожалению, нет, - ответил тот. - Поверьте, мы испробовали всё, что можно, но у нас ничего не получается. Очень большие повреждения. Заменить все важнейшие спирали разума АЮ нельзя - получился бы суррогат, а не ваш муж. Не желаете же вы получить вместо мужа мутанта?!

- Нет, нет! - испуганно профотонила КБ, - всё что хотите, только не это. Я такого не перенесу.

- Вот и мы этого не хотим, - произнёс старый профессор.- Единственное, что можно сделать, так это посадить последний росток его жизни в благодатную почву, чтобы он там расцвёл и вырос вновь.

- Я всё понимаю, но это лично для меня равносильно потере мужа.

- Что поделать, КБ, из двух зол выбирают меньшее...

* * *

А на Земле случилась другая беда. Земные врачи-акушеры в родильном доме боролись за жизнь новорожденного малыша.

У Веры Юговой должен был появиться первенец, но судьба уготовила злую долю: он родился мертвым.

Уже длительное время врачи пытались вдохнуть в маленькое тельце жизнь, но это пока никак не удавалось.

Прибывший по срочному вызову из Центральной клиники профессор Попов, взглянув на ребёнка, посоветовал применить последнее средство - электрошок, чтобы попытаться запустить в работу его сердце.

И тут свершилось чудо! После второго удара сердце малыша заработало, и он заорал на всю больницу, чем несказанно обрадовал не только земных, но и небесных врачей, так как в тело новорожденного они успели вложить то, что осталось от души АЮ.

Все при этом облегчённо вздохнули. Старый и мудрый целитель РА сделал всё от него зависящее, чтобы спасти, сохранить последнюю искру жизни АЮ, а земной профессор Попов - чтобы оживить маленькое тельце ребёнка.

Таковы бывают перипетии человеческой судьбы; в маленьком тельце новорожденного заискрилась крупица души АЮ. Он как бы воскреснул из небытия в новом теле и начал всё с нуля, с чистой страницы жизни. Для него началась новая жизнь, в новом теле, на старой планете Земля.

Трудно, конечно, описать то горе и отчаяние, которое охватило поле КБ в тот момент, когда ей сообщили, что её муж уже не жилец на том свете. Слабым утешением и было то, что остатки души АЮ переселили в тело младенца на Земле.

Ей тогда показалось, будто померк белый свет, остановились время и сама её краткая и быстротечная жизнь. Она - вдова, самая молодая вдова на том свете. Они с мужем прожили вместе всего-то ничего, какие-то неполные сто земных лет, и вот его нет. Нет! Нет!!

Как жить дальше, да и, собственно говоря, зачем? Пусто и тоскливо без него. Она больше никогда не услышит его ласковый и тихий мыслеголос, не ощутит тепло его души, любовных пламенных утех. Ведь душу свою не вывернешь наизнанку, каждая ниточка цепями связывает ее с АЮ. Эту память их совместной жизни, любви, близости душ не зачеркнешь, не выбросишь, не забудешь. Эти воспоминания остаются надолго, на всю оставшуюся жизнь.

Теперь её жизнь как бы делилась на два этапа - на то время, когда они были вместе, и на то, когда АЮ не стало. Если первое было самой радостной и светлой полосой жизни, то второе рисовалось ей в тёмных тонах.

Примерно такое же состояние первоначально переживают все вдовы: пустота, бездуховность, отчаяние. И лишь потом возникают спасительные мысли - маяки, в виде переориентации на воспитание сына, их сына, крошки Ай, с тайной надеждой, что он вырастет таким же, каким был его отец.

Пережить горечь утраты помогает поддержка родственников и старых, закадычных друзей.

Но это будет потом, а сейчас жизнь для нее надела черные одеяния и протекла в большей своей части механически, блекло и буднично. Конечно, она осознавала, что надо что-то делать и поэтому хваталась за любую работу, отдавая всю себя работе и воспитанию сына. Все остальное отодвинулось для нее на второй план и перестало существовать вообще. Где-то остались позади радость, праздники, веселье, смех, любовь.

Ее утешало лишь то, что АЮ жил в памяти родных и друзей. Как выразился СА:

- Все в этом мире становиться на круги своя. АЮ прожил славную жизнь и на земле, и на небе, а теперь начал ее сначала, в новом теле, в новое время, как говориться, с чистого листа. И это здорово! Не каждому удается повторить жизнь. Ты, КБ, должна гордиться тем, что прожила хотя и недолгую, но самую счастливую пору жизни с Ним. У вас есть сын, что может быть лучшего этого на свете. Теперь малыш возьмет в свои детские руки эстафету отца и продолжит его славные деяния.

Правильно говорят:

- Не бывает на Земле такой лютой зимы,

После которой не наступила бы весна-красна.

Не бывает такой беды и печали,

Которые бы не сменила радость, жажда жизни,

Открывающая безоблачные дали!

С тех пор прошло немало лет. Уже отгремела на том и этом свете Вторая мировая война, покончив с самым кровожадным исчадием Большого Зла. Лишь где-то остались отдельные, разрозненные сатанинские части, которые и теперь продолжают творить пакости как на том, так и на этом свете.

В свое время АЮ предвидел приближение войны и готов был положить на алтарь Победы все, что у него было, даже саму мыслежизнь.

К сожалению, ему не довелось участвовать непосредственно в этой войне между силами Добра и Зла - помешали те известные события, в Логове, куда так коварно заманила его Нечистая сила. Но это была, если не сама война, то прелюдия к ней.

Сейчас, живя на грешной земле под именем Александра Югова, он и понятия не имел, кто он, и что его действия в Логове послужили на том свете своего рода катализатором для начала этой ужасной мировой войны.

И что за его раны небесные друзья ЗВ, ФА и СА и другие стократно отомстили Сатане. Жаль, конечно, что Александр об этом не знал и даже не догадывался. Хотя далекие отзвуки этих вселенских событий все же докатились до Югова, но он им, не придал особого значения, что естественно для людей.

Мало ли какие катастрофы возникают в беспредельном Космосе. Там, как известно, постоянно рождаются новые, и, взрываясь, умирают старые миры, хотя, конечно, необязательно вспышки сверхновых звезд связывать с войнами, с извечной борьбой между Хаосом и Гармонией. И поскольку контакты между трехмерным миром и многомерным практически исключены, такая информация не могла прямым образом просочиться к нему через границы пространства и времени. Да и зачем информация Высших нужна детям Земли? Дети есть дети, и пусть они пока сидят в своей колыбели - на Земле.

Однако следы войны, по крайней мере, ее внешние, видимые признаки, были замечены людьми в виде эха Большого взрыва, прогремевшего где-то там, в космической дали.

Ученые заметили гигантскую вспышку, по мощности равную энергии нашей Вселенной, и связали ее с падением нейтронной звезды в Черную дыру. Сокрушительный силы взрыв до основания разрушил там старую звездную систему и привел к возникновению новой Вселенной.

Это случилось так далеко, что колоссальная катастрофа никоим образом не отразилась на землянах. Большинство людей пропустили мимо ушей информацию о ней. Только ученые, астрономы и астрофизики, встретили ее с некоторым энтузиазмом, и каждый в меру своего интеллекта постарался высказать свое мнение по данному вопросу. А заумные журналы поспешили опубликовать разную ересь про природу этого явления.

Впрочем, что с них взять, ведь не каждый из них может честно признаться, как это сделал в свое время Сократ, сказав: "Я знаю, что ничего не знаю!"

А это было не что иное, как победа над силами Зла во Вселенной, где Сатана долго правил бал и заставил даже само Время бежать вспять.

В свое время командор АЮ обнаружил в епархии Сатаны эту чертову парочку и предложил использовать ее в качестве своеобразной межгалактической бомбы. Для этого необходимо было лишь несколько изменить траекторию движения нейтронной звезды, чтобы Черная дыра сама затянула ее в свою ненасытную утробу и подавилась таким сатанинским подарком.

Его небесные друзья так и сделали. Они проникли в Логово Сатаны вторично, уже без Командора, и, используя известную Энергетическую спираль, направили звезду в устье Черной дыры.

Сам Сатана не мог удержать системы от взаимодействия, и эти две гигантские энергетические дуры так жахнули, что все вокруг полетело в тартарары, а на месте старой сатанинской Вселенной образовалась новая звездная система с чистой новой разумной жизнью.

И это для всех была Великая Победа Высших, которая по случайному совпадению приходится, как и у нас, на 9 мая.

Конечно, такие Победы, и на небе, и на Земле, достаются дорогой ценой. Только на европейском плацдарме Второй мировой войны, как известно, погибло порядка 35 миллионов человек, среди которых львиная доля была славян.

Аналогично и у них, на Том Свете, только на порядок больше, погибло мыследуш. И там тоже, как на Земле, значительная доля приходится на души славян.

Такова печальная статистика этих двух Великих войн. Вот что писал в древности о славянах арабский ученый Масуди:

"Славяне - народ столь могущественный, что если бы не делился на множество разветвлений, недружно между собою живущих, то не поспорил, не померился бы с ними силами ни один народ в мире!"

Очевидно, Бог знал, что нашему солдату нет равных ни на том, ни на этом свете, и потому чаще всего посылал их в бой с силами Зла.

Воистину эти Победы достались нам дорогой ценой. Нет семьи, которая не потеряла бы родственников. Вечная им память и святое благословение Всевышнего.

Скорбь наша беспредельна. Прав поэт, сказавший: "Война худое ремесло, о том поведают вам вдовы..."

А сколько таких вдов и сирот осталось после войны, это лишь одному Богу ведомо.

Но время не только калечит. Оно и лечит, при этом нарождаются новые поколения людей и "мыслеполей" и, забываясь, рубцуются некогда страшные раны войны.

В памяти народной останутся навсегда Победа, гордость за своих предков, выстоявших в ту лихую годину тяжких испытаний и победивших врага, да рассказы, сайты, книги и песни о войне.

Для нас землян 9 мая - это особый праздник. В этот день по всей стране люди собирается за праздничным столом. Возлагают цветы и венки к Вечному огню и к могилам павших солдат. Ходят на демонстрацию, смотрят парад Победы и, выпив фронтовые сто грамм, поют песни военных лет:

- про "Землянку", где "бьется в тесной печурке огонь, на поленьях смола, как слеза";

- про "Эх, дороги...", где "знать не можешь доли своей, может крылья сложишь посреди степей";

- про "Год 41-й, начало июня", когда "все еще живы, все, все, все";

- про "Путь-дорожку фронтовую", где "не страшна нам бомбежка любая, помирать нам рановато, есть у нас еще дома дела";

- про "Катюшу", про "Мишку" и "Красавицу Адессу" и про многое другое…

Ну и, конечно, неизменно поют всем хорошо известную песню - "День Победы".

Помните, друзья, замечательные слова этой песни: "День Победы, как он был от нас далек, как в костре погасшем таял уголек..."

Правильно говорят мудрецы: чтобы узнать народ, понять его душу, надо послушать народные и популярные в народе песни. Они вам о многом расскажут, ведь именно в песнях раскрывается душа народная.

Песня славянская (лусская, укралинская, бульболусская, польская, сербская, болгарская…) - это нечто незаменимое! У нашего человека отнимите хлеб, и он будет жить - не шибко тужить. Но если отнять "Песню", то он затоскует, сляжет и свет ему уже будет не мил. Вот что значит для славян песня.

Да и как не любить наши песни, ведь, в них собраны все краски мира, особая красота и сила славян.

Неволя, чужбина, темница - все забывается, когда услышишь лирическую, напевную красавицу песню. Она поднимет тебя на свои могучие крылья и понесет к родному дому, на знакомую улицу, к милой речушке, озерцу, вынесет на просторы наших полей, морей, лесов и гор, к большим и малым городам, поселкам и деревням.

Могучая сила заключена в песне. А песни военных лет, песни о войне - они особые, в них всегда слышится и звучит дух предков и вера в Победу.

Аналогично земному празднику и там, в Потустороннем мире, тоже празднуют свою Победу, в день святого Георгия-Победоносца. По счастливой случайности эти праздники совпадают и приходятся на 9 мая.

У временной вдовы КБ, 9 мая, в день святого Георгия-Победоносца, как всегда, собрались боевые друзья АЮ, чтобы помянуть Командора, так рано ушедшего из небытия, в земное бытие. Здесь был и умудренный знаниями и жизненным опытом ФА, и смешливый СА, и закадычный друг детства ЗВ, и другие товарищи АЮ.

Приняв несколько квантов живительных пью-мезонов, друзья вспоминали минувшие дни, войну, фронтовых друзей и подруг, мечтали о мире, о том времени, когда жизнь должна повернуться к лучшему... Ну и, конечно, пели фронтовые песни.

Мыслеполе ЗВ, сидя за праздничным достарханом, предложил выпить за Командора и спеть его любимую фронтовую песню.

Он взял мыслебаян, растянул меха, и в поднебесье зазвучало:

"Темная ночь…

Только пули свистят по степи,

Только ветер гудит в проводах,

Тускло звезды мерцают..."

Когда друзья АЮ пели эту песню, у КБ, которая в это время смотрела на сына, накатывались на мыслеглаза слезы.

При этом, естественно, каждый из поющих вспоминал что-то личное, думал о чем-то своем, дорогом.

Кто-то предложил мысленно переместиться на Землю и посмотреть парад войск на Красной площади, посвященный Дню Победы.

- А что, это идея, - поддержал ФА.

И все гости КБ переключились на центральную площадь столицы, где в это время проходил парад войск столичного гарнизона. "Коробочки" сводных батальонов всех родов войск под звуки торжественного марша, лихо чеканя строевой шаг, проходили мимо трибун.

С высоты поднебесья хорошо была видна вся Красная площадь, украшенная транспарантами, знаменами, плакатами.

- Красота-то, какая! - профотонил ЗВ. - Ребята, посмотрите, как хорошо идут мои земляки-пограничники, как четко печатают шаг! Не то, что "шурупы" (артиллеристы-ракетчики).

- Которые твои? - спросил ФА.

- Те, что в зеленых фуражках.

- Ну, идут, хорошо идут, как и другие, - промолвил СА, несколько обидевшись за "шурупов".

- Ничего ты не понимаешь! - горячился ЗВ. - Я сам вместе с Командором когда-то участвовал в таких парадах среди курсантов-пограничников и знаю, что это такое - так красиво пройти.

- Ну и что?

- А то, что это колоссальный труд, с ежедневными многочасовыми тренировками на плацу. Мы, например, за месяц до праздника уже начинали тренироваться.

- Ну, естественно, надо тренироваться, - заметил флегматично СА.

- Этого мало, есть еще такое понятие, как престиж. У нас в округе существовало своеобразное соревнование между родами войск - кто лучше пройдет на параде.

- Ну и как, вы побеждали?

- Многократно! И знаете, друзья, может сейчас с высоты нашего положения смешно вспоминать, но чтобы быть первыми, мы придумывали различные солдатские хитрости.

- Какие? - поинтересовался ФА.

- Разные. Например, чтобы удар о брусчатку был у нас более четким и громким, мы первыми стали прибивать к подошвам металлические пластины, вырезанные из консервных банок. И, когда мы шли, чеканя шаг, то сами представляете, какой лязг, эхом раздавался по всей площади. Это был высший класс.

После парада мы всегда получали благодарность командующего и лишнюю кружку компота к праздничному обеду.

- Ах, вот оно что! - заулыбался СА. - Вас прельщали компотами, а я думал, что вам давали что-нибудь покрепче.

- Ну, нет, спиртное нам было не положено, - ответил ЗВ.

- Скажи, ЗВ, а случались ли на параде курьезы?

- Естественно, были. Если хотите, расскажу один.

- Давай, валяй, - профотонил слегка затуманенный пью-мезонами СА.

- Служил у нас курсант Музыка, кстати, командор его хорошо знал, а фамилия у него была такая, потому что он родом с Западной Укралины. Так вот, стоим мы на параде в строю, подъезжает на лимузине, таком же, какой вы только что видели, командующий. Ну и, как положено, приветствует нас: "Здравствуйте, товарищи пограничники!".

Мы после паузы должны были четко ему ответить: "Здравия желаем, товарищ генерал!..". А затем, когда он отъезжал, дружно и громко три раза подряд прокричать "Ура!..".

Так вот, когда командующий поздоровался с нами, этот самый Музыка, очевидно, со страха, вместо того чтобы ответить, как полагается "Здравия желаем!..", он как ненормальный заорал: "Ура!..".

Да так громко, словно он собрался штурмовать Рейхстаг. Хорошо, что мы вовремя среагировали и быстро хором заглушили его вопли. И на трибунах, очевидно, ничего не заметили.

- Ну и как отреагировало ваше командование на это? Получили ли вы праздничный компот? - спросил, улыбаясь, СА.

- Как, как!.. Всыпал командир этому Музыке по первое число и отправил чистить туалеты.

- А я вспоминаю сейчас тот случай, - профотонил ФА, - когда наше родное "Ура!" да мужество и смекалка командора помогли нам победить эту нечисть - "Черного Гнусина"...

Все это время, пока друзья АЮ вспоминали былое, КБ по-хозяйски суетилась и грустно улыбалась, а ее сын Ай крутился возле фронтовиков, жадно ловя каждое слово о войне, и мечтал, что когда он повзрослеет, то тоже будет смелым и отважным, как и его отец, дядя ЗВ, ФА, СА и другие.

Тем временем на Земле и на Небе продолжался Парад Победы. На Красной площади гремела медь сводного тысячеголосого оркестра.

А на Небе, Архангел Гавриил, выступая перед святым воинством, говорил про то, какой дорогой ценой досталась им Победа, называл имена героев, отдавших Богу душу за святое дело. Среди них упомянул и командора Посланника АЮ.

- Выиграли мы войну с Сатаной, - говорил Архангел Гавриил, - не потому, что враг был слабый, а потому, что мы были сильны духом и верой в нашу победу. Наша вера, стойкость и любовь к ближним и дальним, большим и малым, зрелым и незрелым - основа основ, наше оружие, которое непобедимо. Трудно разрушить дом, построенный не на песке, а на таком крепком основании, как вера ... Будем же крепить нашу веру, единение, родство душ.

Да поможет нам в этом Всевышний!..

* * *

Праздники быстро кончаются. После Дня Победы друзья АЮ решили навестить Командора в его родных пенатах. Хотя, конечно, это слишком громко сказано - "навестить"; просто захотелось издали посмотреть, как он там живет.

А Земля на рубеже тысячелетий переживала непростые годы, связанные с концентрацией сил Зла, мечтавших взять здесь хотя бы небольшой реванш за свое поражение. Люди на земле всегда боялись таких рубежей и круглых роковых дат.

* * *

Но вернемся от философских рассуждений к реальной действительности и отыщем среди людей частицу души АЮ, заключенную в обыкновенное человеческое тело.

Мы не будем описывать детские годы Александра Югова, в тело которого было помещено ядро мыслеполя АЮ, поскольку это мало интересно, так как рос он и развивался как тысячи его сверстников в послевоенные суровые годы, перенесемся сразу в его школьные годы. В школе Александр, по признанию учителей, учился хорошо, хотя и не был круглым отличником. Как все ребята увлекался футболом, плаванием, очень любил книги, буквально зачитывался наиболее интересными из них.

Чтобы дать сыну разносторонние знания, родители в пятом классе отдали его учиться в музыкальную школу, где он учился у известного местного педагога и композитора Петра Музыкина по классу баяна. И хотя музыканта из него не получилось, так как кумирами ребят были в то время не шоу-музыканты, банкиры, экономисты и юристы, а летчики, космонавты, ученые ядерники, астрофизики и лирики, полученное разностороннее образование помогало ему в дальнейшем, как в работе, так и жизни. Он зачастую был душой той или иной молодежной компании, когда, взяв в руки баян, проникновенно, с душой пел популярные в те года песни, типа: "Сиреневый туман над нами проплывает, над тамбуром горит, полночная звезда…". Молодежь при этом подпевала и танцевала на таких вечеринках.

Для ребят поколения Александра Югова престижными считались не экономические, нефтяные или юридические вузы, а авиационные и физико-технические институты, а также престижные столичные университеты.

Конкурсы в такие вузы были огромные, на одно студенческое место претендовали несколько десятков абитуриентов.

Поэтому наиболее талантливая молодёжь стремились попасть именно в такие вузы страны, чтобы летать выше всех, быстрее всех, быть первыми в ядерной науке, ракетной технике, стать космонавтами-первооткрывателями.

Там собиралась будущая элита, цвет нации. Страна была на подъеме и "гагаринский дух" первых полетов в космос витал в воздухе, он будоражил умы и сердца молодых людей.

Вошли в классику слова, которые произнес первый в мире космонавт, сказав просто и понятно всем - "Поехали" и ставшее таким же классическим, выражение Леонова – Вернуться "на домой". В подтверждение этого приведем следующие поэтические строки:

- Есть традиция у космонавтов

"облегчиться…" на колесо,

Сколько ни было будничных стартов,

все равно "помочат" его.

Доктор клизмы поставит всем дважды,

натрет спиртом - вот Бармалей!..

Потом скажет вам чинно и важно:

- Хорошо всё мой друг, не болей!

Под скафандр огурец малосольный

без "чекушки" сунут в полет,

Командир всем концерт почти сольный

за кусочек там пропоёт.

Фильм прокрутят про "Солнце в пустыне"

(ну, никак нельзя без кино),

А спиртного не будет в помине,

за застольем у них всё равно.

На двери свой оставят автограф,

чтобы помнили иногда.

Снимет кадр перед стартом фотограф,

чтоб беда была - не беда.

Посидят, как всегда, на дорожку,

чтоб дорога была легка.

Стороной обойдут они кошку,

чтоб посадка была мягка.

Ну, ПОЕХАЛИ! - скажут на старте, -

взнуздав "миллион лошадей"...

Проскочили! Земля, как на карте,

в общем, штатно, как у людей.

* * *

Будут новые может порядки

той традиции не простой:

- Девять долгих минут, без оглядки…

чтоб вернуться всем "на домой"!..

Так что не удивительно, что Александр после учебы на философском факультете в национальном университете имени Тараса Шевченко, поехал в Тоску-белокаменную и там подал заявление с просьбой принять его на учебу в Тосковский авиационный институт (ТАИ). Его приняли сразу на третий курс, и он с головой окунулся в бурную столичную студенческую жизнь.

Учеба в ТАИ буквальным образом захватила его, то были славные студенческие годы, их помнят все студенты.

Не зря многие говорят. Что студенческие годы - это одни из самых лучших годов в жизни, что выпадает молодым. Причем без излишнего секса, пьянства и наркотиков, которых тогда не знала их молодежь.

В ТАИ учились не только ребята, но и отчаянные, целеустремленные, прекрасные девчата. Там на параллельном курсе училась одна из таких - Нина Славнецкая, которая, как говорится, стрелой амура поразила сердце Александра.

Жила Нина в старом кирпичном доме "сталинской" постройки. Её дом был расположен на небольшой и сравнительно тихой улице с приятным для такого крупного мегаполиса, каким является столица, названием "Лесная". Удобно было и то, что почти рядом находилась станция метро "Новослободская" и он часто провожал её до дома.

Мать девушки не раз приглашала его на чашечку кофе и так привыкла к нему, что считала его чуть ни членом семьи. Квартира у них была чудесная: высокие потолки, паркетный лакированный пол из дубовых дощечек, большие комнаты с широкими окнами. Стены квартиры были художественно расписаны масляными красками, что придавала особый уют. У родителей Нины была богатая библиотека, доставшаяся им по наследству еще от деда. А книги Александр очень любил, до утра самым буквальным образом зачитывался ими. Такая многогранная начитанность послужила в дальнейшем ему хорошую службу.

Но как в жизни порой бывает, их пути разошлись, как потом Александр узнал, малоразговорчивый отец Нины был "секистом" и работал в том большом сером доме, что находится на площади Железного Феликса (Дерижинского).

Говорят, есть два способа победить и управлять женщиной. Но та же народная молва, увы, утверждаем, что их не знает даже святая Мадонна.

Поэтому у Александра с первой его любовью ничего не получилось, впрочем, в этом он не одинок.

ТАЕЖНАЯ РОМАНТИКА БОРИ ЕЛКИНА

- Тайга - не дача и не летний сад,

Порой блуждаешь до «седьмого пота»,

Лешак покажет вам свой райский ад,

Для Лешего, ведь, рай - его болото.

Здесь мы продолжим повествование о Борисе Елкине, голодранное детство которого прошло в тумаках и подзатыльниках, потом наступила такая же сложная мало радостная юность.

Друзей из своего ближайшего окружения, Борис в летние каникулы всегда подбивал на какое-нибудь необычное путешествие. В душе он был большим непоседой, да и обстановка в доме не способствовала этому, поэтому он стремился зафитилить куда-нибудь хоть на край света, лижбы не сидеть дома и не видеть своего папаню, пьяным и с ремнем в правой руке готовой отодрать его сидячее место.

Для этого, чтобы завлечь ребят в свои сумасшедшие путешествия, он придумывал что-нибудь этакое особенное, например, податься «Закудыкины горы» искать, или «Денежкин Камень», где деньги в виде самородков прямо под ногами валяются.

Вся романтика таких путешествий заключалась в том, чтобы пехом с рюкзаками за плечами протопать десятки километров, с ночевкой в первозданной тайге, пропадая по нескольку недель вдали от дома. Таежные места у них были красивые, да они и сейчас там прекрасные, люди не успели их ещё испоганить, порубить на дрова, гробы и чурки

Так случилось, что юному, но уже возмужалому отроку Борису вдруг в этот раз втемяшилась новая блажь. Он загорелся отыскать исток, откуда берет своё начало река Айва. Там по слухам, можно было найти россыпь самоцветов, которые можно хорошо продать, накупить пирожных, мороженного, разных там сладостей, винца и пожить немного в свое ребячье удовольствие.

Жажда золотоискателя долго не давала ему покоя.

Втроем, собрав кое-какой харч, Борис с Сережкой и Николаем пошли искать в предгорьях Хуральского хребта истоки этой реки. Такая романтика найти самоцветы взбудоражила ребят, и они ушли в самоволку из дому, не сказав родителям, куда и зачем уходят. Впрочем, родители привычные к тому, что дети сами по себе, а они тоже сами с усами, и потому не сразу кинулись их искать.

Первые дни пути были сравнительно легкими, ребята в хорошем настроении, думая, что хоть на время избавились от школы, родителей, милиции в лице грозного участкового, они много шутили, разговаривали, осуждая вредных учителей и своих трусливых однокашников, которые отказались с ними идти в этот поход.

Дорога, петляющая вдоль берега реки, была им в начале путешествия знакома, ранее они сюда уже забирались.

Однако по прошествии нескольких дней ребятам пришлось туго. Очень долго поднимались по тайге вверх - по карте Борис знал, что исток реки находится около Хуральского хребта. То, что ребята взяли с собой из еды, уменьшалось с каждым днем, пришлось подкармливаться тем, что находили в лесу, в тайге. Ели орехи, жарили грибы, собирали ягоды. Лес хуральский очень богатый, прожить там, конечно, можно какое-то время. Шли они долго, уже никаких дорог, ничего, одна тайга. Иногда попадалась какая-нибудь охотничья избушка, там ночевали, а в основном ребята или шалаш строили, или просто спали под открытым небом.

Дорог и тропинок больше не было и им пришлось продираться через кусты, обходя старицы и окружающие их болота. Веселости у ребят уже поубавилось.

Первый заныл уставший от бесконечной ходьбы по кручам и оврагам заросшими колючими кустарниками, Николай. Он стал уговаривать ребят повернуть назад, говоря:

- Ребята! Хватит нам лазить по кустам, ища какой-то дурацкий ручей, из которого вытекает эта дурацкая речка. Я не могу больше! Устал, жрать хочу и не желаю больше спать на мхах и лишайниках, а хочу отдыхать на обыкновенной кровати, без комаров и мошек.

- Тоже мне нытик среди нас оказался. Ты, что маменькин сыночек, наседал на него Борис, - будь мужчиной! Мы же, понимаш, первопроходцы, если мы впустую повернем назад, над нами, понимаш, все девчата и пацаны смеяться будут.

Скажут: вот хлюпики, понимаш, трудностей испугались.

Другой участник похода Сережка первоначально держал сторону Бориса, говоря Николаю:

- Потерпи, дружище, скоро, очевидно найдем истоки реки. Где-то здесь она начинается. Этот ручей, вдоль которого мы идем, скорее всего, и приведет нас к цели.

Его поддержал и Борис, убедительно говоря:

- Я думаю, понимаш, что к вечеру мы дойдем до него, наберем кучу самоцветов и повернем обратно.

Его убежденность подействовала, самоцветы заискрились в глазах ребята, и они пошли дальше.

Истоки реки в виде невзрачного сероводородного ключа они нашли не вечером, а через сутки трудного пути.

Увидев его, Николай удрученно сказал:

- Боже мой, стоило из-за этого сюда переться! Я все штаны изодрал и ботинки разбил. Домой приду, отец мене «всыплет» не только «по первое число», но и авансом за месяц вперед.

На что Борис, стараясь подбодрить друга, сказал:

- Терпи казак, атаманом будешь! Зато, понимаш, всем одноклассникам утрем носы. Мы первые добрались до истоков Айвы.

- Не трусь, Николай, твоя Ирина гордиться тобой будет, - поддержал напарника Сергей, - как никак мы были здесь первыми.

Я предлагаю искупаться, пошарить по дну и берегам ручья и поискать камни-самоцветы.

Идея всем понравилась и ребята, сначала разделись до трусов, а потом подумали (зачем мочить трусы?) сняли и их, и голыша залезли в воду. Лазя по дну руками ощупывая каждый камушек, ища вожделенные самоцветы, они замутили весь ручей. Ничего путного не найдя ребята злые и уставшие вылезли на берег. Потом молча развели костер и немного перекусили из того, что оставалось из съестного.

Наступила ночь, она была кошмарной, так как здорово донимали комары. Костер спасал их только на половину. Стоило повернуться на другой бок, как комары принимались за дело, находя любые щели и возможности пустить ребятам кровь.

Эти большие хуральские кровососы противно пищали, залезали за шиворот, под рубахи и безжалостно жалили ребят, оставляя на теле волдыри.

Проснувшийся с первыми лучами солнца искусанный комарами Николай горько пошутил, что страшнее зверя, чем хуральские злые комары нет.

И он был прав, таких крупных и кусачих комаров, как хуральские, в задрипанной Евшопе нет. Там комары какие-то мелкие, невзрачные и худые. По адесским юморным меркам их как синюшных кур на Пиввозе, можно оценить по три «деревянных», а этих хуральских экологически чистых богатырских комаров, можно, пожалуй, продать по пять «евро» за штуку. Такие они огромные, ну просто богатыри, а те синюшные евшопейские по три и не «евро», а «деревянных». Поскольку больше они не тянут, ну очень уж маленькие за бугром кровососы. Если их оптом запустить в Евшопу по пять целковых за дюжину, то их евшопейские медицинские «шопы», которые хитальянскими пиявками торгуют, будут в шоке и в «шопе». Так в последствии шутил Борис, будучи «дикарем» в Адессе-маме.

Утром на скорую руку умывшись из ручья, съев оставшиеся после вчерашнего жалкого ужина крошки хлеба, а на десерт, насобирав ягоды в лесу, ребята решили двинуться обратно. Несколько километров спускались вниз до первой деревушки. К тому моменту они уже порядочно выдохлись.

Добравшись до деревушки, решили купить у одного рыбака старую его лодку. Собрали, кто что мог - рюкзак, рубашку, ремень, - в общем, все, что было у них, выпросили у него взамен небольшую деревянную плоскодонку, и на этой лодчонке поплыли вниз по реке.

Плыли, плыли и, вдруг вверху, в горах, Борис заметил пещеру.

Опять азарт золотоискателя овладел им. Он уговорил ребят остановиться, и осмотреть её, а вдруг это и есть пещера Хуральских сокровищ, о которых ходят легенды. Вошли в пещеру, и пошли, поползли по ней.

Пещера вела-вела их, вела, никаких сокровищ они в ней не нашли. И вывела она их куда-то в глубь тайги. Борис, оглядевшись, уже не мог понять, где они находятся, короче говоря, ребята заблудились. Чтобы не подать виду, что они заблудились, Борис обратился к своим напарникам со следующим предложением:

- Братва! Я предлагаю, понимаш, сократить наш путь и не петлять вдоль по речки, а пойти, понимаш, прямо через перевал и выйти прямо к поселку.

- А мы так не заблудимся? – спросил осторожный Николай. – Может, возвратимся домой старым путем.

- Не «боись», Николай, со мной, понимаш, не пропадешь! - самоуверенно заверил его Борис. - Я, понимаш, не Сусамин, чтобы плутать по лесу. Дорогу я даже по одному Солнцу, понимаш, могу найти.

Решающим моментом здесь, как и в других случаях была Борина уверенность в своей правоте, хотя часто, эта самая самоуверенность Бориса была больше бравадой, чем уверенностью.

Эта уверенность особыми достоинствами Бориса не была подкреплена, и главное она ни на чём не была основанная. Просто он ляпнул языком и все.

Такая уверенность одного человека может просто гипнотизировать другого, да и его самого, будь то уверенность школьника перед экзаменом, докладчика перед аудиторией, священнослужителя перед верующим или безусого пацана, каким тогда был Борис перед своими сверстниками. Такая уверенность или самоуверенность в последствии принесла много горя людям.

- Ну и в какую сторону надо идти? – спросил Бориса Сергей.

- Солнце у нас встает на востоке, так?

- Ну, так!

- Вон оно (Борис пальцем уверенно показал на солнце), значить нам, чтобы попасть домой надо двигаться, понимаш, на юг, то есть туда (он показал в каком направлении надо идти).

- Ну, раз ты так уверен, дорогой наш праправнук Сусамина (неудачно пошутил Сергей), то веди нас кратчайшим путем. Честно говоря, мне надоело здесь лазить по кустам и питаться чем попало.

И ребята пошли в указанном направлении. К вечеру они добрались до перевала и там случайно набрели еще на одну пещеру, вход которой вел в нужном им направлении.

Борис, не напрягая извилин, как это зачастую делал в своей жизни, самоуверенно заявил:

- Эта пещера, понимаш, выведет нас на ту сторону хребта, а оттуда до поселка и рукой подать.

Николай интуитивно почувствовал опасность, спросил:

- А ты уверен, что мы выйдем туда куда нужно? Не получится как в той шутке про утопленника: «Пройдете по этому шаткому мостику до середины и сразу направо...»

- Коля, не трусь!- решительно заявил Борис. – Моя интуиция, понимаш, меня еще не подводила. (Хотя он, конечно, здесь очень привирал, поскольку эта его хвалебная интуиция неоднократно подводила и приводила к плачевным результатам).

- Ребята, а это интересно полазить по этой пещере может, клад найдем? – мечтательно произнес Сергей.

- А, что, помните, как прошлым летом, понимаш, Васька нашел в пещере удивительно чистый горный хрусталь. Отец тогда, понимаш, отобрал у него его и продал мастерам огранщикам, а сыну в награду купил классную футболку с надписью «Сартак». Мы все тогда завидовали, понимаш, ему, - мечтательно, ковыряясь в носу, произнес Борис.

- Во, во! Я за то, чтобы полазить по этой пещере, - поддержал его Сергей.

И они решительно направились к входу в пещеру, каждому из ребят грезились богатства Царицы хрустальных гор.

Пещера оказалась длинной предлинной, хрусталя они никакого не нашли, кругом был только известняк. В пещере было сыро и холодно. Идти по ней было нелегко, дно было неровное, с потолка свешивались сталактиты. Местами пробираясь через узкие лазы пещеры, ребята обдирали себе кожу на коленках, набивали синяки и шишки. Ореол таинственности и «кладоискательства» у них здесь окончательно пропал.

Наконец они вылезли из пещеры на склоне какой-то горы и неизвестно где. То, что они заблудились, ребята поняли несколько позже, ближе к вечеру. Запасы еды давно кончились, оставалось несколько спичек, что позволяло пока разжечь костер и поджарить на них грибы. От лесных ягод, особенно брусники у всех образовалась во рту оскомина. Орешники попадались редко, часть сорванных орехов была еще незрелая, но из-за отсутствия чего-нибудь лучшего ребята ели и их, и как следствие на них напала «швидка Настя» (понос).

Приходилось чаще останавливаться, и, сняв штаны, садиться под куст и «обстреливать» как из пулемета близлежащее земное пространство.

Первым сел под куст Борис, которым больше всех ел эти бесплатные лесные дары, его «пулемет» долго не умолкал в лесной тиши.

Сергей и Николаем сначала шутили над ним, крича ему со стороны:

- Эй, Борис! Слышишь, кончай стрелять, всех птиц распугал, даже сороки перестали трещать.

Борис из-за куста кряхтел, пыхтел и с «напругой» им отвечал:

- Ничего, это даже хорошо, понимаш, никакое зверье не сунется к нам...

И опять послышалась очередь, как из автомата Калашматикова (АК).

Вторым вслед Борису не выдюжил живот у Николая, его «АК» работал чуть тише и не так долго, как у Бориса. Видно быстро «патроны» кончились и «магазин» был пуст.

Сергей держался дольше всех, его «гаубица» стреляла редко, но метко.

Сначала это было смешно, а потом не очень и ребята уже не подтрунивали друг над другом.

Несколько дней они блуждали по болоту, ели кислую клюкву, пили затхлую воду.

Чтобы попить им приходилось в свои майки собирать болотную жижу, где вместе со мхом водилось множество водяных жучков и личинок, выцеживать все это мокрое хозяйство и пить эту жидкость.

Изо дня в день настроение ухудшилось, посыпались взаимные обиды.

Первым заныл Николай, жалуясь ребятам:

- Я же предлагал вам вернуться домой старым путем. Давно бы уже дома были. Так нет Борис, ты вечно втянешь нас в какую-нибудь авантюру.

- Я тоже дурак, - сетовал Сергей, - клюнул на авантюру найти клад в этой чертовой пещере. Знаешь, Борис, тебя на пушечный выстрел нельзя подпускать к руководству чем-либо. Обязательно, как сейчас, «обсиренишся».

- Какой из тебя Следопыт, ты больше похож на «вальтанутого» Мюнхгаузена, который сам себя из болота за волосы, якобы, вытянул. Брехун и только, сам заблудился и нас подвел. Ну, и куда нам теперь идти?

- Честно говоря, понимаш, не знаю, - признался Борис, - я думал, понимаш, что через пещеру так будет быстрее...

В своей разговорной речи Борис часто вставлял в предложение слово-паразит «понимаш», реже говорил более правильно «понимаешь». Порой это слово в его речи было, как говорится ни к селу, ни к городу.

- Я думал, думал, понимаш, думал! – передразнил его Николай. – Индюк, понимаш, тоже думал, да как сам, понимаш, в суп попал.

Борис обиделся на передразнивание Николая. Далее ребята шли молча, каждый думал о своём, наболевшем.

Страх, вот так заблудившись плутать по болотам и лесам, не давал им покоя. В тайге, ведь, можно запросто погибнуть. По рассказам взрослых они знали, что было немало случаев, когда такие прогулки заканчивались плачевно. Люди месяцами блуждали по тайге, не зная как из неё выбраться и, в конце концов, погибали.

Каждый день пути становился для них все тяжелее и тяжелее. Они потеряли счет времени. Видя такое положение, инициативу в свои руки взял Сергей, который предложил ребятам не дуться друг на друга, а помогать, тогда они, быть может, выберутся из тайги.

Он предложил вернуться к болотистым озерам, которые встретились им на пути и попытаться найти речку. Сергей считал, что цепь этих озер не что иное, как старицы, которые при разливе реки заполняются талой водой.

На не очень веселых ночевках, когда жрать было нечего, а грибы и ягоды им уже ужасно надоели, он старался приободрить павших духом ребят, различными смешными рассказами. Просил друзей также рассказать свои смешные истории.

Борис, чувствуя свою вину, что подвел ребят, чтобы отвлечься от реалий сегодняшних будней, вспоминал различные проделки, которые устраивал школьным не очень любимым учителям.

- Помню пацаны, когда учительница поставила мне «пару» за контрольную работу, то мы с Мишкой Зверевым, которому поставили даже не двойку, а «кол», решили сделать ей какую-нибудь «бяку».

- Ну и что же вы сделали? – спросил Сергей

- Мы с ним как-то поздно вечером поймали здоровенного сипирского кота и тихонько пробрались к учительше в палисадник ее дома, где росла рябина.

- Да, помню, растет у нее под окнами красная рябина, гроздья ягод её даже зимой, когда вокруг белым-бело украшают палисадник, а снегири так и крутятся на ветках. Клюют красные мороженые ягоды рябины.

- Так вот к той рябине мы, понимаш, и подвесили за хвост кота.

- Ну и что было потом? – поинтересовался Николай.

- Кошачий концерт, вот что!

- Представляю себе, что испытала учительница!

- Этот кот, понимаешь, сначала брыкался, стараясь добраться до веревки, но его усилия были тщетны. Когда кровь прилила к голове, он стал орать как резанный.

Борис изобразил кричащего в муках кота: - Мяу-у-у, мяа-у-а!

- С тебя бы вышел неплохой самодеятельный артист, можешь котов за кулисами изображать.

- Я все могу, - хвастался Борис, - меня дед Степан на деревянных ложках научил бацать и неплохо, понимаш, получается.

- Ну, а что с бедным котом было дальше?- спросил Николай, которому было жаль бедное животное.

- А ничего, понимаш, страшного. Кот проорал у неё под окном почти до утра.

- И никто кота не освободил?

- Никто! Ночь была темная и учительша, очевидно, побоялась выйти во двор, чтобы посмотреть, что происходит.

- Представляю состояние учительши, когда за окном такое твориться.

- Ну и чем же это кончилось? – спросил Сергей.

- Чем, чем! На нашу беду проезжал на своей пролетке мимо дома учительши на утреннюю дойку председатель и узнал голос своего любимого кота. Кот тот оказался не бродячим, а, понимаш, председателя.

- Вот хохма! И что потом было.

- Он отвязал кота, успокоил учительшу, пообещав ей найти и разобраться, какие хулиганы это сделали, и уехал.

- Ну и как, вам сошла с рук эта проделка? – поинтересовался Сергей.

- Тоже скажешь, сошла! Этот лох Мишка где-то перед пацанами, понимаш, похвастался. Это дошло до ушей председателя и нас потом, понимаш, хорошо отпороли наши предки.

Вызывал в контору нас даже, понимаш, сам председатель. Он грозился вызвать участкового милиционера, чтобы тот, понимаш, посадил нас в кутузку, но потом пожалел.

С тех пор на вопрос в школе: - Кем хочешь стать?

Борис неизменно отвечал: - Председателем!

В его тогдашнем ребячьем понимании председатель был вершиной всего: и достатка, и собственной свободы действий, и главное власти.

За это его школьные ребята дразнили обидными словами:

- Вот идет Борис - председатель дохлых крыс! А жена Анфиса - замечательная крыса, а его дочурка - замечательная чурка.

Или еще, например, такой дразнилкой:

- Боря-Борис! Цена тебе шиш: шейка - копейка, тыин - голова, по два «зайчика» - нога, вот и вся тебе цена.

Особенно доставал его обидными кликухами и дразнилками юродивый Алексей Хромоногов, который с детства не любил его. Он где-то научился разным дразнилкам, и при встрече ими обидно дразнил Бориса Елкина:

- Борька - дурак, курит табак, спички ворует, дома не ночует, девок в ж… целует.

- Борька - Борис на ниточке повис! Ниточка трещит, а Борька пищит!

- Борис - барбарис, предводитель жирных крыс! (кстати, эта кликуха осталась за ним на всю сознательную жизнь, и послужила поводом в выборе названия романа).

Последняя кликуха его сильно бесила, он зачастую дрался с обидчиками, мстил, чем мог, делал им разные пакости. В связи с этим о нем ребята как бы в шутку не раз говорили: «Не обижай слабого умом, если он сильнее тебя физически».

Очевидно, это как-то повлияло на формирование Бориного характера.

* * *

Но вернемся к ребятам, которые уже почти три месяца плутали по тайге. Конечно родные, местные власти организовали поиски пропавших ребят. Целыми днями несколько десятков человек (милиция, родные, охотники, соседи, добровольцы из поселка прочесывали тайгу с собаками, но найти их не могли. Слишком далеко забрели ребята на этот раз. Тайга есть тайга и далеко забредших ребят было все равно, что искать блох в берлоге у бурого медведя – и опасно и бесполезно. Поэтому поиски оказались безрезультатны.

Родители ребят погоревали, погоревали, папаня Елкин выпил за их упокой, и как бы в свое оправдание, что не уследил за ребятами, сказав напоследок жене: - Что поделаешь, видно судьба у них такая, а нам надо мать жить дальше!..

От долгого плутания по тайге, по болотистой местности, без нормальной пищи и чистой питьевой воды, неокрепшие организмы ребят не выдержали.

Кто хоть раз бродил по болотистой зыбкой почве, когда будто не идешь, а плывешь по качающейся у тебя под ногами земле, тот поймет как тяжело ребятам пришлось пробираться к реке. Притом шли они днем, когда пекло солнце и хотелось пить. Теплая, тиной пахнущая вода не очень то утоляла жажду. Вскоре ко всему прочему они заразились брюшным тифом.

* * *

Нечисти, которая, спасаясь от преследования, нашла здесь в таежных болотах временный приют, наткнулась своими энергетическими полями на блуждающих по лесу ребят, которые готовы были продать душу, чтобы выбраться живыми из тайги.

Ей очень нравился «зубатый» самолюбивый паренек и она решила вложить в Бориса кое-что существенное, чтобы полнее использовать его потенциал в своей черной игре. Поэтому она и сейчас постаралась помочь своему подопечному, достойно выпутаться из этой казалось безвыходной ситуации.

Она помнила наставления своего кумира Черного Гнусина, который в свое время вселился в душу небезызвестного на Земле Тимучина (Чингисхана), пролившего море крови на этой грешной земле.

Вообще этот заштатный прием применялся зачастую Силами Зла. Согласитесь, что проще манипулировать одним человеком (вождем), чем влиять на ум и разум миллионов и миллионов людей.

Следует заметить, что отличить зомбированных руководителей от нормальных людей, можно по взгляду, по их глазам. У первых взгляд «стеклянный», бездушный какой-то, не содержащий каких-либо человеческих эмоций (переживаний, состраданий, радости или горя…).

Как сказал поэт:

- Глаза людей, словно окошки,

Смотрящие с избы-сторожки,

Лишь заглянув в «чердак» под крышу,

Увидишь подлинную душу…

Опасны для людей «стальные»,

Клинки булата удалые,

Любовь «стальных», увы, не вечна,

Душа порочна, бессердечна…

В глаза смотрите – прямо в душу,

Свет правды выйдет вам наружу!..

* * *

Но вернемся к ребятам заблудившимся в тайге.

В конце концов, они все-таки вышли к реке, и нашли свою плоскодонку. Сориентировавшись на местности, ребята сели в лодку и поплыли вниз по течению реки, но из-за грязной болотной воды все они заболели брюшным тифом. У всех поднялась высокая температура, она была у ребят где-то под сорок градусов.

Борис тоже температурил, но меньше друзей. Он на правах, так сказать, организатора, старался держаться молодцом. Помог ребятам сесть в лодку, уложил их на дно, а сам пытался не потерять сознание, чтобы лодкой хоть как-то управлять. Так они долго плыли вниз по течению. Ребята пили из речки воду, обливались водой, так как им было очень жарко. Порой они на время теряли сознание.

Увидев пролеты железнодорожного моста, чуть живой Борис понял, что надо примкнуть к берегу, здесь охрана моста или обходчики железной дороги должны их заметить.

Они подплыли, выбиваясь из сил к берегу. Их действительно увидели обходчики. Увидев троих больных истощенных ребят, они подобрали их и привезли на дрезине в город. Там вызванная скорая помощь быстро доставила их в больницу, где врачи начали лечить ребят. Родители были счастливы, что ребята выжили после много месячного блуждания по тайге.

Борис, Сергей и Николай пролежали в больнице почти три месяца, так как были сильно истощены и больны брюшным тифом. Лекарств особых тогда в больницах не было. Но они все-таки выдюжили. Таким образом, придуманная Борисом безответственная одиссея - найти истоки реки, закончилась для ребят спустя четыре месяца на больничной койке. Выжили они «чудом», поскольку милиция, односельчане и даже родственники считали их уже погибшими.

Конечно, более сведущие люди знают, что чудес на свете не бывает, поскольку за этим «чудом», кто-то или что-то стоит.

Чудом было многое у Бориса. И то, что его чуть не утопили во время крещения в бадье с водой.

И то, что похищенная со склада и брошенная Борисом Елкиным (очевидно по глупости и безответственности) граната РГД (Рви гадов и друзей), только поранила нашего героя, а не убила его, как тех двух сверстников игравших с ним в войну за поселком в лесу.

Чудом было и то, что он выжил, три месяца блуждая в тайге, потом месяц провалялся с брюшным тифом на больничной койке.

Не произойди многих таких «чудес» Лоссия, может быть и прожила бы еще сто лет мирно и без чудовищных по масштабам потрясений. Страна спокойно могла бы эволюционировать в своем историческом развитии.

Поэтому «Бить или не бить?..» по известному мягкому месту вопрос не только философско-риторический, а еще и исторический, поскольку пороли в детстве Бориску, а досталось потом всей Великой Лоссии, всем великолосям.

* * *

События далее развивались обычным образом, Нечисти надо было, чтобы её подопечный Борис Елкин окончить школу и поступил в ВУЗ. И она все сделала для этого.

Последний, десятый выпускной класс, Борис практически ни разу не посещал и не сидел за партой. Начиная с середины учебного года, то есть с третьей четверти, он начал заниматься. Он взял программу десятого класса и старался осилить её. И, когда начались выпускные экзамены, Борис пошёл «наобум» экстерном сдавать экзамены.

Он пришёл в школу, а ему говорят, что гуляй Боря, у нас нет в школе такой формы сдачи экзаменов.

Отцу с матерью опять пришлось идти в районо, гороно, исполком, горком, хлопотать за сына.

Выручило то, что Борис был спортсменом и уже выступал за сборную по волейболу. Его знали, как чемпиона среди школьников по нескольким видам спорта, чемпионом области по волейболу. А спортсмены тогда (да и сейчас) были на особом счету и им порой даже заочно ставили оценки по предметам, в которых они шибко не разбирались. Их (спортсменов) дело было работать не головой, а другим местом: руками, ногами и прочими частями тела.

Короче говоря, ему как спортсмену и чемпиону разрешили сдать экзамены экстерном. И он их с помощью своего пробивного тренера сдал. Учителя и зауч (заведующий учебной частью) школы заранее были предупреждены о необходимости «поддержать» будущую звезду спорта Бориса Елкина.

Вот так и закончилась таежная эпопея Бориса Елкина, впереди на его жизненном пути было множество других, о которых расскажем ниже…

* * *

ВСТРЕЧА В КУПЕ ЭКСПРЕССА

Фирменный экспресс, соединяющий две столицы, мчался по прекрасной, утопающей в зелени садов и полей, благодатной земле.

В одном купе, собралась интересная компания людей, среди них был и Александр Югов. Он возвращался из древней столицы Киевской Руси, где учился в национальном университете имени Тараса Шевченко.

Златоглавый Киев и сам университет Александру очень понравились. Когда он впервые сюда приехал, то ему даже показалось, что это родной его город, в котором все давно знакомо. Югов даже удивился тому, как быстро здесь освоился. Бродя вечерами и в выходные дни по старой части города, Александр Югов с удивлением ловил себя на мысли, что здесь он когда-то уже был и многое видел: и эти зеленые в каштановом цвету улицы, и каменные громады зданий, площади, и тихие уютные скверы, и старые памятники.

Однажды он загадал себе, что вот за следующим перекрестком должен открываться красивый вид на собор. И действительно за поворотом показались золотые купола Киево-Печерского монастыря. Тогда Югов очень удивился своей прозорливости и даже от неожиданности опешил на мгновение.

- Что это, откуда у него такие способности? - спрашивал он сам себя. - Может, простая случайность? А может, отец или дядя так много и подробно рассказывали ему об этом удивительном городе, что такие картины сами по себе всплывают перед глазами?

Или здесь какая-то чертовщина?..

Второй раз Александр поймал себя на мысли, что где-то подобное уже видел, когда спускался с экскурсантами в подземелье Киево-Печерской Лавры.

Ему опять до жути знакомыми показались эти мрачные подземные переходы с кельями, похожими на склепы, и особенно мумия монаха, пролежавшая под землей более трехсот лет, с характерной почему-то отчетливо запомнившейся ему дырой в животе.

Когда Югов этот увидел высушенный природой и временем обтянутый кожей скелет, то у него в голове словно щелкнул тумблер: ведь эти мощи ему знакомы. Но откуда? Он здесь ведь тоже впервые.

Третий раз те же чувства и мысли посетили его, когда он плыл по Днепру. Некоторые причудливые изгибы реки, отдельные острова, крутые берега с оврагами тоже казались Александру знакомыми. Очертания их он угадывал и не мог понять, как ему это удается.

Все это, может быть, так и забылось бы, если не случайная встреча с интересными собеседниками в купе экспресса, которая подтолкнула Югова к интересным умозаключениям.

Как известно, в поездах дальнего следования чаще всего возникают такие откровенные, задушевные беседы.

Конечно, это больше касается соотечественников. На Западе люди более скованны, там вы не услышите таких откровенных дружеских бесед со случайными попутчиками.

Александр Югов лежал в купе на второй полке и с интересом читал небольшую книжку с интригующим названием «Новейший Завет». Если с «Ветхим» и «Новым» Заветами он был знаком, то с «Новейшим» встречался впервые. Внизу сидели у окна двое мужчин. Один из них представился всем Андреем Ильичом. Он был доцентом какого-то высшего учебного заведения.

А другой был священнослужителем, его звали отец Михаил.

Кроме того, в купе сидела миловидная симпатичная девушка Нина - студентка университета.

Времяпрепровождение в поездах известное: сиди и смотри в окно, как мелькают за ним деревни и полустанки.

Сначала разговор доцента с отцом Михаилом шел на общежитейские темы и особо не привлекал к себе внимания. Но потом, когда попутчики уселись ужинать, завалив стол взятыми в дорогу продуктами, беседа стала интересней. Все увлеклись разговором на модную в то время тему о космических пришельцах, о загробной и так называемой второй жизни.

- Видите ли, отец Михаил, - убеждал собеседника Андрей Ильич, жуя колбасу, - не могу утверждать определенно, есть ли вторая жизнь, но многие люди подмечали у себя одну очень странную деталь. Приезжая в незнакомый город, село или просто какое-то место, с удивлением ловили себя на мысли, что они здесь как будто уже раньше были.

- Совершенно верно, - сказал Александр, открывая банку консервов, - я совсем недавно что-то подобное испытал. И он рассказал о своих ощущениях, когда впервые посетил Киево-Печерскую Лавру.

- Вот видите, отец Михаил, - произнес Андрей Ильич, доедая колбасу, - у нас есть живой свидетель. Как это все объяснить? Подтверждает ли такой факт существования второй жизни?

- Религия, дети мои, в частности, христианство, говорит о том, что все в руках Божьих, - отвечал отец Михаил, очищая от скорлупы куриное яйцо.

- Нет, святой отец, здесь вы общими фразами не отделаетесь, - наседал доцент. - Что сказано в святых книгах об этом? И, вообще, сказано ли что-либо по этому вопросу?

Отец Михаил на минуту задумался, а затем промолвил: - Дай Бог вспомнить, кажется в третьей главе от Иоанна описан случай, когда Никодим пришел к Иисусу и спросил его примерно так же, как вы спрашиваете меня: “Как может человек родиться, будучи стар? Неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться?”

- Ну и что поведал ему Иисус? - полюбопытствовала Нина.

- Иисус тогда ответил Никодиму: истинно, истинно говорю тебе... и далее пояснил, что рождение от плоти есть плоть, а рождение от Духа есть дух.

- Как это понять? - спросил Александр.

- Понять сие несложно, если взять за основу дух, а не плоть. Последняя, старая плоть, не может в другой раз войти в утробу и родиться вновь, а вот дух может, и не только единожды, но и два, и три, и более, сколько Богу будет угодно. Поэтому вполне возможно, что у вас, Александр, заговорил дух какого-то предка...

- А как объяснить такой случай, происшедший со мной лично? - спросила Нина. - Отец мне рассказывал, что однажды ночью я сонная встала с кровати и, как лунатик, пошла к электрической розетке и стала вставлять в нее два пальца, словно хотела подключиться к ней, как какой-нибудь робот. Тогда он негромким голосом, чтобы не напугать, остановил меня, приказав ложиться спать и не трогать розетку. Потом, днем, когда я проснулась, отец рассказал мне об этом происшествии и добавил, что аналогичный случай произошел и с ним в детстве. Его тогда тоже удивило такое совпадение.

Андрей Ильич, как с научной точки зрения можно объяснить подобное явление?

- Наука, Ниночка, пока бессильна дать толковое разъяснение этого явления. Скорее всего здесь сработала память предков. Видно, люди, телесно умирая, продолжают жить в своих детях. По всей видимости, существует природный механизм наследственности, который копирует наших предков, и мы, живущие на земле, повторяем их поступки и действия. Естественно, такое копирование происходит не один к одному, а в главном; в поведении, чертах характера, ну и отчасти - чисто внешне. Ведь мы похожи на своих родителей или на какого-то более дальнего предка.

- Может, вы и правы, Андрей Ильич, - промолвил Александр. - Вот дед мой всегда говорил мне, что - я вылитый его отец, тоже Александр, и, якобы, у меня прадедушкины способности. Это меня всегда удивляло, хотя по логике вещей, сыновья должны больше походить на своих ближайших родителей, мать или отца.

- Ничего удивительного в этом нет, - произнес Андрей Ильич, - бывают на свете и более необыкновенные вещи. Рождаются люди с феноменальными способностями, например, в таких сложных областях знаний, как наука и техника, а родители их были простые смертные, порой, неграмотные люди.

- Правильно, я об этом и хочу сказать, - промолвил Александр. - У нас в университете когда-то обучался известный математик и физик, академик, директор Объединенного института ядерных исследований в Дубне Боголюбов.

- Боголюбов? - переспросил отец Михаил.

- Да, именно такая у него фамилия, Боголюбов, - ответил ему Александр.

- Видишь ли, сын мой, фамилия или имя человека много говорят о нем. Не все люди знают, что имя или фамилия порой полностью раскрывают сущность, душу человека. Фамилию Боголюбов могли носить только очень хорошие люди, те, которые Богом любимы или сами любят Бога.

- Да, так о нем и отзываются, те, кто знал его по работе или в быту. Они говорят, что это был очень душевный и талантливый человек. Он был самым молодым студентом нашего вуза, и диплом об окончании государственного университета получил - представляете? - почти одновременно с паспортом, в 16 лет.

- И в нашем вузе, - подхватила мысль Александра Ниночка, - когда-то обучался такой же вундеркинд, Илья Фролов. Он в 14 лет поступил в университет, и у него с детства учителя отмечали большие способности к математике и физике. За один год обучения в 4-ом классе он прошел двухгодичную школьную программу и из 8-го класса сразу перешел в 10-й. Самое удивительное - родители его были простые гуманитарии, без всяких особых математических способностей. Откуда это у него?

- Дочь моя, все даровано ему от Бога, ибо, как сказано в Библии: «Кто имеет, тому дано будет и приумножится...», - наставительно сказал отец Михаил, отрезая аппетитный кусок буженины.

- Друзья мои, - вступил в разговор Андрей Ильич, - я вам могу назвать десятки имен таких же вундеркиндов. Например, замечательный русский художник Брюллов поступил в Академию художеств в 9 лет, а музыкальные способности Моцарта обнаружились в 3 года, Паскаль, Лейбниц, Гаусс тоже с раннего детства поражали окружающих своими математическими способностями. Ньютон, будучи сравнительно молодым человеком, открыл закон всемирного тяготения, Ландау в 24 года возглавил кафедру теоретической физики. С.А. Соболев к 25-ти годам стал членом-корреспондентом Академии наук. И этот перечень можно продолжать и продолжать.

Приплюсуйте сюда людей с феноменальными экстрасенсорными способностями, например, как известная болгарская целительница и предсказательница Ванга (Вангелия Гуштерова) или Джуна Давиташвили, Нинель Кулагина и другие. Среди экстрасенсов есть люди, обладающие воистину божественным даром лечить людей, видеть язвы, как бы рентгеном просвечивая органы. Другие, словно электромагниты, могут притягивать различные предметы, третьи умеют теплом своих рук нагревать, четвертые - бесконтактным способом, простым движением рук снимать головную боль... Наука, глядя на эти, на первый взгляд, случайные феномены, может сделать только один вывод, что повторяющиеся случайности порождают закономерность.

Поэтому справедливы будут к вам, Отец Михаил, такие вопросы: - Откуда и почему возникает такая закономерность? - И что говорит религия по этому поводу?

- Все от Бога, дети мои, - убежденно сказал тот. - Он дарует людям свою благодать и способности. В Писании от Луки отмечено, что Иисус в 12 лет преуспевал в премудрости и все дивились разуму его...

- У вас, святой отец, - сказал Андрей Ильич, - всегда есть железный по своей логике ответ, что, мол, все от Бога, но хотелось бы понять механизм возникновения, точнее рождения, таких феноменов.

Кстати, поговорим более предметно о способностях. Известно, что люди при жизни используют лишь малую толику того, что отпущено им Природой.

- Богом, Андрей Ильич, Богом! - вставил слово отец Михаил.

- Хорошо, Богом. Как хотите, святой отец, но наукой давно доказано, что физиологически человек способен прожить 150 и более лет, а живет только половину этого срока. Почему так?

Не слыша ответа, увлекшись разговором, Андрей Ильич продолжал: - А возьмите мозг человека, если его регулярно и нормально питать живительными соками, отторгнув, например, теоретически от обременительного тела с его вечными болячками, то он может прожить, нормально функционируя, достаточно долго, значительно дольше, чем при жизни.

- Сколько же? - полюбопытствовала Нина.

- Некоторые ученые утверждают, что где-то около трехсот лет и даже более.

- Ого! - удивленно воскликнул Александр. - А я где-то читала, что Ною, десятому патриарху по прямой линии от Адама, было уже 600 лет во времена Всемирного потопа, - промолвила Нина. - Правильно я говорю, святой отец?

- Истинно так, дочь моя, - подтвердил отец Михаил. - Святые книги утверждают, что первые патриархи земли жили очень долго, до тысячи лет.

- Вот-вот, - обрадовано заметил Андрей Ильич, - не говорит ли это о том, что люди за многие поколения, тысячелетия, несколько подрастеряли свои былые, поистине феноменальные возможности, и сейчас, за сравнительно короткую жизнь, реализуют лишь малую часть тех громадных потенциальных возможностей, что в них заложены.

- Хорошо бы прожить лет, эдак, двести или триста, - мечтательно произнесла Нина.

- И быть такой же молодой и красивой, как сейчас, - с улыбкой добавил Александр.

Все мужчины и сама Нина при этом дружно заулыбались. А между Александром и Ниной установилась та невидимая интимная связь, которая связывает молодых людей.

Попив чайку, они продолжали беседу. Больше всех говорил Андрей Ильич, остальные или соглашались с ним, или вяло отвечали.

Отец Михаил благодушно улыбался всем и говорил: - На все есть благословение Божие. В Царствии Небесном нет ничего сокровенного, что не открылось бы людям, и тайного, что не было бы узнано, и кто имеет, тому будет дано. Все в свой срок и в свое время.

Заговорили о Боге, о Высшем Разуме и т. п. Много вопросов задавал своим более сведущим по жизни попутчикам Александр.

- А вы лично, Андрей Ильич, верите в Бога? - На что тот ответил, что он в большей степени считает себя атеистом.

- Так, Саша, меня воспитали, понятие о Высшем Разуме мне несколько ближе.

- Кстати, о Высшем Разуме, - произнесла Нина. - Интересны высказывания болгарской пророчицы Ванги по этому и другим вопросам.

Из ее биографии известно, что она в 12 лет попала в сильный смерч, который поднял ее высоко в небо и перенес на 2 километра в поле.

Ванга осталась жива, но повредила глазной нерв и со временем ослепла. После этого случая у нее постепенно открылся и развился дар предсказания. О себе она говорит: «Дар мой - от Бога. Не ищите его в моем теле».

- Ну и как она предсказывает судьбу и узнает про болезни человека? - задал вопрос Александр.

- Описывая процедуру приема у Ванги, Наталья Пономарева пишет, что она всю ночь держала под подушкой кусочек сахара, с которого потом Ванга считывала информацию. Племянница Ванги, Красимира Стоянова, сделала своеобразную анкету. Я сейчас прочту некоторые вопросы и ответы из нее.

Она достала книгу о Ванге и стала читать: Вопрос к Ванге: - Ты можешь читать мысли?

Ответ: - Да.

- На каком расстоянии?

- Безразлично. Расстояние не играет роли.

- Можешь ли ты «вызвать» интересующую тебя информацию из определенного, заранее названного отрезка времени?

- Да.

- Состоит ли человек из нескольких взаимосвязанных в симбиозе тел: эфирного, физического, умственного?

- Да, это так.

- Сохраняется ли личность после смерти?

- Да.

- Существует ли объединение в более высоком порядке разума?

- Да.

- Откуда происходит этот Высший Разум - из Космоса, из древней цивилизации или из будущего Земли?

- Высший Разум начинается и кончается в Космосе, он вечен и бесконечен, ему подвластно все...

Вот так пишет о способностях Ванги Красимира Стоянова.

- Но если есть Высший Разум или Бог, то почему он не помогает нам, меньшим братьям по разуму? - спросил Александр, Андрея Ильича.

- Трудно что-то определенное на этот счет сказать. Хотя бы потому, что мы, человечество, - еще дети и не доросли своим умом до этого.

Ведь нельзя, скажем, ребенка с мальства обучать делать гремучую смесь или порох, соединяя простые природные ингредиенты так, словно играешь в песочек. Такие занятия крайне опасны и вредны малышу и ничего хорошего не принесут ни ему, ни окружающим. Он может взорвать и себя, и родительский дом. Так и человечеству, находящемуся пока в детском возрасте, когда еще идут на Земле войны и многие народы и народности не достигли порога цивилизации, крайне опасно передавать сверхзнания. Поэтому Высший Разум...

- Бог, Андрей Ильич, Бог, - подправил доцента отец Михаил.

- Или Бог (если только он существует) правильно поступает, что не дает нам сверхзнания.

Наука - это не манна небесная, пусть люди потрудятся, поработают, добывая по крупицам знания.

Да и лучше будет, Александр, когда люди сами, без скачков станут нормально эволюционировать, и поэтапно, шаг за шагом развивать свою науку, технику, образование и особенно культуру.

- Да, но как это связать с тем, что согласно Библии, Бог однажды посетил Землю и передал людям свои знания, свою веру и свое учение, - обратился Александр к отцу Михаилу.

- Сын мой, Бог дал людям знания в духовной области, а не в той материальной, где все тленно, ибо металл всякий съест ржа, а материю - моль, а вор украдет остальное. Бог вложил в душу верующих вечные ценности Добра. По его заветам, мыслям и знаниям люди живут уже на протяжении тысячелетий. А в годы тяжких испытаний в вере находили и находят духовные и физические силы, чтобы выжить. Эта вера и эти знания спасли не раз человечество от погибели.

- Да, святой отец, - произнес Андрей Ильич, - тут вы тысячу раз правы, вера - великое дело. Не зря в народе говорят, что на вере и любви мир держится.

- Библия, дети мои, - промолвил отец Михаил, - это главная книга человечества, в ней вы найдете ответы на многие жизненные вопросы. И если хотите войти в жизнь вечную, то соблюдайте все основные заповеди Божии: не убий, не укради, не прелюбодействуй, не лжесвидетельствуй, почитай отца и мать, люби ближнего, как самого себя.

Иначе вы погубите свою душу, и принесете много горя, страданий своим близким.

- С этим нельзя не согласиться. По моему разумению, святой отец, - задумчиво произнес Александр, - в Библии заключена тысячелетняя мудрость человечества, его духовная, божественная мудрость...

Кстати, святой отец, я несколько раз внимательно прочел Библию и святые благовествования и нашел много интересных мест, на мой взгляд, подтверждающих появление на земле пришельцев из космоса или людей, оставшихся от погибших цивилизаций и вернувшихся в лоно Земли после какой-то катастрофы. Этих пришельцев земные аборигены вполне могли принять за Богов, так как они могли летать по воздуху, лечить и даже воскрешать людей после клинической смерти, ну и, естественно, говорить на любом местном языке, посредством, например, автомата-переводчика или радиомикрофона.

- Сын мой, я бы так прямо не говорил, что в Библии что-то пишется о космических пришельцах. Там речь идет о Боге и его Сыне Человеческом - Христосе, который, как известно, воскрес и вознесся на небо, где общался с Отцом Небесным своим.

- Святой отец, а у вас есть с собой Библия? - спросил его Андрей Ильич.

- Библия всегда со мной, сын мой, - утвердительно отвечал тот и достал из саквояжа старую, в тисненом переплете книгу, очевидно, послужившую ему не один десяток лет.

- Если не трудно, святой отец, процитируйте, что говорится об этом в Библии, - попросил Андрей Ильи.

Отец Михаил бережно раскрыл Библию и, покопавшись, нашел нужную страницу, где речь шла о преображении Иисуса: «Говорю же вам истинно: есть некоторые из вас, некоторые не умерев, увидят Царство Божие... После дней через 8-м, взяв Петра, Иоанна и Иакова, взошел он на гору молиться, и когда молился, вид лица его изменился, и одежда его сделалась белой, блестящей. И вот два мужа беседовали с ним, которые были Моисей и Илья. Петр же с друзьями были отягощены сном, но, пробудившись, увидели славу его и двух мужей...» А вот еще одно место из Деяний Апостолов: «По исполнении 40 лет явился ему в пустыне горы Синая Ангел Господень в пламени горящего тернового куста. Когда он подошел, чтобы рассмотреть, был глас Господень: «Я Бог отцов твоих, Бог Авраама и Бог Исаака, Бог Иакова». Бог через Ангела своего, явившегося ему в терновом кусте, послал начальником и избавителем, сей вывел их, сотворив чудеса и знамения в земле Египетской и в Черном море, и в пустыне в продолжение 40-ка лет...» Что касается гласа Божьего, то здесь есть такая запись: «Затем явилось облако и осенило их, устрашились, когда вошли в облако, и был из облака глас: Сей есть сын мой возлюбленный, Его слушайтесь...»

Полистав Библию, отец Михаил прочел еще одну цитату: «Петр около 6-го часа взошел наверх дома помолиться... И видит отверстое небо и сходящего к нему некоторый сосуд, как бы большое полотно, привязанное за четыре угла и опускаемое на землю...»

Или вот еще интересное высказывание есть: «Всевышний не в рукотворных храмах живет: Небо престол мой и земля подножие ног моих»

- Отец Михаил, прочтите еще то место от Луки, где речь идет о Ное и Лоте, - попросил его Андрей Ильич.

Отец Михаил нашел в Библии нужное место из второго пришествия Сына Человеческого и прочел: «И так было во времена Ноя, так будет и в дни Сына Человеческого: ели, пили, женились, выходили замуж до того дня, как вошел Ной в ковчег, и пришел потоп и погубил всех. Так же, как было и в дни Лота: ели, пили, покупали, продавали, садили, строили, но в день, в который Лот вышел из Содома, пролился с неба дождь огненный и серный и истребил всех...»

- Отец Михаил, ведь серные дожди - это признак того, что где-то произошла ядерная катастрофа, вроде Чернобыльской трагедии, когда участилось выпадение кислотных дождей на Укралине, в Бульболуссии и в других местах.

- Да, дочь моя, Чернобыль - это большая всеобщая наша трагедия, испытание Божие, - промолвил отец Михаил.

- Святой отец, то, что вы сейчас прочитали нам из Библии, - сказал Андрей Ильич, - очень любопытно в том плане, что все это можно интерпретировать и объяснить несколько по-другому.

Например, огненный терновый куст - это больше похоже на летательный аппарат с множеством сопел, из которых при полете, как известно, испускаются плазменные струи, чтобы обеспечить тягу аппарату.

А Боги в белых, блестящих одеждах очень похожи на наших космонавтов в своих защитных костюмах-скафандрах.

Громкий глас Божий - это разговор космонавтов через мегафон.

То, что увидел святой Петр, когда вышел помолиться, было ни что иное, как спускаемый с неба на парашюте какой-то предмет, который действительно был похож на большое полотно, к четырем углам которого на стропах привязали сосуд.

Кроме того, если предположить, что где-то взорвались ядерные заряды, то с неба на землю должны посыпаться огненные и серные дожди, которые, естественно, истребят все живое, и людей в том числе, не знающих как это опасно для их организма. Радиация ведь убивает все живое.

Еще хочу обратить ваше внимание, друзья, на то, что если бы нас (диких туземцев) посетили более цивилизованные пришельцы, то, увидев дикость и зверства, которые творили наши далекие предки, они, конечно, постарались бы внушить нам мысли (заповеди), которые с полным правом можно было бы назвать Божьими. Их суть: не убий, не укради, почитай отца с матерью и т.д. Любой цивилизованный человек, окажись он в древних временах, стал бы проповедовать эти извечные прописные истины. Что же касается врачевания, то переместите в прошлое современного врача, и он будет по меркам аборигенов для них если не Богом, то, по крайней мере, чудотворцем. Вот такое объяснение можно дать всему этому, святой отец.

- Объяснение может быть любое, - ответил отец Михаил, - только слово Божье ничем не заменишь и святое писание тоже.

- Кстати, во многих древних манускриптах описано много свидетельств знакомства древних людей с летательными аппаратами.

- У меня в руках как раз журнал, - сказала Нина, - где рассказывается о том, что еще в 50-е годы Британская Академия наук и Международная академия исследования санскрита в Майооре опубликовали на основе изучения древних рукописей доклад на тему воздухоплавания.

- Ну и что там написано? - спросил Александр.

- Вот могу прочитать: «Из переводов древних индийских рукописей, в частности, из “Рамаяны” известно, что воздушная колесница Пушпака перевозила многих людей в древнюю столицу Айедхья... Он летал на своей огненной колеснице, блестевшей подобно солнцу, и громкой, как гром... Колесница светилась подобно летающему в небе пламени, пролетая подобно комете...»

- А что, это похоже на современный реактивный пассажирский лайнер, который в полете оставляет аэродинамический след, - заметил Александр.

- А вот еще одна интересная выдержка: «Цукра, летая на вимане (так называлась эта летающая колесница) великой мощи, сбросила на 3 города стрелу (очевидно, что-то похожее на современную ракету типа воздух-земля), наполненную энергией Вселенной. Столб дыма и огня, словно тысячи солнц, вознеслись во всем своем великолепии...»

- Не знаю, о каком таком великолепии здесь идет речь, - сказала Нина, - но применять ядерную бомбу против людей - это ужасно. Здесь также говориться, что «была сброшена гигантская стрела, пылавшая огнем без дыма, и на воинов и на предметы пал глубокий мрак. Поднялся страшный вихрь, и кровавого цвета облако опустилось до самой земли: природа ошалела, а солнце крутилось... Когда ветер унес дым пожаров, мы увидели тысячи испепеленных тел».

- Святой Боже, - произнес, перекрестясь, отец Михаил, - это же больше похоже на сатанинскую бомбу, сброшенную американцами на Хиросиму. Грех это, большой грех, - сокрушался святой отец.

- Грех здесь, конечно есть, - подтвердил высказывания отца Михаила Андрей Ильич, - но хотел бы обратить ваше внимание на то, что древние манускрипты свидетельствуют о том, что людям, жившим много тысячелетий назад, были известны и летательные аппараты тяжелее воздуха, и ядерные заряды. Я тоже знаком с этими работами и могу сказать, что виманы даже очень похожи на наши современные летательные аппараты. Они имели сигнальные устройства, оптические приборы и могли, по заверениям древних, стать невидимыми, как миражи.

- Андрей Ильич, - обратился Александр, - ничего удивительного я здесь не вижу, техника в условиях Земли развивается по одним законам, и летательные аппараты должны быть похожи.

Кстати, и китайские источники говорят о том, что люди задолго до нас знали о полетах в небо, например, в книге “Шу-кинг” упоминается о воздушных полетах и сообщениях между небом и землей. А аборигены с Японского острова Хоккайдо и других островов Тихого океана веруют в то, что их предки прибыли на землю с неба. Да и во многих былинах и легендах эта тема муссируется многократно.

- Святой отец, дыма без огня не бывает, это скорей всего следы древних цивилизаций, - сказал Андрей Ильич.

- Так-то оно так, - промолвил отец Михаил, - но, насколько мне известно, явных следов нет.

- Да, - поддержала святого отца Нина, - явных доказательств нет.

- Видите ли, Нина, - задумавшись над вопросом, произнес Андрей Ильич, - за прошедшие тысячелетия трудно что-либо найти. Земные катаклизмы, Всемирный потоп и другие бедствия вполне могли уничтожить их и потому весомых доказательств в виде остатков этих самых летательных аппаратов вряд ли люди смогут найти. Может, лишь только на других планетах, да и то навряд ли, поскольку там были свои катастрофы. Но косвенных доказательств более чем достаточно.

- Каких, например? - спросил Александр.

- Ну, хотя бы знаменитые «Ворота солнца в Тихандако» (в Боливии). Наши ученые идентифицируют их с архитектоническим календарем XII-XIII веков до н.э., основанном на астрономическом годе Венеры. В этой связи спрашивается, откуда у древних боливийцев такие познания о Венере?

- Да, действительно, откуда, когда даже сейчас во многом это довольно отсталая страна?

- В этом журнале еще пишется, - сказала Нина, - что советский археолог Зайцев, исследовавший горные пещеры Байян-карауль (Тибет) обнаружил более 760 интересных каменных кружков или дисков, похожих на дискеты с пиктографическими знаками, расшифровка которых показала, что в них речь идет о космических средствах передвижения двенадцатитысячной давности.

- Нина, скептик здесь воскликнул бы: «Этого быть не может! Потому что этого не может быть!» - улыбаясь, заметил Александр. - Однако есть и другие свидетельства о том, что древним были известны летательные аппараты. И еще одним подтверждением тому служит найденная карта турецкого адмирала Пири Рейса, сделанная еще в 1513 году. На ней были обозначены точные очертания Антарктиды.

Естественно, здесь возникает вопрос, откуда такая осведомленность у древних моряков о берегах, где они не плавали, когда даже сейчас для этого требуется современная аэрофотосъемка и точные геодезические приборы?

- Ответа на твой вопрос, Александр, мы скорей всего не получим никогда. Так что, святой отец, - обратился Андрей Ильич к священнику, - откуда все это? Бог ли все сотворил, я не знаю, но что-то в этом есть, нутром своим чувствую. Может, когда-нибудь кто-то и ответит на все эти вопросы, может быть, наука.

- Наука, Андрей Ильич, вещь бесспорно серьезная, - сказал Александр, - но во многом согласитесь, еще беспомощная. Я помню одно изречение немецкого философа Мартина Хайдеггера, который сказал, что современная наука не в состоянии доступными средствами определить самое себя, углубить собственную сущность, определить, что в ней является наукой, а что «преднаукой».

- Можно согласиться с этим, а можно и не соглашаться, - ответил Александру, Андрей Ильич, - каждый понимает и принимает науку в меру своей глупости и кругозора. А что касается преднауки, то она всегда предшествовала настоящей науке. Кстати, и поднятый ранее нами вопрос жизни после смерти в полной мере можно отнести к первому.

- Как это понять, Андрей Ильич? - спросила Ниночка.

- А так, что в жизни идет непрерывный процесс накопления информации, исследовательских материалов, опытных данных и прочее. Если хотите, давайте поговорим об этом.

- А что, это интересная тема! В 70-е годы, насколько мне помнится, была впервые опубликована работа профессора психиатрии Виргинского университета Джона Стивенса, в которой он привел рассказы 1500 лиц, утверждающих, что они помнят очень много из своей ... предыдущей жизни. Об этом же пишет на основе 1000 сообщений и Елена Вомбах из медицинского центра в Лонг-Бранг (штат Нью-Джерси). Что это, наука или преднаука?

- К этому следует добавить, - сказала Нина, - теорию биополя советского ученого Спиркина, а также работы Елены Петровны Блаватской и полковника Генри С. Олкотта по вопросу о том, что станет с человеком после его смерти.

Их понять можно, они хотели бы получить полный ясный ответ на вопрос: «Есть ли загробный мир? Если он есть, то, что это за мир, какой по форме и сути?»

- Хотел бы получить, Ниночка, ответы на все эти вопросы и я сам, - с улыбкой произнес Андрей Ильич. - По-моему слишком иллюзорно думать так. Скорее всего, Нина, на твои вопросы никогда никто из смертных не получит ясный ответ, пока сам не перешагнет Рубикон своей смерти.

- Не надо быть таким категоричным, сын мой, - сказал Андрею Ильича отец Михаил, - душа после смерти возносится на небо, к Богу, и мы все в свое время предстанем перед Всевышним.

- Отец Михаил, расскажите, как другие религии относятся к тому, что мы называем смертью, - попросил Александр.

- По-разному, сын мой, по-разному. Однако большинство утверждает, что душа живет и после смерти. Например, согласно буддизму, смерть - это переход от низшей ступени к высшей, продолжающийся до тех пор, пока дух не достигнет такой степени чистоты и совершенства, чтобы войти в Мировую душу.

- Выходит, святой отец, буддисты отторгают идею бессмертия тела и придерживаются идеи бессмертия души.

- Скорее всего, так и есть, сын мой, но я не специалист по данной религии. Христианская религия говорит о том, что жизнь после смерти для праведников должна быть лучше, чем на Земле. Они после смерти попадают прямо в рай, а вот грешники в ад.

- А как Коран - священная книга мусульман, трактует этот вопрос? - спросила Нина.

- Я читал, Нина, - вступил в разговор Андрей Ильич, - что там сам Магомет или Мухаммед (так правильно звучит имя пророка) встречает умершего последователя Аллаха и поддерживает его во время перехода по узкому мосту, который называется Сират.

И все мусульмане стремятся не грешить, чтобы попасть в сад пророка и стоящий там посредине красочный дворец. Через сад протекают 4 реки: с родниковой водой, медом, вином и верблюжьим молоком. Мусульманский рай напоминает вечное пиршество, там на столах яства и напитки, а вокруг черноокие девственницы - гурии. Тела их нежны и сквозь белую кожу просвечивается даже костный мозг (так они чисты и прозрачны), а пот гурии - не пот, а мускат. Все попавшие в рай будут отдыхать на ложах, есть плоды, овощи и дичь. Неправедники же, не имея поддержки, не могут перейти узкий, как клинок, мост Сират и падают с него вниз в круги мусульманского ада, где злые духи-мучители во главе с Тхабелем (Тхаболем) карают их.

- Андрей Ильич, - спросил, улыбаясь Александр, - а черноокие, вечно молодые девы-гурии, зачем там, в раю находятся? Чтобы услаждать праведников или еще зачем?

- Вопрос, конечно, интересный, - усмехаясь, ответил Александру Андрей Ильич. - Я спрашивал об этом мусульман, но ничего вразумительного в ответ мне не смогли сказать, да и Коран на это не дает ответа. Здесь какая-то недомолвка, и каждый волен думать что угодно о предназначении дев-гурий. Я больше удивлен, что там, в раю только черноокие красавицы, когда по опыту знаю, что мусульмане, особенно молодые, больше заглядываются на белокурых девчат.

- Святой отец, а в дохристианской религии какие были представления о загробном мире? - спросил Александр отца Михаила.

- В короткой беседе не охватить, пожалуй, все вероучения. Ведь начинать надо с античных времен, с эпохи Одиссея, героя Троянской войны, и его странствий по царству теней, где он встречается с умершей матерью Антиклеей.

В глубинах Гадеса Одиссей встречается со многими знатными героями, среди них славный охотник Орион, вечный мученик Тантал, известный всем Сизиф, занимающийся бесконечным, бесплодным трудом, там же он встречает Геракла... В целом Гомеру мы обязаны увековечением в “Одиссее” представлений древних греков о Гадесе - потустороннем мире, которые легли в основу европейской культуры. Интересно, что никому из умерших до легендарного Орфея никогда еще не удавалось вернуться из царства теней. Лишь Орфей, фракийский певец, смог своим прекрасным пением и игрой на лире очаровать всех в Гадесе: перевозчика Харона, страшного пса Кербера и других, и вытащить из Гадеса свою красавицу-жену Эвридику.

- Отец Михаил, как вы красиво говорите, просто заслушаться можно, - сказала Нина.

- Благодарю за похвалу. Античная религия была одним из любимых моих предметов в духовной семинарии, - скромно отозвался святой отец. - Следует заметить, что тайны души, смерти и потустороннего мира доискивались все греческие и негреческие мыслители всех времен и народов.

- Святой отец, расскажите подробнее об этом, - попросила Нина.

- С удовольствием расскажу. С кого только начать? Начну с Демокрита. Он писал, что душа состоит из огня, ибо из всех элементов она (душа) наиболее легка и бестелесна и обладает изначальными свойствами свободно передвигаться. Демокрит утверждал, что душа и разум - одно и тоже... Еще более интересны в этом плане высказывания Платона. Он считал, что потусторонний мир можно видеть, слышать и понимать лишь после смерти, когда нам перестанут мешать земные чувства. По Платону, конечная действительность находится вне физического мира и не может быть трехмерной. Он трактовал смерть как облегчение, освобождение, бегство души из тела-тюрьмы, и что идеальное состояние для души - это существование вне тела.

В 10 книге «Государства» Платон приводит один рассказ о воине по имени Эр. Когда его убили, то тело положили на костер, но поджечь не успели, так как он вдруг ожил и рассказал о том, что видела душа его в загробном мире. По его рассказу, душа, выпорхнув из тела, присоединилась к другим душам, и они вместе направились к расщелине, через которую идет дорога в страну мертвых. Некоторые души в преддверии преисподней были задержаны и подвергнуты суду. Каждый судья как бы одним взглядом определял все плохие и хорошие поступки, совершенные человеком в течение всей его жизни. Именно в этот момент Эру велели вернуться на землю, в свое тело.

- Святой отец, - заметил Андрей Ильич, - это хорошо согласуется с тем, что пишет Раймонд Муди в своей книге «Жизнь после жизни». В ней он описал 150 случаев возвращения с того света реанимированных пациентов. Здесь есть много совпадений. Так многие пациенты вспоминают движение своей души первоначально через длинное, узкое и темное пространство (трубу, туннель, расщелину, ложбину или долину), а также выход из тела и парение над ним в виде какой-то легкой бестелесной оболочки (например, перышка, листка бумаги или вообще как «чистого» создания - духовного тела без оболочки).

При этом новое состояние души может свободно проникать через все преграды, и такие перемещения происходят легко, по первому желанию пациента. Некоторые при этом ощущали присутствие других духовных существ (родителей, родственников, знакомых).

Кульминационным моментом в пути на том свете была встреча со «светоносным существом». Пациенты в нем узнавали то Бога, то Иисуса Христа, то ангелов. Многие из них говорили о какой-то границе между смертью и жизнью, переход через которую равносилен переходу в мир иной, откуда возврата уже нет.

- Кстати, в тибетской «Книге мертвых» тоже есть что-то подобное, - добавил Александр, - и многие факторы, описанные как древними, так и современными людьми, побывавшими на пороге смерти, одинаковы. Об этом же пишет Элизабет Кюблер-Росс, которая более 20 лет проработала в клинике с неизлечимо больными людьми.

- Все перечисленные вами работы приводят к мысли, что есть жизнь после смерти, - сказала Ниночка.

- Ниночка, вы очень рано, как мне кажется, делаете вывод, - заметил Андрей Ильич. - Хотя и доказать противоположное я не могу.

- Андрей Ильич, я читал об одном швейцарце, Альберте Гейме, который однажды чуть не погиб в Альпах. Он тоже в течение десяти лет собирал рассказы людей, побывавших на грани смерти: раненых солдат, каменщиков, кровельщиков, сорвавшихся с крыш, моряков и прочих.

Так вот, он заметил некоторые интересные подробности, в частности, что работа ума у таких людей сначала резко ускоряется и обостряется, а время необычайно растягивается. В памяти умирающего воскресают картины жизни, даже те, которые он давно позабыл. Он как бы видит себя не изнутри, а со стороны. Интересно так же то, что их рассказы очень сходны между собой и не зависят от интеллектуальных, религиозных и возрастных различий людей.

- Об этом пишут многие авторы, - прервала диалог Александра, Нина. - Вот тут в журнале приведен перечень книг на эту тему. Накоплен громадный исследовательский материал и достоверность посмертных видений у людей уже не вызывает сомнений. Отец Михаил, а что вы думаете по этому вопросу?

- Для христианина здесь никакого вопроса нет, так как сам Христос воскрешался из мертвых и жил среди людей после своей смерти, - ответил тот.

- Святой отец, вы знаток различных религий, меня в свое время очень заинтриговала буддийская теория кармы о перевоплощениях, - обратился к отцу Михаилу Александр. - Расскажите о ней.

- Сын мой, эта теория гласит, что все худые и добрые дела передаются как бы по наследству. Это утверждение основано на том, что после перерождения новая сущность человека не возникает сама по себе из абсолютной пустоты, а рождается путем перевоплощения из предыдущей субстанции. По этой теории линию жизни можно сравнить с бусами, нанизанными на нить, где каждая новая жизнь, очень похожа на старую.

- Интересно то, святой отец, что сторонник этой теории, некто Олкотта, считает, будто накапливаемая в каждом новом воплощении карма - это соотношение добрых и злых поступков.

- Я думаю, - поддержал мысль Александра Андрей Ильич, - что добрые дела, как и злые, имеют свойство накапливаться в сознании людей. Это примерно так же, как накапливается радиоактивность в организме человека при облучении. И когда доза (зла) достигает большого значения, то человек, как бы он ни лечился (замаливал грехи), все равно, рано или поздно погибает. Мало того, зло порой переходит, как бы по наследству, потомкам.

Карма, по моему мнению, заключается в том, что любая сделка человека со своей совестью не проходит даром, она отражается на последующих поколениях людей. Это больше похоже на то, что в народе называют Злой рок, который преследует детей очень плохих родителей и после их смерти.

- Андрей Ильич, - обратился к нему отец Михаил, - здесь вывод напрашивается один: меньше греши, чтобы не отравить себе душу и души своих потомков. Поэтому, дети мои, лучше всегда сеять доброе и вечное, жить по заповедям Божиим.

После ужина еще долго в купе шел спор Андрея Ильича с отцом Михаилом на атеистические темы. Но Александр уже не слушал их. Засыпая под мерный перестук колес, он сквозь полудрему думал и задавал себе непростые вопросы: «Кто он? Кем был раньше? Куда ведет его судьба?».

А судьба в облике КБ летела рядом, внимательно слушала весь этот разговор и ревниво оберегала Александра от различных козней и соблазнов - в виде притягательной силы молоденькой девушки Нины, которая под ее воздействием, преследуемая кошмарными снами, сейчас тихо спала на нижней полке.

Впрочем, судьба девушки ее не интересовала, она заботилась только об Александре.

Она была его светлым ангелом – хранителем.

БОРИНЫ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

- Меня тянет к Черному морю,

Посмотреть и себя показать,

Здесь в Сипири – просто умора,

Со Снегуркой прошлось замерзать.

А на море в зернистом песочке,

Как тюлень я могу загорать,

И с южанками звездною ночью,

В «шурымурыпендюры» играть...

Окончив школу и став абитуриентом, Борис Елкин решил открыть для себя если не весь мир, то всю эту бескрайнюю страну, простершуюся от берегов Болтики до Буйного океана-моря, которую в 66-м параллельном мире называли Союз Нерушимый.

В этой связи он долго уговаривал своих дружков Сергея и Николая пуститься в заманчивое путешествие по стране, побывать во многих городах, посмотреть их памятные достопримечательности, о которых ребята слышали, но не видели.

Ребята долго колебались, а когда они вспомнили его таежную авантюру с походом к устью реки за самоцветами, то отказались, сказав:

- Знаешь Борис, езжай сам, с нас хватит твоей последней авантюры с турпоходом пешкодралом на голодный желудок по болотным таежным «бродвеям Захуралья».

Не уговорив ребят пуститься в свое новое авантюрное приключение, Борис решил сам поколесить «зайцем» по Союзу.

Это спонтанное его решение красноречиво говорит о особенностях характера нашего героя.

Не имея ни копейки денег, минимум одежды, - только спортивные брюки, тапочки, рубашку и соломенную шляпу. Вот в таком экзотическом виде он покинул родные пенаты. Ещё, правда, у него был из искусственной кожи небольшой чемоданчик, размером где-то сантиметров двадцать на тридцать. Там лежала ещё одна рубашка, ну и если что-нибудь удавалось из продуктов где-то что-то подзаработать или слямзить, стырить, позаимствовать, он их туда же складывал. Поездка эта, конечно, была для него совершенно необычной. Хотя надо сказать в то суровое время многие безусые пацаны, особенно те которые остались сиротами, странствовали «зайцами» по городам послевоенной страны.

Сев в пустой вагон «товарняка» шедшего в южном направлении наш герой решил добраться, если не до Рио-де-Жанейро, то хотя бы до Черного моря. Его, как и большинства таких же беспризорных ребят, за которыми плохо смотрели родители, и воспитывала больше улица, почему-то всегда тянуло на юг в Крым к теплому морю.

Свои путешествия, как и другие беспризорники, Борис совершал в основном на крышах вагонов, товарняках, иногда в тамбуре, иногда на подножке, иногда на попутном грузовике. По пути его, конечно, не раз снимала дорожная милиция. Они, естественно, опрашивали его, пытаясь выяснить зачем и куда он едет?

Он классно отбрехивался от них, отвечая, что едет к бабушке в Адессу-маму.

Когда те допытывались: - На какой улице проживает там твоя бабушка?

Борис, не моргнув глазом, без запинки отвечал: - На улице Леньина, в доме 13.

Он просто знал, что в любом городе старого Союза есть такая улица, названная в честь Великого вождя недостроенного коммунизма, которому местные власти умудрялись ставить памятники даже у туалетов, чтобы страждущие граждане в процарапанную щелочку могли лицезреть вождя, который вытянутой вперед рукой, как бы говорили им: «Хорошо сидите, товарищи!»

Поэтому эта брехня Бориса, на счет улицы, где якобы живет его тетка, безошибочно срабатывала. И доблестная милиция, которой лень было заниматься выяснением всех обстоятельств, услышав имя вождя, отпускала его на все четыре стороны.

Ехал он в основном ночью, когда приезжал в какой-то город, то выбирал из вагона, осматривался, что и где, и как, бродил по городу, подкармливался, где и чем придется, благо добрых и жалостливых людей тогда было много, особенно среди женщин на базарах. Ночевал Борис, где придется: в парке, на вокзале или у случайных знакомых, потом следовал на поездах дальше, продвигаясь на юг сидя в тамбуре или на крыше вагона.

Если проследить маршрут следования нашего героя, то он побывал практически во всех известных городах, расположенных в европейской части Союза. Таких как: Вредловск - Хазань - Тосква - Ленивоград - Финск - Киев - Запорижье – Хряков - Симсерополь - Ебатория – Ялда - Адесса-мама - Новолоссийск - Сночи - Сасуми - Братуми - Остов-папа – Шталинград - Сапатов - Златоизуст, не считая попутных случайных малых городков и поселков, типа Старобельска, Чмыровки и прочих.

Мы не станем путешествать по всему маршруту следования нашего героя, остановимся вместе с ним лишь в нескольких, наиболее впечатляющих городах, какими были для него столица Союза Тоска, Остов-папа, Адесса-мама и Шталинград.

Этот путь он проделал за два с лишним месяца. Приехал домой весь оборванный, это можно судить потому факту, что спортивные тапочки у него остались без подошв. Носил их он просто для проформы, потому что босиком идти по городу, пусть даже по незнакомому, где тебя никто не знает, было как-то неприлично. А в таких модных штиблетах на босу ногу все выглядело более менее прилично, как будто он идёт в тапочках на естественной толстокожей подошве.

Впрочем, это его не смущало, поскольку подобным образом в штиблетах на босу ногу ходил и легендарный турецко-подданный Остап - Ибрагим - оглы Бендерь. Он будучи на Укралине не мог не посетить памятные места своего кумира. Его шляпа вскоре выглядела, как у известного пана Шапокляка: сзади бирка, сверху дырка, и поскольку в дороге она насквозь прохудилась, ему её пришлось подарить какому-то незнакомому чучелу, одиноко стоящему у дороги в огороде, где Борис подкреплялся спелыми помидорами.

Благодарное чучело долго весело махало ему в след своим сорочьим пером на шляпе, когда он шел по дороге из знаменитого на весь мир хутора Чмыровка в славный город Старобельск, который, если верить Ильфу и Петрову, осчастливил своим посещением сам Остап Бендерь. Там он встретил, если помните, несравненную красавицу мадам Грицацелуеву.

Надо сказать, что единственной книгой, которую прочел наш герой в то время, был роман известных писателей Ильфа и Петрова «12 стульев».

В романе так описан этот исторический момент: «В половине двенадцатого с северо-запада со стороны деревни Чмаровка в Старгород вошел молодой человек лет двадцати восьми. За ним бежал беспризорный…». Этими словами начинается пятая глава романа.

Борис не мог отказать себе в таком удовольствии, пройти по той же дороге Великого комбинатора, своего школьного кумира, правда, к этому его вынудили объективные обстоятельства. Его ссадили, надавав ему по шеям, шустрые контролеры с пассажирского поезда шедшего из столицы Союза в город Остов-папа.

В Старобельске Борис посетил единственный во всем мире памятник, открытый в этом городе благодарными потомками Великому комбинатору. Остап Бендерь здесь запечатлен в строгом снятом с чужого плеча пиджаке и своей неизменной кепке, с длинным шарфом обмотанным вокруг шеи. На ногах у него были одеты на босу ногу, его замечательные непонятного, скорей заграничного производства расположенного на Малдованке или Сахалинке, штиблеты.

С лица комбинатора не сходила неизменная Бендеровская улыбка, словно беззвучно говорящая Борису:

- Ну, что дружок, вдарим «зайцепробегом» по бездорожью, бабам и общесоюзному разгильдяйству! И словно почувствовал ауру исходящую от Великого комбинатора, Борис мысленно произнес свою историческую фразу:

- Вдарим, да еще и как вдарим! Союз, понимаш, содрогнется!..

Нарвав в Старобельском парке культуры и отдыха на ближайшей клумбе букет цветов, он скромно постоял у ног Великого комбинатора, потом благородным жестом почитателя положил к монументу охапку живых цветов. Это было так трогательно, что местная старушка, проходящая мимо, аж прослезилась.

- Такое уважение к памятнику от молодого человека дорогого стоит, - промолвила она, вытирая платочком глаза.

На что наш герой скромно ответил:- Пустое! К нему, понимаш, не зарастет народная тропа!

Они разговорились и сердобольная старушка, узнав, что он приехал издалека, чтобы почтить память Великого комбинатора, и никого здесь в городе у него нет, пригласила его в гости к себе на чашечку чая с вареньем.

Услышав о вишневом варенье, да без косточек, Борис, проглотив слюну, сказал: - С большим удовольствием, погощу у вас Ксения Никифоровна (так представилась ему старушенция). По стечению обстоятельств старушка жила в доме по улице Харьковская в доме № 12, где якобы проживала и умерла сестра последнего императора Лоссии Николая 11 Ксения.

Именно она послужила своеобразным прообразом любвеобильной мадам Грицацелуевой, на которой самоотверженно в погоне за приданным женился Великий комбинатор. Как вы, уважаемые читатели, помните комбинатору стало известно, что у этой сексапильной мадам, как раз был стул из генеральского гарнитура, где могли храниться несуществующие там драгоценности.

Кстати о кладах и драгоценностях.

Город Старобельск, славен не только тем, что его посетил Великий комбинатор и что здесь не было, как в столице, смердящих заводов и предприятий, портящих флору и фауну земли, а были многочисленные цирюльни и похоронные конторы, что создало обманчивое представление у Великого комбинатора, что люди здесь рождаются для того, чтобы побриться, постричься и «сыграть в ящик». Этот город более известен тем, что здесь в различные исторические времена были зарыты бесценные сокровища известных лоссийских бунтарей, пытавшихся свергнуть засилье Кремлевских правителей.

Так, например, в свое лихое время здесь спрятали свои клады лоссийские бунтари Иван Болотников и Кондратий Булавин. Отряды этих бунтарей тогда базировались здесь на Старобельщине, и именно сюда они стаскивали отобранные у купцов, царских слуг и бояр драгоценности.

Говорят, что в этих местах сам батька Нестор Иванович Махно зарыл один из своих кладов, который до сих пор не нашли (красные кладоискатели нашли только его Запорижський клад).

Нестор Иванович несколько раз здесь бывал со своей лихой народной армией. Здесь же он лечился после ранения, которое он получил, воюя за красных.

Румыны в Великую Отечественную драпая под ударами 2-го украинского фронта, спешно зарыли в местных подземных ходах и катакомбах награбленные в различных музеях картины и драгоценности.

Таким образом, древний Старгород – Старобельск - Старцеград - это неистощимый клад для всех мировых кладоискателей. Поэтому нам на развалинах Нерушимого Союза следует несколько подправить подспудную мысль Великого комбинатора. Сказав, что люди здесь в Старцеграде рождаются не только для того, чтобы побриться, постричься, но и попытаться найти вожделенный клад, и лишь потом с чистой совестью «сыграть в ящик».

Однако давайте вернемся к нашему герою молодому (еще зеленому) Елкину.

Сидя в небольшой уютной квартире Ксении Никифоровны и гоняя с ней чаи, Борис пополнил свои знания о славном граде Старобельске, о его жителях и об известных людях посещавших этот старинный город.

- Так вот милок, - говорила, не умолкая, старушка божий одуванчик, - нашему старому городу уже стукнуло почитай больше 300 годков. Основан он был в конце ХУ1 века. на пересечении основных грузопотоков из столицы Тосквы на Гавказ.

Здесь, милок, утверждала она, ежегодно проводилось по четыре крупных ярмарок, обороты которых превышали по тогдашним меркам аж 10 миллионов золотых рублей. По тем временам это были большие деньги.

До революции в городе проживало 120 дворянских семей, в основном это были отставные военные и их родственники, они то и послужили прообразом известного Закрытого акционерного общества (ЗОО) «Союза меча и орала» созданного Великим комбинатором и описанного в романе сатириками.

И фраза «В каком полку служили?» для этих мест была привычным явлением, как и «Здоровеньки буллы господа не хорошие!»

- Ксения Никифоровна, - обратился Борис к старушке, - насколько мне помнится в романе говорится о Старгороде.

- Правильно милок! Писатели сознательно исказили название города, чтобы славные жители нашего уездного городка не были оскорблены описанием этих мест и их смешных физиономий.

Как ты, Боря, верно заметил, в романе писатели-сатирики сознательно переименовали: город Старобельск в Старгород, близлежащую деревню Чмыровка, та что находится рядом с нашим городом, назвали Чмаровка, губернский город Луганск - в Лучанск.

Хочу тебе поведать, сынок, что писатели Илья Ильфа и Евгений Петров работали тогда в центральной газете «Гудок», и были командированы редакцией на Старобельщину, чтобы серией публикаций осветить жизнь этой глубинки. И именно эта командировка послужила им материалом для написания отдельных сцен и картин из жизни главного героя романа «12 стульев» Остапа Бендера в заштатном уездном городке…

Слушая словоохотливую старушку, Борис действовал по принципу: «…а Васька слушает, да ест…». Он пошире открывал рот, и вовсю нажимал на угощенье, лишь изредка вставляя слова, типа: «Да» «Угу», «Вкусно», «Еще»…

Старушка рассказала Борису о местом шофере, неком Романе Дмитриевиче, который тогда работал в Старобельском райисполкоме. Именно он возил писателей по местному бездорожью на стареньком зеленом драндулете «Лорен-Дитрих» или по местному - «Антилопе Гну».

За машиной, как за чудом техники, бегали мальчишки, которые, видя прилично одетых мужчин, кричали им в след: «Дядь, дай десять копеек».

Этот фрагмент, как утверждала Ксения Никифоровна, послужил написанию в романе эпизода на «Военно-грузинской дороге», где герои романа «12 стульев» пляшут вслед проходящим машинам и кричат пассажирам «Деньги, деньги давай!

Борис, выдувая очередную чашку чая, услышав эту магическую фразу подумал, что сердобольную бабку следует расколоть на несколько рубликов, на карманные расходы… Что он потом, улучив момент, и сделал.

А бабка продолжала и продолжала рассказывать Борису о местных достопримечательностях.

О царском генерале Стоянове, который после отставки поселился тут и у него был замечательный генеральский гарнитур из венских стульев. Что этот почтенный генерал (его потом расстреляли красные) открыл здесь приют для престарелых, эти факты послужили сатирикам для описания приюта с воришкой заведующим, которому «бог послал на ужин» богатый достархан, а не такую-то дрянь-похлебку подаваемую бедным старушкам.

Рассказала старушка и о своей тезке Ксени, дальней своей родственнице, по её воспоминаниям она жила в этом доме и была миловидной полной дамой, мечтающем встретить принца и выйти за него замуж. Но в любви ей не везло, кавалеры из-за её любвиобилия постоянно бросали её, почти как в романе Ильфа и Петрова. Именно она и послужила прототипом для описания известной мадам Грицацелуевой.

Словоохотливая старушка могла говорить очень долго о славном граде Старобельске, её трудно было переслушать. Поэтому, набив пузо, Борис поблагодарил Ксению Никифоровну за хлеб соль, попросил «в займы» десять рублей и отбыл на вокзал, где сев в товарняк продолжил свой путь к самому теплому морю.

Сейчас мы вернемся к начальному периоду путешествия нашего героя, чтобы дополнить его экипировку новыми деталями, о которых мы еще не упомянули выше. Просим не удивляться таким возвратам во временном интервале, просто мы хотим полнее описать все эти исторически значимые моменты, произошедшие с нашим главным героем в этом удивительном богатом на события 66-м параллельном «землемире».

* * *

Елкин, когда выезжал из славного города Вредловска путешествовать по просторам Нерушимого Союза, стащил у деда старинные дедовские часы, но, увы, в дороге эти часы, как и всю лучшую одежду, он «продул» в карты. Было это так, когда Борис забрался на крышу вагона поезда шедшего на Тоскву, к нему подсели несколько пацанов из бывших зеков. В Захуральи в то время было расположено много разных колоний, лагерей и тюрем, треть страны сидело тогда на нарах в таких исправительно- неисправимых местах.

В тот исторический момент в стране прошла амнистия, и безбилетные заключённые возвращались на крышах вагонов в места проживания, и пацаны с детской колонии пристали к нему, мол, давай сыграем в «буру». Деревенский парень Боря знать не знал вообще, что за игра такая «буру». Но в такой обстановке, когда его окружили несколько зеков, он просто струсил. Впрочем, не согласиться играть с ними, было нельзя, они запросто могли сбросить его с крыши вагона.

Ушлые зеки видя такого деревенского увальня, предложили ему сыграть на одежду. И очень скоро они Борю раздели до трусов. Зеки выиграли все. А в конце один из их главарей сказал ему: - Слышишь, пентюх еловый, поскольку у тебя шмоток не осталось, то сыграем на твою никчемную жизнь. Если ты сейчас проиграешь, то мы тебя на ходу скидываем с крыши вагона и все делы-белы, привет маме-папе. А если выиграешь, то мы тебе твои «засраные шмотки» возвращаем…

Что дальше произошло, Боре сложно было понять (вмешалась та же Нечисть), в общем, он выиграл. До сих пор Борис, вспоминая этот момент, не может понять, как это случилось.

Самое удивительное, что зеки все ему вернули, кроме дедовских часов. После этой игры они больше его не трогали, а даже несколько «зауважали». Бывало даже сбегают за кипяточном и с ним поделятся, а кое-кто даже кусок хлеба давал. Не доезжая до Тосквы, они все спрыгнули с поезда, очевидно, знали, что через столицу им не проехать, милиция всех переловит и опять посадит в тюрьму.

Конечной целью одиссеи Бориса были города расположенные на Черноморском побережье, и в частности укралинская жемчужина у моря Адесса. Ему нравился чуточку «приблатненный» мотив песен, которые пел широко известный в адесских кругах, певец Леня Утес:

«Плывут туманы над волной,

Покрыты бирюзой,

Стоит у моря предо мной

Одесса, город мой.

Он с песнями встречает,

Он с песней провожает,

Одесса-мама, милый город мой.

Ах, Одесса, жемчужина у моря,

Ах, Одесса, ты знала много горя,

Ах, Одесса, любимый милый край,

Живи, моя Одесса, живи и процветай.

Ах, Одесса, не город, а невеста,

Ах, Одесса, нет в мире лучше места,

Ах, Одесса, прекрасный милый край,

Живи, моя Одесса, живи и процветай.

На свете есть такой народ,

Он весело живёт,

Одесский дружный наш народ,

Он песенки поёт.

Кого вы ни спросите,

Ответят одесситы -

Такими уж нас мама родила.

Ах, Одесса, жемчужина у моря,

Ах, Одесса, ты знала много горя,

Ах, Одесса, любимый милый край,

Живи, моя Одесса, живи и процветай.

Ах, Одесса, не город, а невеста,

Ах, Одесса, нет в мире лучше места,

Ах, Одесса, прекрасный милый край,

Живи, моя Одесса, живи и процветай.

В Одессе есть такой маяк,

Он светит всем всегда,

Он говорит - постой, моряк,

Зайди-ка ты сюда.

Здесь двери всем открыты,

Бокалы всем налиты,

И женщины танцуют до утра.

Ах, Одесса, жемчужина у моря,

Ах, Одесса, ты знала много горя,

Ах, Одесса, любимый милый край,

Живи, моя Одесса, живи и процветай.

Ах, Одесса, не город, а невеста,

Ах, Одесса, нет в мире лучше места,

Ах, Одесса, прекрасный милый край,

Живи, моя Одесса, живи и процветай.

Ах, Одесса, жемчужина у моря,

Ах, Одесса, ты знала много горя,

Ах, Одесса, любимый милый край,

Живи, моя Одесса, живи и процветай.

Ах, Одесса, не город, а невеста,

Ах, Одесса, нет в мире лучше места,

Ах, Одесса, прекрасный милый край,

Живи, моя Одесса, живи и процветай.»

Вот эту жемчужину и хотел посмотреть наш герой, чтобы, как говорят, «себя показать и других посмотреть».

Пересев, где-то в пути на поезд Тосква-Остов, Борис, как вам теперь известно, попал сначала в заштатный городишко Старобельск и лишь потом, сев на товарняк, добрался до города Остова, который в определенных «босяцких» кругах еще назывался Остов-папа.

В блатных кругах это был второй «авторитетный» по значимости город, после несравненной Адессы-мамы.

Город, особенно местные пацаны ему явно не понравились. Эти местные «блатняки» снова чуть не обобрали его до нитки и не сделали ему «харакири». Борис с дуру в какой-то привокзальной подворотне сел играть с ними в «наперсники» - это когда играющий «лох» должен угадать, в каком из трех наперстков находиться шарик.

Еловый лох Борис даже не знал, что здесь присутствует не только ловкость рук, но и сплошное мошенничество, так как разыгрывающий незаметно убирает шарик и поэтому в любом из трех наперстков всегда пусто, шарика под ними нет и «лох» всегда остается в проигрыше. При этом эти мелкие мошенники, которые «работают» в паре или втроем с ведущим игроком, провоцируют, заводят зрителей на игру. И некоторые из них клюют на эту простую приманку мошенников, так как видят, как кто-то из зрителей легко выигрывает деньги у «водилы».

Потенциальные жертвы просто не знают, что эти выигрывающие «зрители», члены преступной группы обыкновенных мошенников.

Борю, они быстро обыграли, забрали почти все дорожные вещи, куртку, чуть даже штаны не сняли, а когда он понял, что здесь что-то не чисто «сделал ноги».

Драпая от этих жуликов, Борис думал, что его не зря предупреждали о том, что это бандитский город.

Ему повезло то, что он быстро бегать умел и успел выскочить на привокзальную площадь прямо у милицейского поста, где преследователи отказались от дальнейшей погони за ним.

Таковым радужным было первое знакомство Бориса с достопримечательностями города Остова и его местными сверстниками.

Таким образом, города, как такового он не видел, а вот местные пацаны обобрали его и чуть не начистили ему «задницу».

Сев в первый попавшийся поезд (оказалось, он шел в сторону Запорижья, в сторону его далеких вольных предков козаков) наш герой благополучно покинул «гостеприимный» город, который мог, как его хуральский папаня надрать ему задницу.

Воспоминанья о Запорижье, были у него не очень приятные. Он там чуть не околел от голода, его случайно выручил один сердобольный офицер, который, обедая в столовой, обратил внимание на беспризорника Бориса. Тот голодными глазами смотрел, как офицер с погонами старшего лейтенанта ел борщ.

- Иди сюда пацан! – подозвал он его к себе.

Когда Борис подошел к нему, спросил: - Откуда ты?

- С Хурала!

- Ого, как далеко ты забрался. Я там служил во Вредловске.

- Я вот как раз из этого города и приехал. - Зачем?

- Еду к тетке. Блатняки тут меня обчистили.

- Понятно, их тут много. Есть хочешь?

- Угу!

- Тогда давай присоединяйся, вот тебе котлеты с гарниром, компот из яблок, а я еще новые порции принесу.

Борис жадно накинулся на еду, а старлей (старший лейтенант) сходил к стойке и принес еще ему жратвы.

Недолго побеседовав с ним офицер, прощаясь, сказал: - Извини брат скоро мой поезд, вот тебе три рубля и будь здоров, передай привет тетки.

Борис поблагодарил офицера, и они расстались. На станции Хряков-товарная Борису удалось пересесть на поезд Хряков-Адесса. Благо в это время наступил период знаменитый укралинских ночей, о которых местные жители с «гумором» глаголют такую байку:

Гадав собі старий Фомич:

Що сало треба переховати,

Тиха українськая ніч,

Чорти вкрадуть, тай геть із хати…

Всю ніч кумекав та гадав:

Куди б його, блин, заховати?

У ранку трохі задримав,

І сало вкрали чорти кляті!..

Стара кричала: - Старий хрич!

Як можно з салом жартувати!

Навіщо ти заліз на піч,

З рушницей треба мандрувати!

* * *

Тіха українськая ніч:

Фомич, блин, «бар», а сало – «жок»!

(здесь: бар – есть, жок – нет)

Но поскольку сала у нашего героя не было и билетов тоже, то он незаметно прокрался в тамбур последнего вагона. Так Боря приехал в Адессу - жемчужину у моря.

Адесса-мама, в отличие от папы-Остова, где ему на манер хуральского папани чуть не намылили «мягкое место», поразила его всеми своими «гениталиями». Подъезжая к городу, он уже чувствовал рыбный запах кефали, которую, якобы, шаландами с моря Костя привозил. Хотя, как вы сами понимаете, времена кефали давно прошли, правда, ловились еще в прибрежных водах бычки, но вскоре и их не стало.

При приближении к морю, чувствовалось, как нарастает влажность воздуха, у Бориса от жары стала потеть рубашка под мышками. В Лоссию тогда, к великому счастью, дирижаблями дезодорант «Рексона», который убивает на 24 часа запах пота и валит с костылей блатных адесских тараканов, еще не завозили.

Адесситы, особенно гости этого замечательного приморского города, в то чудесное время мылись в банях больше «яешным» мылом, которое как утверждали бойкие торговцы на Пиввозе, делалось за морями в далеком «Буанес-Айресе».

Почему спросите именно в «Буанес-Айресе» производилось «яешне» мыло, да потому что это где-то далеко и посему проверить трудно. И это мыло якобы обладает чудесным лечебным свойством, поскольку вырезано в натуре и сделано из яиц кровожадных крокодилов, плавающих в Хамазонке.

Это знаменитое «яешне» мыло как утверждали знатоки, обладает универсальным свойством, лечит от потенции, геморроя, триппера, сибирской язвы и придает всем бледнолицым сипирякам чудесный яичный загар.

Выйдя на привокзальную площадь, Борис удивился такому скоплению народа. Все привокзальные площадки и скверы были забиты приезжающими и отъезжающими. Люди сновали туда–сюда как муравьи в большом муравейнике. Нигде было яблоку упасть.

Среди этой разношерстной толпы, как рыба в воде, вольготно чувствовали себя воры карманники, картежники, наперсточники, кидалы и прочие специалисты свободной адесской профессии.

Тут же сновали какие-то ушлые торговые люди, которые предлагали по дешевки, почти задарма, купить настоящие заграничные товары (которые, как оказалось, в массовом порядке делались в подпольных цехах на Мольдаванке, Сахалинке, Малиновке и в Пересах). Размалеванные эффектные девицы «древней профессии», предлагали удовлетворить любые желания денежных мужчин.

Вы спросите: - А где же доблестная милиция?

Она на месте. В завтрак, обед и ближе к ужину, точно по расписанию, как гвардейцы аглицкой королевы, стражи порядка в синих галифе с кобурами на боку заполненными жареными семечками, появляются на площади, очевидно, для того чтобы успокоить общественность, что милиция зорко бдит, ну и попутно собрать положенную «мзду» с вышеперечисленных специалистов свободной профессии.

Не успел Борис появиться на перроне шумного вокзала, как к нему подбежал шустрый паренек и предложил купить сувенир в виде ракушки и сидящей в ней, в чем мать не родила хвостатой грудастой сосалке-русалке.

Увидев, что тот не платежеспособный клиент, он быстро отвалил в сторону, сказав ему: - Чеши отсель сундучок не кованный, пока трамваи хрюкают!

Борис не понял юмора и спросил его: – Как проехать к морю?

- Да на любом таракане, - ответил тот, показав рукой на трамвай, - садись и кати, а там раскрой глаза пошире и увидишь море… Борис так и сделал, прицепился на подножку битком набитого трамвая и бесплатно проехал несколько остановок, пока кондуктор не согнал его с подножки. Оглядевшись по сторонам, как советовал тот шустрый адессит, он увидел море.

Борис никогда в своей жизни не видел столько воды, водная гладь простиралась до самого горизонта. Впервые здесь в Адессе он увидел стоящие на рейде корабли, белоснежные теплоходы и черные, как жуки навозные, буксиры, сновавшие в порту.

Выйдя на берег, он примкнул к многочисленным отдыхающим, которые загорали у какого-то длинного забора и купались в море.

На заборе Боря прочел удивительную надпись: «Люба + Гриша + Семен + Боря + Владимир Вольфович + товарищ Зацепин + рыжий сантехник + Витек + телемастер Жора + сволочь, жид пархатый Жеванеский + не помню имени, длинноволосый такой, как Дима Малишов + муж мой ненаглядный Вася = ЛЮБОВ!»

Адесса, адесский юмор и конечно море очаровали его.

Какой-то адесский фраер, которого здесь все называли Жора-Адесабеби, в кустах акации пел под гитару безусым пацанам блатные песни.

«Эх, Жора, подержи мой макинтош!

Я с детства был испорченный ребенок,

На маму и на папу не похож.

Я женщин уважал чуть не с пеленок.

Эх, Жора, подержи мой макинтош!

Друзья, давно я женщину не видел.

Так чем же я мужчина не хорош?

А если я кого-нибудь обидел ?

Эх, Жора, подержи мой макинтош!

Я был ценитель чистого искусства,

Которого теперь уж не найдешь.

Во мне горят изысканные чувства.

Эх, Жора, подержи мой макинтош!

Ростоа мне дорог и Адесса-мама,

Когда ж гастроли в Харькове даешь,

Небрежно укротишь любого хама.

Эх, Жора, подержи мой макинтош!

Пусть обо мне романы не напишут.

Когда ж по Дерибасовской идешь,

Снимают урки шляпы, лишь заслышат:

Эх, Жора, подержи мой макинтош!»

Жора пел такие срамные, подзаборные песни, от которых у нормальных людей вяли уши. Например, такую:

«Когда качаются фонарики ночные...

Когда качаются фонарики ночные,

И вам на улицу опасно выходить,

Я из пивной иду,

Я ничего не жду,

Я ничего уже не в силах изменить.

Мне бабы ноги целовали, как шальные,

Одна вдова со мной пропила отчий дом.

А мой нахальный смех

Всегда имел успех,

И моя юность раскололась, как орех.

Сижу на нарах как король на именинах,

И пайку черного мечтаю получить.

Гляжу, как сыч, в окно,

Теперь мне все равно,

Я никого уж не сумею полюбить!»

Поскольку Борису в детстве медведь наступил на ухо, и ничего путного музыкального в жизни он не видел и не слышал, то эти дешевые подделки под песни шибко понравились ему.

Когда качаются фонарики ночные

И темной улицей опасно вам ходить,-

Я из пивной иду,

Я никого не жду,

Я никого уже не в силах полюбить.

Мне лярва ноги целовала как шальная,

Одна вдова со мной пропила отчий дом.

А мой нахальный смех

Всегда имел успех,

А моя юность пролетела кувырком!

Сижу на нарах, как король на именинах,

И пайку серого мечтаю получить.

Гляжу, как кот в окно,

Теперь мне все равно!

Я раньше всех готов свой факел погасить.

Когда качаются фонарики ночные

И черный кот бежит по улице, как черт,-

Я из пивной иду,

Я никого не жду,

Я навсегда побил свой жизненный рекорд!

Жора умел их чувственно подать пацанам, представляя себя крутым блатняком:

«Я сижу за решеткой,

Слезы взор мой туманят.

Пред людьми я виновен,

Перед Богом я чист.

Предо мною икона

И запретная зона,

А на вышке маячит

Очумелый чекист.

Припев:

По тундре, по железной дороге,

Где мчится курьерский:

- Воркута, Ленинград!

Мы бежали с тобою

Зеленеющим маем,

Когда тундра надела

Свой весенний наряд.

Мы бежали с тобою,

Опасаясь погони,

Чтобы нас не настигнул

Пистолета заряд.

Припев

Дождь нам капал на рыла

И на дуло нагана.

Вохра нас окружила:

- Руки в гору! - кричат.

Но они просчитались,

Окруженье пробито.

Кто на жизнь смотрит смело,

Того пули щадят.

Припев

Мы теперь на свободе,

Мы ушли от погони,

Нас теперь не настигнет

Пистолета заряд.

Мы теперь на свободе,

О которой мечтали,

О которой так много

Говорят в лагерях.

Припев:

По тундре, по железной дороге,

Где мчится курьерский:

- Воркута, Ленинград.»

Особенно Борису понравились песни типа: «Мурка-жмурка» и «Цена тебе грош - сейчас ты помрешь», где были такие кошмарные слова:

«Мать свою зарезал,

отца своего убил,

сестренку-гимназистку

в уборной утопил...».

Скинув одежду, оставшись в одних «семейных» трусах, которые ему были до колен, Борис с удовольствием растянулся на песчаном пляже.

Поблаженствовав на солнечном теплом песочке, он пошел купаться. Море приятно ласкало волной сначала пятки, затем коленки и когда вода дошла до груди, он поплыл. Такого блаженства он не испытывал никогда.

- Вот бы сейчас поглядели на меня одноклассники, - подумал удовлетворенно Борис, - всем я утер носы. Купаюсь не где-то там, в задрипанной нашей речушке, а в Адессе на Синем море.

Поплавав и поныряв в теплой солено-горькой морской воде, он чуть не лишился своих «семейных» трусов. Когда он выходил на берег произошел курьезный случай, набежавшая волна сняла с него трусы и когда она прошла, то Борис остался, в чем мать родила. Стоявшая рядом женщина посмотрела на его «хозяйство» с улыбкой сказала:

- Молодой человек держите свои трусы, так можно их потерять.

- Вот была бы хохма, - подумал Борис, - если бы я потерял в море свои единственные трусы...

Вернувшись к своей одежде лежавшей на песке, он увидел, что рядом расположился паренек, примерно одного с ним возраста.

Тот спросил его: - Как вода?

- Ничего, вода, понимаш, хорошая! – ответил Борис. Они разговорились, и Борис с удивлением узнал, что не только он так один оказался здесь на берегу «самого синего моря».

Его сосед по пляжу Василий так же «дикарем» прибыл в Адессу и уже вторую неделю здесь загорает.

Василий вкратце ввел Бориса в курс дела, где и как можно подкормиться, переночевать, что есть интересное в городе, какие достопримечательности.

В обеденный перерыв он повел его в «идальню». Не зная, что скрывается под этим названием, Борис спросил Василия:

- Ты что идолопоклонник?

- С чего ты это решил. Что я похож на чокнутого!

- Нет! Но зачем нам тогда идти в «Идальню»?

- Чудак человек, здесь так называется столовая.

- А-а! - Бе-е-е! Ты еще замени начальные буквы на «е» и «б», то вообще можешь подумать, черт знаешь что...

Борис засмеялся...

Идальня, куда повел Василий Бориса, занималась тем, что обслуживала туристов направленных в Адессу по туристическим путевкам профсоюзов. Эти путевки в то время стоили гроши, и обслуживание было «подстать» их цене.

Там на кухне заведовала и гоняла всех подряд некая Матрена Федоровна. Это была полногрудая крашенная молодящаяся блондинка. Если коротко охарактеризовать ее, то она была женщиной с большой буквы «Б», со следами искусственного интеллекта на лице... Она говорила, верней тарахтела, без умолку, очевидно, ей просто не о чем, да и не зачем было молчать.

Матрене Федоровне было где-то под 45 лет, т.е. она была в интересном для женщины возрасте, о котором в народе говорят: - В сорок пять, бабка ягодка на пять!».

По внешнему виду она была не ягодка, а целый «Грей-фрукт», смесь жгучего красного перца с горьким белым хреном.

- Матрена Федоровна! – бойко обратился к ней Василий. – Бог в помощь! Не найдется ли для нас какая-нибудь не пыльная работенка, а то мы с другом дюже отощали. С утра во рту маковой росинки не было.

Матрена Федоровна оценивающе обвела их взглядом (особенно Бориса) и сказала: - Бачу (вижу), як вы отощали бычки породистые. Да на вас воду можно возыти (укр. язык, здесь и далее встречается одесская смесь укралинской мовы и лусского языка).

- Матрена Федоровна, благодетельница наша, - притворно слащаво стал просить Василь, - дай нам укусить что-нибудь. Жрать ужасно хочется.

Матрена довольно улыбнулась и сказала: - Сидайте за цэй стил, щас налью вам борща. А за це потим поможетэ мэни на кухни. Добрэ!

- Поможем, поможем! – торопливо согласился Василь и подтолкнул Бориса к столу.

Такого вкусного наваристого украинского борща с курицей и сметаной Борис никогда в своей жизни не ел. Надо сказать, что местные гурманы варят этот борщ аж (страшно подумать) из 22 ингредиентов. Это вам не лоссийские щи, где кроме соленой капусты и картошки с ботвой ничего вы ложкой в тарелке не выловите. Здесь особый смак высший класс поварского искусства.

У себя дома Борис привык, что там, когда мать резала курицу, то это было целое домашнее событие. Курица для них была вершиной блаженства, этаким редким деликатесом. И когда мать клала в его тарелку крылышко, то он благоговейно и с упоением обсасывал каждую косточку.

А здесь Матрена Федоровна бухнула ему в тарелку почти пол курицы. Он просто не знал, что Адесса это еще и «царство Курочки Рябы» и адесситы в основном питаются куриным мясом.

Правда и здесь наблюдается классовое неравенство. Пролетариат в основном питается худыми инкубаторными «синюшными» курицами, а электорат (в основном адесские евреи) жирными упитанными «куачками», которые местные Сары покупают для своих Абрамов у частных торговцев птицей.

«Синюшными» курицами также кормят и многочисленных туристов, приехавших на море из Хурала и Сипири по дешевым профсоюзным путевкам.

Как правило, эти туристы в первые дни пребывания в Адессе с ожесточением набрасываются на бедных курей, перемалывая их хилые косточки крепкими сипирскими зубами. Но потом со временем, когда на первое и второе и так изо дня в день их кормят синюшными инкубаторными курочками, то это даже сипирским туристам очень набредает. Они оставляют курей не тронутыми на тарелках и бегут в близлежащий магазин или на базар, чтобы купить себе что-то более существенное, например, горилку медовую с перцем. Под нее, родимую горилочку, не то, что синюшная курица, но даже зеленый крокодил покажется деликатесом.

Ребята были не туристы, а «дикари» и они как дикие африканские людоеды набросились на еду и от синюшней курицы, осталась лишь горка обглоданных белых косточек.

Все время пока ребята набивали свои желудки едой, возле них по кухне крутилась Матрена Федоровна, виляя своими аппетитными ягодицами.

Надо сказать, что в жару все работники кухни не очень стесняясь, раздевались почти до гола, под белыми их халатами из нижнего белья почти ничего не оставалось.

Бориса особенно смущали большие, как два астраханских белых арбуза, груди Матрены Федоровны. Когда она наклонялась, за чем-нибудь, они были видны во всей своей первозданной красе.

Увидев, как вожделенно смотрит Борис на все это «Матренино богатство», Василий, подмигнув приятелю, вопросительно сказал: - Как тебе Матрена Федоровна, ничего? Знаешь, приятель, ничто так не экономит время и деньги, как «взаимная любовь с первого взгляда». Может таво…, трахнешь.

Борис, чуть смутившись, отводя глаза от буферов Матрены, произнес: - Не знаю!

Василий, заметив смущение парня, спросил: - Ты что девственник, еще ни разу ни с кем не переспал?

Борис промолчал, как будто не слышал, что тот сказал. А Василий на него наседал: - Последний закон Гьлютона знаешь?

- Какой еще такой последний закон Гьлютона?

- А такой: «Сила тяготения женского тела сильнее, чем сила отталкивания мужского члена».

Борису было несколько неловко признаться в том, что он до сих пор никого ни разу по настоящему не трахнул. Ему хотелось выглядеть в глазах нового знакомого этаким бывалым парнем, поэтому он ответил несколько грубовато, сказав:

- Да отстань, понимаш, от меня!

- Вижу, что ты «лохатый лось» в этом деле, - произнес Василий и добавил, - ничего я тебя посвящу в эту науку, пройдешь здесь свои университеты. Наше дело не рожать, сунул, вынул и бежать...

В последствии Матрена Федоровна за харчи периодически нагружала их работой по кухне, например, вынести чаны с остатками пищи своим свиньям, почистить баки, кастрюли или котлы, помыть посуду, начистить картошки и прочее.

В светлое время суток ребята плавали или загорали на пляже, бродили по городу, а ночевать отправлялись в подсобку «идальни», которую Матрена Федоровна любезно представила им для ночлега.

Достопримечательностей в Адессе много. Это и знаменитая Потемкинская лестница, с памятником Дрюку на самом верху. Спросите, что за Дрюк или индюк там стоит? Отвечу, что не знаю, кажется это памятник какому-то адесскому прохиндею-юмористу Швандевскому поставлен, чтобы смешить одесскую публику и многочисленных гостей всеми признанной столицы юмора.

Кроме этого Адесса славится своей известной Дери-Басковской улицей (названной так , кажется, в честь «золотого голоса Лоссии» - Баскова) с уютными ресторанчиками и кафе. Хорош и любимый горожанами и гостями города адесский пляж «Аркадия». Прекрасен неповторимый Адесский оперный театр. Адесский порт с кораблями из разных стран, и синее теплое южное море.

И, конечно же, чудо базар - одесский «Пиввоз», где можно купить все и вся. Впрочем, в Адессе на одно только море можно смотреть часами.

Как верно сказал один безызвестный, но видно неравнодушный к морю поэт:

« О море!

На тебя часами

Могу смотреть,

Как бурунами,

Неторопливой

Чередой,

Волну ты катишь

За волной.

Я вижу,

Как неторопливо

Волной крутой,

Чуть-чуть игриво,

Ласкаешь берега

Черты,

Как будто любишь

Его ты.

Но берег

Неприступный, гордый

Стоял вокруг

Скалою твердой.

И ласки волн

Не замечал,

А лишь хранил

Свою печаль...»

Но вернемся к повествованию о наших молодых героях, приехавших дикарями в Адессу. Вечерами, кроме ребят, помещение «идальни» сторожил дед Степан, который периодически обходил строение и отгонял случайных и «неслучайных» гостей.

Спать в подсобке ребятам было хоть и тесновато, но зато это была надежная крыша над головой, которая в непогоду спасала их от всех капризов природы.

Василий был довольно разговорчивым общительным парнем или как сейчас принято говорить «коммуникабельным» человеком и в ночные часы, когда было жарко и спать не очень хотелось, много рассказывал Борису разных историй и взятых из собственной личной жизни былых житейских приключений.

Есть люди, которые могут интересно говорить о самых обыкновенных вещах, например, как подоить или осеменить молодую телку. К чему я это говорю, просто так из личного опыта знакомства с девушками.

Родом он был из тех мест, где жил и учился знаменитый Гроголь, автор известной повести «Вечера на хуторе близ Дикарки». Василий как бы впитал в себя черты самобытных и веселых гроголевских героев.

Не без улыбки можно было слушать его рассказ, как он впервые в жизни занимался «интимом» с девушкой.

Дело было в Ардеке (это знаменитый детский лагерь расположенный в Крыму на Черноморском побережье), куда он попал как финалист какого-то дурацкого конкурса, который звучал примерно так: «Образ кузнеца Вакулы, как образец нарождающегося деревенского пролетариата, правнуки которого победоносно свершили Октябрьскую Революцию в царской Лоссии».

Читатель может задать вопрос: - Причем тут кузнец Вакула и Октябрьская революция?

Правильно, ни при чем! Просто в те времена в Лоссии все начиналось и измерялось с этого «исторического» момента, точнее с Октября памятного всем года, когда гавкнула, перепугав всю Хамерику и Евшопу, знаменитая носовая пушка крейсера «Аврора». Сейчас этот крейсер, спокойно отдыхает у пирса Адмиралтейства, а Невские воды, баюкая его, поют ему колыбельную песню:

- Что тебе снится крейсер «Аврора»…

Хочется грохнуть опять «Октябрем»!

И надо сказать этот крейсерский сон был вещий, и в «Октябре» в Лоссии, точнее в Нерушимом Союзе, опять так грохнуло, что до сих пор эхом на развалинах этой империи во многих местах откликается.

Но продолжим повествование о приключениях нового знакомого Бориса, Василия. В Ардеке он попал в отряд, где «пираневожатой» была некая Надя, не девушка, а ломовая лошадь с телячьими дойками (такие у неё были по форме груди). Она была старше Василия лет на пять. И как истинная спортсменка и «ломсамолка» постоянно всех ребят донимала различными поручениями и мероприятиями.

Блюла в отряде почти шталинскую дисциплину: шаг влево, шаг вправо - наряд на кухню. Эта долбанная казарменная дисциплина была для Василия, как серпом по гениталиям.

- Веришь или нет Борис, - говорил он своему новому знакомому, - у меня организм так устроен, что очень рано в 6 часов утра мой «дракон» сам встает и как часовой стоит колом, не согнешь.

- Ну, даешь! Ну, понимаш, и выдумщик ты Василий.

- Не веришь, можешь сегодня утром проверить...

- Да ну тебя!..

- Представ себе, я еще сплю, а он гад не спит из трусов выглядывает «словно ищет в потемках кого-то и не может никак не отыскать ...» (пропел Василий слова известной в то время песни).

- Ну и что, понимаш, с этого?

- Как, что? Ты спишь, а он из трусов высовывается и подымает простыню.

- Комично конечно все это, но не смертельно, - съязвил Борис.

- Слушай дальше, что было. Однажды утром наша бдительная, как Феликс Дерижинский, «секистка», заглядывает в палатку и видит, как из трусов высунулся мой «квадратный трехчлен» и смотрит на неё своей мокрой лысой красной головкой.

Как потом мне рассказывали, увидев его, вожатая чуть в обморок не упала. Она не знала, что делать: кричать ли ей караул или сделать вид, что ничего не видела.

Пионерзажата выбрала последнее.

Целый день она ходила как неприкаянная. Затем вызвала меня к себе в комнату вожатых и давай воспитывать, что, мол, так и так, ты своим поведением позоришь наш «пиранерский отряд имени Великого Вождя». Он в гробу перевернулся, если бы увидел такое...

Я ничего не понял и спросил: - Каким поведением я позорю наш передовой пиранерский отряд и самого Великого Вождя?

А она мне в ответ: - Каким, каким! Я вчера утром заглянула в палатку, а ты мне что показал?

- Ну и что я такого показал? – переспросил я.

- Что, что! «Дурака» своего, вот что!!

И тут я понял, о чем идет речь. Стал оправдываться, объяснять, что я не виноват в этом, просто мой организм так устроен, что это «дурак», как вы изволили его назвали, просыпается раньше меня и стоит сам по себе...

Вожатая еще пуще рассердилась и давай кричать: - Что ты себе позволяешь? Меня за последнюю дуру считаешь.

Я её говорю: - Вы у нас всегда и везде первая, поэтому последней вас я никак не считаю.

Говоря это, я не совсем врубился в сказанное.

Вожатая еще больше обиделась на меня: - Выходит я не последняя, а первая дура!

- Что вы, я не то хотел сказать...

Но вожатая уже ничего и слышать не хотела, она просто выгнала меня из комнаты.

- Ну и чем закончился ваш диалог?

- Она долго, очевидно, размышляла на счет услышанного и увиденного, и решила однажды проверить, правду ли я ей рассказал про свой удивительный организм.

И вот я лежу в палатке и сквозь дрёму слышу, что она заглядывает ко мне где-то без пяти минут шесть утра. Ну, а мой «дракуша» почуяв «сладкое» не подвел меня, он стал подыматься и расти на глазах, затем вылез из трусов и своей красно-лысой головой уставился на неё, приглашая к променажу.

Вожатая, обомлев, пулей вылетела из палатки. Так продолжалось несколько дней и каждый раз мой «дракуша» вставал и стоя приветствовал её, приглашая к сотрудничеству.

- Ну, ты даешь Василий! – Неужели, понимаш, все так и было? v- Могу поклясться, что так и было, - произнес Василий. – Но самое интересное Борис было дальше. В одно пасмурное утро, чую, что кто-то вполз в мою палатку и ждет чуда. Это была вожатая.

«Чудо» вылезло из трусов, она садиться на него и мы «поскакали», верней я лежу, а она скачет.

Я тогда был лох-сохатый в таких амурных делах. За сезон мы вместе многому обучились. Теперь и я могу обучить тебя этому искусству.

Предложение Василия застало Бориса врасплох, но он не подал и вида. Хотя этот рассказ завел его. Поэтому он как-то небрежно, наиграно сказал, что у него тоже был роман.

- А ну расскажи, как это у тебя впервые вышло?

- Ну, чего там рассказывать? Жили мы с ней, понимаешь, рядом. Наши дворы и огороды соприкасались, на меже стояла одна общая на всех баня. У соседей тогда квартировала молодая женщина. Звали её Пелагея. Когда она мылась, мы с другом Серегой подглядывали за ней через маленькое окошко бани. Сначала она гоняла нас, чтобы мы не глазели на её прелести. Но однажды в пятницу в банный её день Серега куда-то запропастился и я у бани оказался один. Все взрослые были на работе. Смотрю, она после баньки, вышла в одном халате во двор такая румяная, красивая и стала развешивать на веревку свое нижнее белье сушиться. А я как бы мимо проходил по тропинке возле бани и вижу, как ветер распахнул у неё халат.

Видел бы ты её «обалденные» полные груди с сосками в виде двух спелых вишен. Меня как магнитом потянуло к ним. Я руками начал трогать её грудь.

Пелагея сначала ойкнула от неожиданности, а затем шепнула: - Дурачок! Не здесь. Пошли в баню.

Меня приглашать дважды на такое дело не надо было, мы вместе юркнули в дверь. Там я быстро разделся, она скинула с себя халатик, а дальше, понимаешь, сам догадываешься, что произошло...

- Ты что уложил её на голые мокрые доски? – Недоверчиво спросил Василий.

- Ну и что! Не я же, понимаш, лежал внизу...

- Ну, знаешь не каждая женщина согласиться голой «жорой» лежать на жестких мокрых досках и заниматься любовью. Скептицизм Василия можно было понять.

На самом деле произошло другое, когда Борис схватил Пелагею за сиськи, та с размаху врезала его своей тяжелой рукой по физиономии. У того аж искры посыпались из глаз.

Затем, взяв за плечи, она развернула его на 180 градусов и дала ему доброго пинка под зад, выразительно сказав при этом: - Катись отсюда сопля зеленая, пока я тебя поленом не огрела. Молоко на губах не обсохло, а уже лезешь к бабам.

Смотри, скажу отцу, что ты лез ко мне со своими глупостями, так он снимет с тебя штаны и так отдерет, что мало не покажется… Услышав эту угрозу, что Пелагея может пожаловаться отцу, Борис быстро ретировался с места событий, повторяя, что он, мол, пошутил...

На что разгневанная Пелагея, крикнула ему в след: - Знаем мы эти шуточки! Катись отсюда сопляк...

Так неудачно закончилась первая его попытка переспать с женщиной.

Надо сказать, что Адесса, море, почти голые красивые женщины и девушки на пляже, рестораны и кафе, танцы в парке, все это способствует половой активности разнополых и однополых полов.

Один историк, специалист по Средневековью, дал удивительное объяснение того, почему на Укралине с времен Киевской Луси красивые женщины встречаются значительно чаще, чем на западе. Оказывается, в XV — XVI веках у католиков и особенно у протестантов было принято обвинять сексуально привлекательных девушек во всех стихийных и социальных бедствиях - наступлении массового голода, эпидемии, чумы, наводнения и т. д., - которые случались тогда систематически. Толпы, науськиваемые клерикалами, топили несчастных красавиц в реках и волокли их к кострам, искореняя дьявольское семя соблазна и греха.

Такие действия были даже снабжены своего рода учебным пособием: в 1487 году издан знаменитый «Молот ведьм». Это одна из причин наличие жестокостей по отношению к прекрасным представительницам женского пола. Как не грустно признавать, но это факт. Действительно, такие случаи в позднем Средневековье носили массовый характер. И, действительно, сегодня процент красивых женщин в славянских странах заметно выше, чем в Западной Евшопе, Хамерики и Ханаде.

В роли антихристов, за терпимость к которым следовала Божья кара, выступали также инородцы и иноверцы, особенно евреи, затем ученые, особенно врачи.

Несчастья, как правило, сопровождались расправами. По указанию церковников агрессивные толпы выплескивали накопившееся напряжение, а это давало временное психологическое облегчение и надежду на лучшее будущее.

Впрочем, и в самой Лоссии лозунг: «Бей жидов - спасай Лоссию», долгое время служил своеобразным громоотводом, для верхушки власти и уголовных элементов.

Что касается Адессы, то там красавиц было значительно больше, чем во всех странах СНГ.

Это не могло сказаться на туристах и гостях отдыхающих в Адессе и, естественно, на наших героях. И для Бориса здесь впервые произошло то, что и должно произойти с каждым здоровым мужчиной.

Однажды Матрена Федоровна как-то после работы попросила Бориса помочь донести до дома ящик помидоров, которые она по случаю позаимствовала со склада. Зимой соленые помидорчики всегда нужны, то гостей угостить, то себя побаловать. На праздники под водочку соленые помидорчики и «ахурчики» само то, что надо... Борис с охотой согласился помочь сердобольной тетке, которая их приютила и подкормила.

Его напарник, Василий, в это время отсутствовал по уважительной причине. Он ухлестывал за какой-то приезжей артисткой из филармонии, с которой познакомился здесь на пляже.

Матрена Федоровна жила в обычном адесском частном домике с многочисленными пристройками и флигельками, которые адесситы сдают в туристический сезон за приличные деньги приезжим «дикарям».

С нею в доме жили престарелые родители, которые присматривали за хозяйством Матрены Федоровны. При домике был небольшой сад с обычным набором для адесситов фруктовых и ягодных насаждений. Над головой на проволочном каркасе плелся виноград, образуя зеленый шатер. В саду росли абрикосы, вишни, яблони и груши. Среди благородных деревьев выделялся своей зеленой красой грецкий орех. Матрена с гордостью показывала Борису свое хозяйство, угощала по пути обхода сада спелыми грушами. Груши были отменные, сладкие как мед, они просто таяли во рту.

При этом, нагибаясь к земле, чтобы поднять спелый плод, Матрена как бы случайно выставляла свои прелести на показ. Наливные спелые «гарбузные» груди её манили своей аппетитностью, а круглые, как персик, ягодицы своей округлостью. Эти места больше всего привлекали внимание Бориса.

Здесь его впервые посетила мысль, что не случайно Матрена пригласила его одного в гости домой. Скорее всего, ему предстоит переспать с этой созревшей великовозрастной «телкой», впрочем, не «телкой, а целой «коровой».

Это не то чтобы испугало его, а скорей всего возбудило. Правда, были опасения другого плана (а справиться ли он с этим деликатным делом) теория теорией, а практического опыта у него не было.

- Как бы не осрамиться, - подумал Борис. – Впрочем, зачем преждевременно паниковать. Надо действовать, например, как тот Нахалеон: пришел, увидел и спустил (главное куда надо, а не себе в штаны).

Эта юморная мысль засела ему в голову, придала храбрости и он, увидев какой-то сарайчик, спросил Матрену: - А здесь у вас что?

Матрена открыла двери в сарайчик, впустила его вовнутрь. Там Борис увидел небольшую клетушку с железной кроватью в углу. Хозяйка пояснила, что этот уголок она сдает отдыхающим. Те, как правило, целый день проводят на пляже и лишь поздно вечером появляются здесь. Борис понял, что это шанс испытать до сих пор «телячьи чувства». Кровь или моча вдарила ему в голову, холодея от волнения, он взял Матрены за полные груди.

- Ого! – воскликнула Матрена Федоровна. - Да ты у нас прыткий малый, далеко пидешь (укр. яз) если милиция нэ зупынэ (не остановит). Лучше пидемо в хату.

Борис уже привык к своеобразному адесскому говору, где тесно переплелись не только укралинские, но и лусские, евлейские, хреческие слова и выражения.

Поэтому понял ее с полуслова и, не возражая, двинулся за Матреной в хату. Родителей Матрены там не было, они уехали к внукам в деревню.

Что и как все это самое произошло, он потом рассказал приятелю Василию, когда они загорали на пляже.

Приведем его повествование более и или мене доступной форме: «Мы вошли в хату и сели за стол, я расположился на диване. Матрена предложила немного выпить и закусить. Я не стал возражать. Сначала разговаривали о жизни, кто я, откуда, чем занимаюсь. При разговоре сам, понимаешь, я потихоньку кидал взгляды на ее зад, ляжки и грудь, на ней была гофрированная модная юбка и сорочка, которая подчеркивала ее аппетитную грудь. Сорочка была белой и просвечивающийся, сквозь нее было видно кружевной лифчик.

У нас вначале за столом шел неторопливый разговор. Я открыл бутылку Крымского красного и разлил по стаканам вино, мы чокнулись и выпили за здоровье слабой половины человечества, т.е. за женщин.

Матрена периодически отбегала то в холодильник, то к плите, помешать готовящуюся еду, а я наполнял стаканы и рубал все подряд.

Я уже порядком захмелел и взглядом лапал прелести Матрены. Сам понимаешь, у женщины в курортном городе долго не занимавшейся сексом и запертой в четырех стенах своего дома часто тянет на приключения вроде нашего.

Она потом переоделась и от ее движений от стола к плите, халатик немного распахнулся, и мне стало видно значительная часть ее налитой груди. Она сидела напротив меня, и даже как бы специально, чуть раздвинула ножки. Я хорошо успел увидеть её лобок под трусиками, прежде чем отвернулся.

Смотрю, а Матрена тоже уставилась на мои штаны и поглядывает на вздувшийся бугорок между ног.

«О, блин» - член от зрелища ее обнаженной грудей и ляжек, понимаш, встал во весь свой богатырский рост! Я быстренько сел, чувствуя, как краска заливает лицо.

Матрена про себя, наверное, отметила, что «все идет путем». Пусть, мол, парень немножко попотеет, член у него уже встал! Как бы штаны бы не порвал.

- Боря, можно нескромный вопрос? – спросила она.

- Пожалуйста!

- У тебя были уже женщины?

От такого вопроса я чуть не свалился с дивана. Поперхнувшись едой, я стал врать напропалую, что да были. Мы занимались любовью по всякому и оральным и анальным сексом.

Матрена, не ожидая такого ответа, вытаращила глаза и воскликнула: - Не обманывай, не может быть!

- Почему, понимаш, не может, может! - с улыбкой ответил я и начал разливать остатки вина по стаканам. Мы чокнулись, и я приготовился выпить. Но Матрена остановила меня.

- Давай на «брудершафт», и ловко продела свою руку под мою. Мы выпили, и тут же она поцеловала меня в губы. Сначала я, понимаш, растерялся, но потом обнял ее и начал лапать ее. Она отстранилась, сказав, что ей надо принять душ и побежала в душевую комнату.

А я остался сидеть на диване, с торчащим до пупка членом и сумбуром в голове. Матрена не очень долго мылась в душе, а потом позвала меня: - Борь, принеси, пожалуйста, полотенце! – услышал я ее возглас из душевой. Взял полотенце, я подошел к двери и постучал.

- Входи, входи! – услышал в ответ. Когда я распахнул дверь и зашел во внутрь, то замер от неожиданности. Все самые соблазнительные образы и ожидания, возникшие в моем распалённом мозгу, были вознаграждены видением голой Матрены. Какая у неё великолепная грудь! Я взгляд не мог отвести от её грудей. «Дрын» мой встал торчком и теперь пытался самостоятельно расстегнуть ширинку. Матрена спокойно стояла и слегка насмешливо смотрела на меня.

- Ты что, голой женщины никогда не видел, почему замер?

- Такой аппетитной как ты, понимаш, нет!

Мои глаза скользнули вниз по гладкой плоскости её живота. То, что я увидел ниже, ошарашило меня. Матрена побрилась! Внизу ее живота выпирал гладко выбритый лобок с аккуратно сложенными в стрелочку полными алыми губами. От увиденного у меня защемило, понимаешь, внизу.

- Как я тебе? – спросила она.

- Очень, понимаш, даже не дурно смотришься.

- Хочешь меня?! - ее голос дрожал от возбуждения.

>- Конечно, я бы, понимаш, не прочь! – ответил я запинаясь.

- Я давно ни с кем не встречалась, – явно соврала Матрена, - и у меня есть одно условие, - продолжала она. – О том, что вы с тобой занимались любовью, об этом никто не должен знать. Только ты и я.

- Хорошо, не возражаю.

Тут я в спешке пока она не раздумала, начинаю стаскивать с себя штаны, «дырокол» мой прямо рвёт трусы. Головка его вылезла из-под резинки трусов и смотрит прямо на Матрену.

Она берет его в руки и начинает двигать, затем говорит: - Пошли в спальню на кровать, там удобнее.

Спешим в спальню, ложимся на кровать. Она призывно разводит бедра.

С перепугу и впопыхах у меня не все получалось, понимаш, так как надо. «Дрючок» хотя и стоял как Александрийский столб, но попадал, понимаш, туда, куда не треба (пальцем в небо, точнее между полными ляжками Матрены Федоровны).

Но ведомый опытной рукой и советами Матрены, «дрючок» все же в последствии нашел свой «притулок» и старая кровать, охнув, запела, точнее, заскрипела под мотив известной одесской песни:

- Раскинулось пятки широко

И ляжки сдавили бедро,

Товарищ вошел так глубоко,

Но дна не достал все равно.

- Салага не в силах ты вахты сдержать,

Хозяйка двоих тут имела…

Шуруй без оглядки, «едрит твою мать»!

- Сердито кровать ему пела.

Он слез после «третей»…«силов» больше нет,

В глазах у него помутилось,

Увидел на миг, блин, багровый рассвет,

Упал, сердце бешено билось.

Напрасно старушка ждет сына домой,

Ей скажут, она зарыдает:

Отбился от стада «кобель» молодой,

От «птичьей» болезни страдает…

В комнате слышались стоны и шлепки тугих яиц бьющих о побритый лобок Матрены.

- О-о-о-о! Наливай в меня, сегодня можно! - сквозь стоны очередного оргазма сотрясшего её тело, вскрикнула Матрена. Услышав это, я почувствовал, как у меня внизу живота находит волна моего оргазма.

- Аааа! - закричала Матрена и затем стихла..

Всю ночь мы занимались, как заведенные, понимаешь, этим делом.

* * *

Утром после такого «променажа» наш герой чуть живой появился на пляже. Василий, увидев напарника в таком жалком состоянии, понял все без слов.

Их «ядрена ягодка» измотала беднягу до чертиков и он теперь не скоро оклемается. Улыбаясь, с юмором, он пропел Борису: - Зачем вы мальчики, толстух обслуживаете, Лохань бездонная потопит вас!..

Затем уже без улыбки посоветовал: - Ложись отдыхать здесь под зонтом, надеюсь, что до обеда ты очухаешься.

Борис бухнулся в песок и заснул мертвецким сном. Снилось ему, что он кузнечик и за ним гонится голая Матрена Федоровна с громадными трясущимися сиськами-бомбами и пытается его поймать сачком, крича ему: - Попался голубчик, ты на мне плохо скакал, теперь я на тебе попрыгаю.

И давай прыгать на нем, да так что земля стала дрожать.

Проснувшись ближе к обеду, когда солнце стало припекать и даже в тени, под зонтом было уже жарко, Борис стал вспоминать про вчерашнюю бурную ночь.

Тут мы позволим себе небольшое лирическое отступление назад во времени. Благо, что в романе это можно делать легко и просто, не имея даже придуманной не мной «машины времени». Борис в приватной ленивой беседе на пляже с Василием (примерно, так же как мы описали выше его встречу с Матреной) пересказал приятелю ход событий этой бурной сексуальной ночи.

С улыбкой, выслушав приятеля, Василий сказал: - Хорошо, что ты живой вернулся?

- Как видишь!

- Значить долго жить будешь. Как ты считаешь, не мешало бы нам подкрепиться, что-то мои кишки мазурку «Жрать хочу!» играют.

- Я тоже жрать хочу как, понимаш, тот крокодил, который антилопу «гну» натянул.

- Ну, на счет антилопы «гну» я не знаю, но думаю, что Матрена Федоровна угостит нас сегодня не только синюшными курками, а еще чем-нибудь особым. Как ты на счет этого кумекаешь?

- Надеюсь, что так оно, понимаш, и будет. Не зря же я так старался…

- Ну и как тебе это самое… понравилось? - Честно говоря, не очень. Мне показалось, что я послал своего неоперившегося Дракона, понимаешь, в пещеру Соломона.

- На счет пещеры ты правильно заметил. Это целая морская лагуна, в которой даже океанский лайнер утонуть может.

- По твоим, понимаш, рассказам, я думал, что это приятное занятие заниматься сексом всю ночь.

- Ну и что тебе не понравилось?

- Сначала все было путем, а затем, понимаш, после третей палки, как-то не то стало, не так интересно. Появилось ощущение, будто всунул палку в ступу с молоком и масло взбиваешь.

- Ну, деревня, первый блин почти всегда бывает комом. А вот на второй, третий и следующие разы, другой смак уже будет, особенно когда «целка» попадется, то получишь незабываемые ощущения.

- Во, во! Тут я, понимаш, получил уже свои незабываемые впечатления, - с юмором заметил Борис. – Под утро, лежа на Матрене, понимаш, у меня возникло «незабываемое» впечатление, что я собственным пузом взбиваю сто килограммов сдобного теста Матрены, а оно колышется подомной, стонет и просит: - Давай, давай! Еще, еще! Глубже, интенсивнее!..

- Ну, и что «тесто» взошло? - смеясь, спросил Василий.

- Откуда я знаю! Дырявил, месил, давил руками её выдающиеся части, буфера у нее ведь огромные.

- Да грудь у Матрены, как два спелых кормовых «гарбуза».

- Во, во! А задница, понимаш, как корма океанского лайнера.

Вот так шутя, приятели обменивались впечатлениями о первом контакте Бориса с противоположным полом. В заключение разговора Василий сказал:

- Боря, раз ты не потерял чувство юмора, то не все потеряно. Впереди у тебя, думаю, будет много интересных встреч, из которых, как я надеюсь, ты будешь выходить достойно, с чувством выполненного перед слабым полом мужицкого долга. Хочешь, расскажу поучительный анекдот:

- Давай рассказывай.

- Однажды к поручику Ржевскому обратился корнет Оболенский: – Господин поручик! Поделитесь опытом, как это Вы умеете так быстро уговаривать женщин?

– А что тут уметь корнет? Подходишь к даме, и говоришь: «Мадам! Разрешите Вам впендюрить!»

– Но господин поручик! За такие грубости можно и по морде-с схлопотать-с...

– Можно-с и по морде-с. Но я все же впендюривал…

- Хорошо сказано, - согласился Борис. - А сейчас не пора бы нам подкрепиться, отощал что-то я, понимаш, за последнее время. Секс много калорий забирает.

- Неплохая мысль, - поддержал приятеля Василий, - поплыли к Матрене в «идальню», надеюсь, она что-нибудь вкусненькое приготовила для нас.

И приятели направились в известную туристическую столовую.

Ожидание хлопцев оправдались. Матрена накрыла для них отдельный столик, где была не только «первое», «второе» и «третье», а и граненый графинчик с вишневой наливкой собственного приготовления.

Выпив по стаканчику приятного эликсира, друзья почувствовали себя много лучше, и жизнь показалась им прекрасной: море, женщины, вкусная еда и прочие удовольствия.

Так прошла не одна неделя. Борису, как холерику по натуре, однако все это быстро надоело, особенно взбивание потного Матрениного «теста» ночью в жару и духоту на диване или на жалобно скрипящей певучей кровати. И наш герой решил, что пора «делать ноги»…

Заняв у своей «мадам Грицацелуевой - Матрены Федоровны» сто целковых, он как Великий комбинатор по «английской привычке», т.е. не прощаясь, сел на поезд Адесса – Воронесс и отправился дальше познавать страну.

* * *

Провинциальный город Воронесс нашему герою мало чем понравился, да и местные пацаны связанные с уголовниками встретили его не очень дружелюбно, а когда он начал обыгрывать их в «буру», то попытались силой вернуть не только своё, но и забрать его деньги. Пришлось «швидко» як кажуть (говорят) в Адессе, драпать. И Борис используя все свои спринтерские способности еле ноги унес от ушлых воронесских «хренов».

Сев в спешке, причем как выяснилось потом очень удачно, на первый попавшийся поезд, он крикнул напоследок воронежским пацанам обидную фразу:

- Эй, Воронесс! Хрен догонисс!.. Поезд был удачен тем, что направлялся в город-герой Шталинград, где он давно мечтал побывать.

КОМАНДИРОВКА В СИПИРЬ

- Сипирь - медвежий дикий край,

На сотни миль тайга кайфует,

Отшельников любимый драй,

Живут себе и в ус не дуют.

* * *

- Зачем уходят люди в «некуда»,

Бегут подальше от суетной жизни,

Не скроет вас Сипирская тайга,

Найдут и здесь вас тягостные мысли.

Сейчас мы перенесемся с вами на несколько десятилетий вперед, когда шла в Лоссии Великая судьбоносная (в народе – поносная) Переройка.

Журналистская судьба следующего нашего героя Сергея (Сержа) Горенко, тогда еще мало известного столичного журналиста и начинающего писателя, закинула далеко за Хурал в небольшой городишко Глухоровск.

В Глухоровск его командировала редакция, чтобы он собрал материал и написал что-нибудь интересное о декабристах, сосланных сюда царем и оставшихся здесь навсегда жить.

Этот малозаметный городишко затерялся среди бескрайных лесов громадной Сипири, и славен был тем, что в эту лосино-медвежью сипирскую глушь в свое время разные самодержцы (цари, императоры и императрицы, генсеки и прочие «головосеки») ссылали неугодных им людей: свободолюбивых казаков запорожцев, декабристов, староверов, лоссийских диссидентов и прочих мешающим самодержцам сидеть на троне и безраздельно помыкать (по их понятиям - править) миллионами людей.

Все они сейчас именуют себя сипиряками, жаль, что в паспортах в графе национальность это не отражено. Сипиряки они и в Ахрике остаются сипиряками, т.е. свободными людьми, их дальше Мазадана не сошлешь, и везде они будут своими людьми.

В один из воскресных дней, здесь в местном музее ему посчастливилось встретиться с интересным человеком. Это был крепко сбитый мужчина неопределенного возраста с чуть продолговатым открытым улыбчивым лицом. Он собой чем-то напоминал Сержу старого интеллигента миссионера народника, несущего свет добра и знаний людям. Звали его довольно распространенным в мире еще со времен древней Македонии именем Александр. Так получилось, что они быстро подружились и как закадычные приятели быстро перешли на «ты». По вечерам приятели долго засиживались в комнате у Александра, которую он снимал у одной гостеприимной хозяйки.

В лице столичного гостя Александр нашел, очевидно, того благодарного слушателя, который больше молчит и слушает, чем сам разговаривает, давая полностью высказаться собеседнику.

Часто сидя с Александром в уютном домике у тети Маши за чашечкой вкусного ароматного чая, заваренного на местных травах и цветах, они подолгу беседовали на различные темы. Правильно говорят люди, что когда встречаются хорошие собеседники, все прочее тускнеет при этом, теряя всякое значение.

Естественно первым делом Серж полюбопытствовал, как он сюда попал.

На что Александр по-дружески ответил: - Знаешь, я ведь не коренной сипиряк. Сначала учился в Киевском универе (так сокращенно иногда называют университет), а затем продолжил свое образование в столице белокаменной. В столице закончил ТАИ (Тосковский авиационный институт), где получил еще одну интересную специальность, стал инженером-конструктором ракетно-космических систем.

- Глядя на тебя, я бы никогда не подумал что это так, - дружелюбно сказал Сергей. - Ты сейчас больше похож на миссионера-народника или декабриста.

- На роль декабриста я не подхожу, так как меня сюда никто не высылал, сам приехал. А вот что касается миссионера, то ты здесь прав.

- Интересно, что тебя забросило в такую глухомань?

- Видишь ли, окончив институт, я достаточно долго проработал в различных закрытых КБ (Конструкторских Бюро), таких как КБ «Южное» (Днепропетровск) и других, где работал под началом таких корифеев ракетной техники, как Янгель, Королев и Мишин.

Надеюсь, что названные фамилии тебе что-то говорят?

- Да! Кто не знает в наше время эти имена. С ними связаны много славных дел: первая военная баллистическая межконтинентальная ракета, первый спутник, первый человек в космосе, первая посадка на Луне, рейды луноходов и т.д. и т.п.

- Наши КБ были в полном смысле этого слова кузницами новаторов-изобретателей. Там в год выдавалось «на-гора» сотни и сотни изобретений. Я сам являюсь автором более сотни изобретений и у меня достаточно много различных печатных трудов… (он показал толстенный альбом с многочисленными авторскими свидетельствами и патентами на изобретения).

Так вот (продолжал Александр), перестройка, затеянная болтуном и халявщиком Горбиком-рехохматором многих, таким как я, заставила бросить все и задуматься над более важным (чем ракеты) для нашего общества проблемными вопросами.

- Это, какими же? – задал ему вопрос Серж.

- О, проблем в «перестроечную пору» возникало не мало. И первая та, что «Большим космосом», полетами на Луну и Марс мы тогда уже не могли заниматься. Страна, руководимыми никчемными лосями в Лоссии, обанкротилась. И тогда меня ученого и изобретателя стали волновать не ракеты, а проблемные вопросы, связанные с поступательным развитием человеческого общества.

- Интересно, интересно! Пожалуй, это крутой поворот, - заметил Горенко собеседнику.

Александр поднялся, пошел на кухню, что-то тихо сказал хозяйке, и та вскоре принесла им к чаю тарелку пирогов с грибами.

Тетя Маша, так звали хозяйку дома, подавая на стол пироги, с улыбкой сказала: - Угощайтесь, дарами нашего леса!

Столичный гость поблагодарил её и, взяв один из них, попробовал на вкус…

Пироги были отменные. - Из каких грибов начинка? - поинтересовался гость.

- Ну не из мухоморов же! – с улыбкой пошутил Александр.

- Пироги из самых благородных белых грибов, - уточнила тетя Маша.

Она была очень довольна похвалой своей стряпни далекого гостя из самой столицы.

- Сергей! - риторически обратился к журналисту Александр. – Представ себе картину, что если бы можно было собрать хотя бы треть всех полезных грибов, ягод и других даров Сипири то этими деликатесами и уникальными лекарствами из трав и ягод можно было кормить и лечить всю Европу и Америку вместе взятыми. Ты бы видел, какое здесь раздольное уникальное богатство, оно такое, что там «за бугром» и в райском сне никому не присниться. Только дундукам в наследство от царей досталось.

Затем Александр, сетуя на жизнь и наступившие дурацкие времена, продолжал начатую тему об очередной тупости верхов Лоссии .

- Знаешь, почему с древних пор на печи дрыхнет наш народный герой - Иванушка? Потому что надоело ему горбатиться на своих и пришлых царьков-хорьков.

В наше время лучшие умы сидели не в министерских креслах, и жаль не в правительстве Союза, а в КБ и НИИ (Научно-исследовательских институтах). К сожалению ситуация там (КБ и НИИ) в корне изменилась после того «перестроечный бес» вселился в Горьбика-рехохматора. Что бы ему было пусто!.. (С горечью произнес рассказчик).

Надо сказать в большинстве своем наша бывшая интеллигенция, да и весь так называемый средний класс - чураются власти, чураются политики, чураются активной социальной позиции.

А вот жертвенности, готовности к духовному подвигу, к творчеству - у наших интеллектуалов хоть отбавляй. Но на жаль большого желания поработать в структурах власти, у них никогда не было и до сих пор нет. Правда, когда некоторые представители интеллигенции приходят в большую политику, то у них возникает много амбиций, с болезненным самомнением. Они не умеют держать удар, причем в большой политике

- Александр, а почему нельзя было тогда работать в КБ и заниматься любимым делом?

- По той простой причине, что этот, мягко говоря, неук, который, если помнишь, дал команду вырубить виноградники на юге Лоссии, чтобы у нас в стране пили меньше. Так вот он, этот Горбик, сам решил или ему Нечисть подсказала, что вместо фундаментальных исследований и развития ракетно-космической техники лучше строить маломерки дома с квартирами, где даже лоссийским тараканом было тесно (в народе прозванные «грущевками»). Забывая простую истину, что благие намерения от неуков вождей ведут не в земной рай, а в ад.

Поэтому я сменил профессию ракетчика и занялся философией и общественными науками. Вернулся к моей первой специальности, которую получил в Киевском универе.

- Интересно, чем привлекла тебя ракетчика профессионала, такая заумная, и для многих непонятная наука, как философия.

- Ну, прежде всего своей фундаментальностью и возможностью работать одной головой, без существенных материальных затрат. Для этого нужно совсем не много: мозги с хорошим багажом разнообразных знаний, бумага и ручка. Вот и все.

Я бы многим молодым нашим ученым, у которых нет больших папиных средств, выбирать такую профессию и работу, где нужны три вещи: голова, ручка и бумага. То есть, чтобы он был свободен в своем творчестве и сильно не зависел от власти денег и чинуш. Здесь на первых порах даже компьютер, подключенный к Интернету, не нужен.

- Тут я не совсем с тобой согласен, компьютер и Интернет нужен современному человеку, - произнес, качая головой, Сергей.

- Видишь ли, здесь две стороны медали, одна хорошая, а другая с ложкой дегтя в бочке меда. Но не в этом дело, чтобы чего-нибудь добиться в такой специфической области науки, как философия, надо, прежде всего, отрешиться от всего, что мешает думать и мыслить, от многих так называемых благ цивилизации, которая делает человека рабом вещей.

Не зря же сказано:

Zu erfinden, zu erschlissen,

Bleibe, Kunstber, oft allein.

(Если хочешь по настоящему творить и создавать, больше оставайся в одиночестве)

- Хочешь сказать, что мы все рабы вещей?

- Да именно так! Посмотри на жизнь современного человека в больших, да и малых городах. Все чем-то озабочены и вечно куда-то спешат, и самое смешное, что зачастую никуда не успевают…

Книг многие уже не читают, по вечерам люди не могут оторваться от этого «черного чертового ящика», который, выражаясь фигурально, привязал их к себе и кто-то в своих интересах, манипулирует мнением людей через подбор нужных телевизионных трансляций. Это очень опасная тенденция для общества, люди незримыми нитями как бы привязаны к этому чертовому ящику. Когда телевизор выходит из строя, многие обыватели чувствуют себя «не в своей тарелки», для них это жуткий дискомфорт.

- Ну, с этим я, пожалуй, соглашусь, это неизбежные издержки современной цивилизации, - произнес Сергей.

- Или возьмем, - продолжал Александр, - современные компьютеры и так называемую всемирную «паутину» Интернет. Нет, конечно, я за прогресс, но наши дети из-за постоянного сидения за ним делаются хилыми, слепыми и горбатыми, они часами просиживают за компьютерами и не могут оторваться от их дебильных игр.

- Александр, на этот счет есть юморная шутка.

- Интересно какая?

- Говорят, что в двадцать первом веке люди перестанут лгать, лицемерить, красть, убивать. За них это будут делать компьютеры, телефаксы, модемы, мобильники и прочие умные вещи...

- В этом что-то есть, но управляют компьютерами и разными умными машинами люди. Значит, они все-таки врут, а не их машины. Однако я продолжу начатую тему. К тому, что я сказал, следует, отнести вечную погоню людей за деньгами, которых абсолютному большинству из них вечно не хватает и самое смешное, как бы они не старались, их (денег) никогда не будет хватать. Почти каждый стремиться заиметь «крутую тачку» (автомашину), шикарную квартиру, загородный дом или классную дачу у моря. Я не говорю о прочей разной дребедени: модной одежде, драгоценностях, дорогой мебели и т.д.

Короче говоря, волей не волей мы становимся рабами вещей, ну и, естественно, людей окружающих нас. Здесь в такой обстановке любой ум, даже гениальный, не способен достичь тех глубин познания, которые он потенциально может достичь при наиболее благоприятных условиях развития. Слишком много соблазнов и отвлечения имеет современный мир. Поэтому, взяв с собой небольшую библиотечку, я уехал из столицы сюда в Сипирь-матушку, в самый глухой её уголок.

- Ну, как говорится каждому своё, каждый выбирает свой путь в жизни, - сказал Сергей Горенко, как бы оправдывая этот неординарный поступок.

- Ты только посмотри красота-то, вокруг какая!.. Её только можно выразить в стихах. Вот, например, таких:

«Из белых платочков, что все в кружевах,

Бегут облака… И я в облаках.

Лежу на поляне в лесной тишине,

Душа растворилась там, в вышине,

Смотрю между сосен в небес синеву,

Забыв обо всем, с облаками плыву… * * *

Зачем все воюют за деньги, за власть,

Когда есть возможность в траву так упасть?

И руки раскинуть, пить небо до дна,

Ведь жизнь нам на свете дана лишь одна!»

- Спасибо за стихи! Они хорошо передают твое лирическое настроение, - поблагодарил его Сергей. – Александр, ну а что было дальше?

- Дальше, все очень просто, срубил в тайге избу на краю подземного ключа, к стати не холодного, а горячего. Рядом собрал без единого гвоздя баньку из сосновых брусьев, благо вода горячая под боком была. Зимой, бывало, попаришься в ней, а затем в снежный сугроб бултых, - вот где красота. Такого ни на одном курорте у нас нет, здоровья, бодрости надолго прибавляет.

- Александр, ну умеешь ты людей убеждать. Грешным делом и меня чуть не потянуло в тайгу, - шутя, заметил Сергей.

- В Европе мало кто знает, что в этом суровом крае, где морозы зимой порой достигаются 50 градусов по Цельсию, в некоторых местах из-под земли бьют горячие целебные ключи.

- Кстати, - заметил Горенко Александру, - когда я сюда приехал меня местный мер пригласил посетить их санаторий «Сосновый бор» и почему попросил взять с собой пляжные плавки. Потом я понял зачем. В санатории как, оказалось, есть бассейн, куда прямо из-под земли через артезианскую скважину льется довольно теплая целебная вода. Там отдыхающие купаются на воздухе круглый год, даже «на юга» не надо ехать (местный колит означающий, что не обязательно ехать на юг, например, в Минводы).

- Да, я знаю этот санаторий, там горячие радоновые источники есть и многие сипиряки, да и не только сипиряки подлечивают свое здоровье...

Александр, немного задумался, вертя чашку в руках, затем, улыбаясь, сказал:

- Вот так я оказался в этой глуши, стал самым настоящим отшельником старожилом.

- Смелый и целеустремленный ты человек, Александр. Я бы так не смог бы поступить. Отказаться от благ цивилизации, пожалуй, не каждый может.

- Я так не считаю, ничего такого сверхъестественного в этом нет.

- Ну не скажи! Большинство людей из кожи вон лезут, стремясь попасть в столицу, пекло этой самой цивилизации. Одни порой по головам шагают, чтобы сделать карьеру, например, стать президентом большой компании или целой страны.

Другие рвутся к большим деньгам, хотят стать банкирами, финансовыми магнатами.

Третьи стремятся стать звездой театра и кино или сверкать на подмостках артистического шоу бизнеса.

У многих рядовых обывателей желание поскромнее, например, приобрести квартиру, ну конечно не здесь в Глухоторовске, а где-нибудь в столичном граде.

Сколько людей столько и стремлений. Материальность засосала нас на все 99,9 %. Так, что не скажи, ты здесь просто исключение из правил.

Александр, меня как журналиста очень интересует, как ты цивилизованный, во многом светский человек жил в тайге, да еще один?

- Спрашиваешь как жил? Если говорить о быте, то он был самый скромный, как у любого таёжного охотника: соль, спички, ружье с охотничьими припасами, крупа, рис, кое-какие консервы. Ну, естественно, летом грибы, ягоды, кедровые орехи, рыба, перелетные утки, гуси. Зимой охота и зимняя рыбалка.

- Ты примерно жил, как семья староверов Лыковых, которая, как писали газеты, еще в революционные страшные годы бежала от гражданской войны, крови и зверства «красных» и «белых» разборок, сюда в тайгу и прожила совершенно отрезанная от мира более 50 лет. Жили не зная, что гражданская война давно закончилась, что была еще одна более страшная война с фашисткой Херманией и многое, многое другое…

- Не знаю, может что-то общее, и было, но они насколько я понял, жили семьей, а я был один. До близлежащего селения от моего сруба, было, пожалуй, добрая сотня верст. Да и цели были разные, они просто жить туда перебрались, а я работать над книгой.

Самое ценное во всем этом было то, что там никто мне надавил на мозги и я часами, днями, месяцами мог обсасывать, обдумывать, работать над интересной темой, из-за которой я и пошел на это.

- Да, в этом что-то есть, - согласился Сергей с Александром, - поскольку в суматохе будничных дней современной жизни, особенно живя в большом городе, бывает порой трудно сосредоточиться, уединиться надолго. А с появлением мобильной связи и спутниковых тарелок, тебя найдут везде, даже под землёй.

Ходит даже анекдот про то, как один крутой бизнесмен из «новых скифов» завещал корешкам, чтобы те после его смерти положили ему в гроб «мобильник», чтобы он из могильника по мобильнику мог с ними базарить…

- Ну и что он с ними базарил? – спросил Александр, не зная конца этого анекдота.

- Да! Через неделю у одного из них запел сотовый телефон. Бос, в натуре, попросил братву приехать откопать и выпустить его на волю.

- Ну и что?

- Что, что! Те дурни поверили и с духовым оркестром, с танцами и веселыми песнями, типа «Ты ж менэ пидманула…», при полном ажуре поперлись на могилу пахана. Перепугали всех кладбищенских старух и сторожа. Начали раскапывать могилу. Откопали. Открыли крышку гроба и увидели синюшный, улыбающийся им труп, с золотым оскалом коронок на передних, выбитых когда-то по пьянке, зубах. А в боковом кармане пиджака нашли мобильник с таймером на включение его в заранее заданное время и записку с тремя лусскими словами.

- Интересно, какими же?

- Мудаки! Заройте снова… Так он после своей смерти решил пошутить над своими корешками.

- Ну и ну! Такое и в самом деле могло быть. Техника идет вперед семимильными шагами, опережая сознание людей.

- Александр, ты, в общем, прав, нам не уйти от проблем и дел, которых всегда прорва.

- Вот именно, в современном городе невозможно по настоящему творить и изобретать, а там, в глуши меня не отвлекала эта суета сует. Было время подумать, обмозговать интересующую меня тему со всех сторон. При этом тебя окружает первозданная красота нашего леса, а воздух здесь такой, что его хоть консервируй и продавай в загаженном смогом Нью-Йорке. Не зря люди говорят, что красота спасет мир.

- Однако на этот счет есть другое мнение, - с улыбкой заметил собеседник.

- Какое?

- Пока красота спасет мир, уроды его погубят.

- Ну, это мы еще посмотрим. Я здесь даже начал писать стихотворный сборник о этой первозданной красоте, о наших лесах. Хочешь, прочту что-нибудь?

- Интересно их послушать, ты так выразительно читаешь, что заслушаешься. Кто-то из смертных заметил, что стихи – это зеркало души человеческой…

Тогда слушай, стихотворение называется «Здравствуй лес»:

«Ну здравствуй, здравствуй говорливый лес!

Пришел к тебе с распахнутой душою,

Влюблен я по макушки кроны весь,

В тебя осеннюю грибной порою.

Конечно, помнил, скучал я по тебе,

Квартира в городе была тюрьмою,

Как много раз порой твердил себе:

Зачем вся эта суета мне с кутерьмою?

Возьми корзину грибника и нож

И забреди подальше в глушь лесную,

Проведай, как живет знакомый еж

И посиди в бору, вдыхая хвою.

Тут не разбудит утром телефон,

Соседи не буянят поздно ночью,

И твой начальник, старый «мудазвон»,

Вас не пошлет в командировку срочно.

Как Лыковы чуть поживи в тайге, -

Для счастья человеку много ль надо,

«Лесное шоу», «зоо – кабаре»

В натуре здесь – не для парада.

Мы море погубили, жаль лесов,

На стенки «люкс», дурацкие кровати

И чашу переполнили весов, -

Природа нам готовит контратаки.

В Европе ливни топят города,

Тайфуны, смерчи пронеслись в Приморье, -

Пока цветочки – малая беда,

Потеря леса обернется горем.

Природа мстит всегда своим врагам, -

Зачем губить и жечь леса беспечно?

Всё боком обернется видно нам, -

Гармонию, друзья, нельзя калечить!»

- Что ж неплохо сказано и главное точно. Природа действительно мстит своим врагам. Её сбалансированную гармонию нельзя калечить.

- Ты посмотри, что делается в мире. В Хермании наводнение затопило Дрезден, и хемцы кинулись спасать свою знаменитую Дрезденскую галерею.

В Гениталии и Гиспании, наоборот, из-за жары вспыхнули невиданные по своим размерам лесные пожары. Леса долго горели и их не могли потушить пожарные.

Такая беда постигла и Хамерику. Страшные лесные Калифорнийские пожары были видны даже из космоса, там дотла сгорели десятки поселков и тысячи гектаров прекрасных лесов. А ураганы смерчи, что сделали с южным побережьем Хамерики. Сколько там людей пострадало.

В Бакистане и Хиндии землетрясения обрушили города, десятки тысяч заживо погребены под их обломками.

- Да здесь ты прав, Александр! Говорят, что даже знаменитый Терминатор не помог калифорнийцам потушить их. Леса горели и горели, пока не пошел дождь.

- Вот именно, пока Небесная канцелярия не вмешалась и не послала туда дожди.

- Александр, интересно, а какая философская тема заинтересовала тебя? – вернул я собеседника к разговору на интересную меня тему.

- Фундаментальная! Кто мы есть и куда катимся? (Он так и сказал – катимся!).

Я не выдержал и, усмехнувшись, спросил его: - Так куда ж мы катимся?

- В тартарары! – с улыбкой ответил он.

- Так уж в тартарары? – вопросительно спросил я.

- Да, представ себе, это вполне может случиться! Ведь все человечество, весь животный и растительный мир живут на маленькой голубой планете, уникальном спутнике Солнца, где мы, люди, порой как маленькие дети играем в военные игры с применением опасного для всех нас оружия. Забывая при этом, что это опасные дьявольские штучки и что такие игры могут плохо кончиться для нас.

- Я читал у одного автора удивительное умозаключение, якобы доверяясь, зову инстинктов, человечество медленно дрейфует назад, в первобытное стадо. И, по-моему, некоторые признаки такого дрейфа мы уже наблюдаем.

Становится немодной интеллигентность, чуткость, взаимоуважение; напротив, с экранов и страниц культивируются сила и напор, необузданность и невоздержанность в желаниях. Списывать всё это на влияние бытовой культуры некорректно.

- Видишь ли, бытовая культура – есть обобщённое отражение природной культуры всех людей. «Мыльные оперы», которые сейчас не сходят с экранов телевизоров мало интересуют молодежь. Эти телефильмы наиболее популярны среди немолодых людей, вся сознательная жизнь которых прошла в советское время, когда прививались совсем другие идеалы.

У молодежи сейчас иные идеалы, они больше смотрят боевики, сексапильпые детективы и фильмы ужасов. Поэтому ослабление порога культуры приводит сначала к росту примитивности и среднего рангового потенциала, а затем на этой базе и к падению уровня культуры всего человечества.

- Фильмы о войне тоже в идеале молодежи, мне кажется, они всегда с интересом смотрят их.

- Вот-вот! Из года в год совершенствуются орудия убийства на войне. Сейчас люди изобрели ядерную бомбу, а завтра доберутся до гравитационной или, что еще хуже, до вакуумной бомбы. Если первые (атомные) бомбы, применённые хамериканцами, стерли с лица земли два японских города во Вторую Мировую, то вторая «дура» - может разнести вдребезги всю нашу планету, ну а третья - всю Солнечную систему.

- Об атомных и водородных бомбах я кое-что слыхал. В Союзе с ними занимались академики Келдыш и Сахаров. В 1953 г. её тут не так далеко на полигоне под Семипалатинском жахнули, да так, что хамериканцы в «штаны» наложили. А вот о гравитационных или вакуумных бомбах я пока ничего не слышал.

- Ну и хорошо, что не слыхал. У нас в Сипири не зря говорят, что много знающие люди… долго не живут.

- А все-таки скажи: сейчас такие бомбы есть?

- В натуре, слава богу, пока что нет, но могут появиться уже в недалёком будущем. Принципы их действия довольно просты и не исключено, что какой-то «яйцеголовый» астрофизик может вывести формулу этих изобретений, подсмотрев решение у вечно рассеянной, занятой больше собой, чем нами смертными «Мисс Вселенной».

- Александр, я по природе своей оптимист и так мрачно на мир созданный человеком вокруг себя не смотрю. Надеюсь, что здравый смысл людей победит.

- Собственно говоря, и я не пессимист, но предупредить и по возможности предотвратить опасный поворот событий на земле необходимо. Пора объединить людей, создавать единое Правительство Земли, чтобы исключить опасность возникновения войны с применением оружия массового поражения между государствами или союзами государств.

- Да, в принципе очевидно можно объединить и построить такое «сверхгосударство – Земля людей». Но это сделать будет очень непросто из-за амбиций вождей, не желающих чем-то ограничить свою личную власть.

- Совершенно с тобой согласен. Это сделать не просто, но нужно.

Однако, Сергей, мы с тобой засиделись допоздна, пора, как говориться и честь знать. Вот у меня здесь есть небольшая брошюрка на эту тему, возьми, прочтешь на досуге.

Александр протянул Сергею ее, и они расстались.

* * *

УРЮПИНСКИЕ – САМЫЕ, САМЫЕ …

- Эй, урюпинские девки!

Вы в Лоссии первый сорт.

С молока сдувают пенки,

Сдобные как пышный торт!

Боже мой, какие телки!

Всех бычков несет вразнос.

Мать родная, ёлки-палки,

Все целуются в засос!

Здесь мы вернемся к жизнеописанию нашего главного героя, молодого Бориса Елкина путешествующего по еще не разрушенному Нерушимому Союзу.

Ранним утром самым медленным в Лоссии поездом, который останавливался почти у каждого столба, как верблюд у молодого саксаула, Борис прибыл в город-герой.

Кислая, тягучая похожая на сливовый кисель не выспавшаяся природа стелилась за вагонным окном, словно помятая в постели женщина. Поскольку ехал он «зайцем», то сильно вспотел и испачкался лежа на пыльной верхней полке вагона, где обычно пассажиры держат свой багаж. Найдя у станции водопроводную колонку, ему пришлось тщательно и долго приводить себя в порядок.

Наведя более или менее марафет в своем внешнем виде, Борис направился в близлежащую пельменную, где на Матренины деньги подкрепился общепитовскими пельменями.

Шталинград стал памятен Борису не только своей военной славой, но и тем, что здесь пельменных больше чем в любом другом городе Союза.

Ему показалось, что здесь пельменная на пельменной стоит, и невкусными пельменями всех людей потчует. В них люди даже двойными порциями пельменей никогда не наедаются.

Пожив немного в этом городе ему казалось, что жители и гости города здесь только и делают, что жуют «сипирские пельмени», хотя о Сипири и «сипирских пельменях» они слыхать что-то может быть и слышали, но жевать, извините, не жевали.

А то, что повара выдают здесь за сипирские пельмени, то это не пельмени, а жалкие пародии на них.

Если бы сипиряки, особенно зимой в 40-ка градусный мороз, кормились такими пельменями, то, скорее всего давно бы вымерли, и победы над фашистами под столицей в сорок втором памятном году, пожалуй, не было.

Подкрепившись безвкусными пельменями, о которых быстро забываешь, что ел их или не ел вообще, Борис отправился посмотреть знаменитый Мамаев курган.

Местный словоохотливый мужичек с орденской колодкой на груди, долго и тщательно объяснил ему, как туда проехать. Поблагодарив орденоносца за разъяснение, Борис сел на нужный номер трамвая и на нем погрохотал в центр города.

Уже при подъезде к Мамаеву кургану, он увидел через окно трамвая это величественное сооружение. Оно поразило его своей громадностью, особенно величаво смотрелась фигура Родины-Матери с громадным мечем над головой. Спрыгнув с подножки трамвая, Борис подошел к подножью кургана. Там в это время было много туристических групп. Пристроившись к одной из них, он с удивлением узнал, что эта туристическая группа не из Тосквы, Леньивограда или другого крупного города, а из анекдотического маленького городка Урюпинска.

- Надо же, - подумал Борис, - я, понимаш, считал, что этот город только в анекдотах об тупых абитуриентов существует. (Это те, которые, окончив школу с золотой медалью, не могут на карте Северный Полюс показать и ищут его где-то в джунглях Хамазонки.)

Чтобы убедится, что такой город действительно существует, он обратился к молодой белокурой женщине и спросил её: - Вы действительно из города Урюпинска?

- Да! – утвердительно ответила блондинка. – А что здесь вас удивляет?

- Да ничего! Просто я считал, что такого города вообще нет. Думал, что Урюпинск юмористы придумали.

Блондинка улыбнулась и сказала: - Я понимаю ваше заблуждение, но я действительно приехала из этого города. И поверьте не все там такие тупые, как изображают нас «урюпчан» в анекдотах. Ну, а вы сами откуда?

Борис засуетился, не мог же он про себя сказать, что родился в селе с таким же смешным названием «Будка» в семье «зека» переселенца. Это вызвало бы, по крайней мере, улыбку у этой симпатичной «урюпинчанки». Поэтому он скромно ответил ей, что он с Хурала. Это звучало более солидно.

Они тут же познакомились. Её звали Екатериной, и она была старше его на 7-8 лет.

Следует сказать, что имя Екатерина склонялось и на Хурале и в Сипири в нелицеприятном виде, в связи с великодержавными указами немки императрицы о направлении в ссылку, как воинственных запорожцев, так и других людишек неугодных властям. В их семье жили почти анекдотические воспоминания, связанные с императрицей Екабелиной11 (гулящей).

Екатерина из Урюпинска предложила Борису присоединиться к их туристической группе и послушать экскурсовода о событиях минувшей войны. Они стали подниматься вверх по внушительной лестнице этого величавого монумента.

Гид туристической группы шел впереди и, останавливаясь у очередной скульптурной композиции солдат, матросов, партизан, доходчиво объяснял, что символизирует каждая из них. Поднявшись к вершине Мамаева Кургана, где стояла фигура Родины-Матери, Борис был поражен масштабами этой скульптуры.

Задрав головы, они стояли с Екатериной рядом и обменивались своими впечатлениями.

Екатерина, обращаясь к Борису, восторженно говорила: - Я впервые вижу такую величавую скульптуру женщины освободительницы!

- Я тоже поражен, понимаш, её размерами. Это сколько же, понимаш, нержавейки надо было сварить, чтобы отгрохать такую махину!

- Она наверно такая же по размерам будет, как известная «хамериканская» статуя «Свободы».

Борис не понял, о чем она говорит, поэтому стал просто поддакивать Екатерине, которая была более начитанная, чем он. Женщины, как показала его последующая жизнь, всегда помогали ему выжить в критические дни. Он научился их использовать. И эта встреча для него не была исключением.

Войдя в куполообразный мемориальный комплекс к «вечному огню» всех туристов из их группы поразила огромная стена с фамилиями и именами погибших солдат. Гид рассказывал, что у стен города полегли сотни тысяч советских солдат. Что в городе бои шли за каждую улицу, каждый дом. Дома переходили часто из рук в руки, порой так случалось, наши были на первом этаже дома, а фрицы на втором.

В конце осмотра мемориала, гид сказал, что мы с вами съездим к одному такому дому, который называется «Дом Павлова». Он сохранен, как музейная реликвия, в том же обожженном войной виде, каким его оставили бойцы защищавшие этот дом.

Когда они проехали к «Дому Павлова», тот предстал перед ними в ужасающем виде. Это было закопченное огнем кирпичное 5-ти этажное здание с множеством выбоин от пуль и снарядов, с пустыми глазницами от окон и дверей, разрушенными перекрытиями, лестничными площадками, с кучами битого кирпича, стекла, штукатурки.

Видно бойцы под командованием сержанта Павлова здесь сражались насмерть. Гид рассказывал им, как 58-м долгих, изматывающих дней и ночей кучка бойцов под градом пуль и снарядов вели неравный бой с превосходящими силами противника и выстояли.

- Да, - подумал Борис, - крепко они воевали здесь. Интересно, как бы я повел себя на их месте?

Ответить на этот сложный вопрос было трудно.

Пристроившись к этой провинциальной группе туристов из широко известного по анекдотам в СНГ (Содружества Недоделанных Губошлепов) города Урюпинска, Борис провел с Екатериной весь день. Их возили по достопримечательностям города на туристическом автобусе, Екатерина охотно делилась с ним талонами на обед и ужин.

Таким образом, Борис неплохо устроился и за день узнал о городе много больше, чем, если бы он бродил по городу один.

По пути от одного музейно-исторического комплекса к другому они с Екатериной подружились. Он рассказывал ей разные байки про Адессу, где недавно он побывал и адесситов (естественно опуская при этом свое тесное знакомство с Матреной Федоровной).

В частности, рассказал смешной эпизод, как по приезду в Адессу-маму из Остова-папы, он на вокзале стал горланить: - Носильщики, Носильщики! Сюда, все сюда! И когда возле тамбура, где он стоял, собралась дюжина жаждущих подзаработать носильщиков, громко объявил им:

- Привет Адесским носильщикам от Остовских носильщиков!

И пока одесситы соображали, что он им сказал, Борис дал деру через другую дверь тамбура.

Сообразив, что какой-то щелкопер их попросту «кинул», разъяренная толпа носильщиков кинулась за ним, чтобы накостылять этому бузотеру. Елкин соврал своей собеседнице, что еле убежал от них.

Екатерина была очарована своим новым знакомым и его рассказами, единственно, чего она не знала, так это то, что шустрые адесситы догнали все же Бориса и «вломили» ему так, что больше он с адесситами так по-черному не шутил.

Борис рассказал ей одну смешную историю про известный многим в СНГ и даже за океаном адесский «Пиввоз», где он покупал для одной туристической «идальне» (столовой) зелень и капусту:

- Представляете, на входе в рынок какой-то здоровенный бугай, на котором пахать в колхозе можно, кричал в толпу:

- Зелень, зелень! Капуста, капуста! Подходи, бери по самым выгодным расценкам! Самое удивительное было то, что у него и вокруг него не было никакой зелени и капусты.

Когда я подошел к нему и спросил: - Почем, понимаешь, капуста?

Тот оценивающе поглядел, цвиркнул (сплюнул) сквозь золотые коронки зубов и сказал:

- Пацан, вали отсель, пака цел!

И опять стал кричать: - Зелень, зелень! Капуста, капуста! Подходи, бери…

- Дядя, а у вас укроп есть?

Адессит опять смачно цвиркнул и громко сказал: - Вали отсюда салага! Я укропом не торгую.

- Но вы только что кричали: - Зелень, зелень!

- Мудило, темнота! Зелень и капуста – это голлары Дяди Сема. Понял, деревня неумытая!

Так Борис узнал, что хамериканские деньги менялы называют зеленью или капустой из-за зеленого цвета этой бумажной валюты. Здесь впервые увидев зеленую «одноголларовую» купюру в руках адесского менялы, Борис почувствовал какое-то непередаваемое благоговение к этой невзрачной по виду зелененькой бумаженции.

Свои «деревянные» рубли в глазах его как-то померкли и потеряли былое значение. Сидя за ужином в пельменной, где кормили по талонам эту туристическую группу, Борис рассказал своей новой знакомой еще один забавный эпизод, произошедший с ним в славном городе Адессе.

В Адессе есть всем известный пляж, который назывался «Аркадия» и вот однажды ему захотелось позагорать там, покупаться, себя показать и людей посмотреть.

Ища краткую дорогу к пляжу, он остановил одну пожилую женщину и спросил её: - Скажите, пожалуйста, как пройти в Аркадию?

- Ой, милок, - добродушно ответила женщина, - та звистно як (укр. яз). От тут (она показала пальцем направление) повернете за цей куток, там стоить корчма яка зветься «Тры гарбузы». За корчмой повернете на право де е зеленый забор. У забори е дирка, пролазите у цю дирку и йдете по дорижки до слидуючего забору и там уже блызько цей пляж.

Ну и я «пишов» як кажуть адесситы по указанному пути. Завернул за угол, увидел корчму (рюмочную) с таким удивительным названием, нашел зеленый забор, нырнул в дырку забора и пошел по тропке дальше.

И тут каким-то шестым чувством почувствовав что-то неладное, оглянулся и увидел громадного пса вылезающего из будки. Пес злобно зарычал, вытаращил свои бешеные глаза и побежал за мной.

Я, включив пятую скорость, помчался от него, но пес бежал быстрее. Видя, что дела плохи и пес может снять с меня пока еще целые брюки, я залез на ближайшее дерево. Это оказалась старая груша. Поцарапавшись об её колючие ветки, я постарался забраться на самый верх дерева.

Внизу отчаянно лаял голодный волкодав. Прыгая вверх, пес лапами и зубами пытался достать лакомый кусочек моей ляжки.

На отчаянный лай барбоса вышел из какой-то лачуги седой старичок и давай поносить меня, как любителя спелых груш, крича на смешанном хукралино-лусско диалекте: - Ага, попався злодий! Груш моих тоби захотилось. От зараз дрын (дубину) визьму и тебэ так по жопи погладю, що тоби мало не покажеться…

Я пытался образумить деда, крича с дерева: - Постой дедок! Не воровал я, понимаш, твоих груш.

- Чего тоди ты, сукин сын, зализ на грушу?

- Чего, чего! Твой волкодав, понимаш, меня сюда загнал.

- Як тоби не соромно брехать. Це ты учора (вчера) обнись у менэ усю яблоню.

- Дидок, я приезжий, понимаш, города не знаю, спросил какую-то женщину на улице, как мне пройти на пляж и она показала эту самую короткую дорогу.

- Брешешь! Не могла вона направиты тебе сюды, так як та дорога йде ливоруч понад зеленым забором.

- Ну, я и пошел вдоль забора, понимаш, и заблудился.

- Так ты кажешь, що прийезжий.

- Да, я недавно, понимаш, приехал сюда в Адессу.

- А з яких же ты мист будешь?

- С Хурала!

- З Хуралу! Та не може буты! Моя дочка вышла замиж за офьецера з Хуралу.

- Ну, видишь дед мы с тобой, понимаш, почти родня. А ты меня, понимаш, принял за грушекрада.

- Родня, не родня, но бачу, що ты не брешешь. Тоди злизай с груши, та пидем в хату побалакаем.

- Как я, понимаш, слезу с груши, если там твой волкодав меня стережёт.

- Та не бийся, вин звыду похож на собаку Баскервиль, а так у него характер нижный та ласковый.

- Ага, нежный та ласковый! Он, понимаш, с меня чуть штаны не снял.

- Сейчас я его привьяжу. Дедок взял своего барбоса за ошейник, отвел к будке и привязал на его цепь.

Тогда я осторожно слез с груши и подошел к деду, он меня спросил: - Як тебе звуть хлопець?

- Борисом!

- Я меня все звуть дидом Панасом. Пишлы в хату.

Домик деда Панаса был небольшой, но уютный. Там дед угостил меня яблочной наливкой собственного приготовления и жареной на сале картошкой.

Они разговорились. Дед рассказал о своей жизни, а я о себе (естественно упуская некоторые негативные подробности, которые бывают у каждого человека).

Интересным в спиртовом плане для меня, как сипиряка, оказался рецепт приготовления самогонного напитка из яблок. Дед показал мне здоровенную бочку сделанную с нержавеющей стали, где в собственном соку бродили яблоки.

Он каждое утро собирал под яблонями упавшие яблоки и бросал их в эту бочку.

Таким образом, все фрукты были в деле, ничего не пропадало у деда зря. Часть фруктов шло на сушку, из которых зимой получался хороший компот.

Так из «падалиц» в Адессе многие делают собственное столовое вино.

Обменявшись впечатлениями об Адессе, рассказав деду об Хурале, Сипири, сипирской тайге они расстались довольные друг другом.

Дед вывел меня на улицу и показал дорогу к пляжу. «Аркадия» оказался почти рядом.

Екатерина весело смеялась, когда Борис рассказывал ей встречу с дедом Панасом.

Наступили сумерки, и наши герои пошли к Иволге побродить по берегу. Река в этом месте была очень широкая.

Екатерина спросила Бориса: - Боря вы умеете плавать?

- Естественно. Мы с Василием, приятелем по Адессе, далеко заплывали в море.

- А река здесь тоже широка, как море.

- Да ничего себе, понимаешь, речушка, - строя из себя знатного пловца, ответил Борис.

- Давай посидим здесь на бережку. Посмотрим на теплоходы и баржи, плывущие по реке.

И они пристроились в укромном местечке на берегу. Смотрели на реку-труженицу, по которой сновали пассажирские теплоходы, быстрые катера на подводных крыльях и тихоходные громадные баржи с речным песком. Борис как бы невзначай обнял Екатерину, та от него не отстранилась.

Полилась неторопливая беседа ни о чем. Когда стемнело, Борис отважился поцеловать Екатерину.

Та сначала отстранялась, но потом уступила ему. Оказывается, целоваться она умела лучше него, в засос. Борису это понравилось и ему захотелось большего... Он начал откровенно лапать ее.

Екатерина отбрыкивалась от него, говорила, что не надо делать этого, но Борис все больше и больше возбуждался от ее теплых губ. Он хотел поиметь ее здесь, сейчас и полностью, и это ему удалось.

Положив свою куртку на землю, он завалил Екатерину на спину и стал расстегивать кофточку, добираясь до ее нежной и упругой груди. Когда он уткнулся носом в ее сиськи, Екатерина уже не сопротивлялась. Стащив с нее ажурные трусики, он как корнет Оболенский «впендирил» ей свой мокрый от возбуждения «дрючок».

Екатерина ойкнула и попросила его не так резко вводить и не спешить, шепча ему на ушко: - Боренька, помягче, понежней!..

Борис в экстазе шептал первые, попавшие ему на ум слова: - Ты самая, понимаш, самая… (какая она самая он не знал, что сказать, впрочем, это было не важно). Урюпинские девушки, понимаш, лучшие в мире цепетухи (адесское восхищение слабым полом) .

После взаимных ласок они минут десять молча отдыхали.

Затем, приведя себя в порядок, они пошли к гостинице, где остановилась Екатерина. Она жила в «трехкоечном» номере с двумя «урюпушками-цепетушками», поэтому Борису пришлось ночевать в кресле в вестибюле, что не очень ему понравилось.

Поэтому в Шталинграде Борис долге не задержался, «кемарить» в кресле в холе гостиницы или на скамье в вокзале было уже не для его широкой натуры, привыкшей к некоторым удобствам, как базарят одесситы с удобствами «не во дворе»…

Борис решил по-англицки, не прощаясь с Екатериной отправиться в столицу - город герой Тоскву.

И здесь ему повезло, он «уболтал» своим красноречием одну пожилую проводницу и та взяла его к себе в вагон.

Так наш герой через сутки очутился в столице Нерушимого Союза.

НЕБЕСНАЯ ГОСТЬЯ

- Не каждого Высшие любят,

Не каждого ценят, хранят,

Не каждому тайны откроют,

Не каждый из нас для них свят.

Свои есть у Высших Иуды,

В созвездиях Дев и Орлов,

Которые словно Бермуды,

В пучину утащат без слов.

Но есть и Посланницы Света,

Земная от них благодать,

Сверкнет в вашей жизни кометой,

Умчится в небесную даль…

Александру Югову, пожалуй, никогда не забыть эту встречу с Посланницей Света. Будучи на Земле она тоже из-за множества дел не сразу могла встретиться с Александром, чтобы пообщаться накоротке со своим земным мужем. Такая возможность вскоре оказалась, когда он уединился в охотничьей избушке в глухой тайге.

Однажды поздним вечером Александр коротал свое одиночество, сидя у окна. Посланница Света появилась перед избушкой, когда на дворе спустились уже сумерки. Она постучала в дверь, Александр очень удивился этому, кто бы это мог быть. Когда он открыл дверь, то увидел незнакомку. Это поразило его еще больше, здесь в глухом лесу и молодая красивая женщина. Увидев её, у него учащенно забилось сердце. Ничто ни на Земле, ни на Небе не смогло бы поразить его так сильно, чем звучание её голоса.

Она сказала, казалось простые слова: - Здравствуйте! Можно войти?

Но ему показалось, что как будто он слышал этот чарующий голос всю жизнь. Сказать, что голос её был прекрасным, значит не сказать ничего.

Это было что-то воздушное, неземное: как будто малиновый звон колоколов слился с пением птиц. Переливы голоса Посланницы Света, казалось, играют на всех струнах его души, каждую клеточку тела очищают и вместе с тем обогащают чем-то светлым, добрым, радостным. Вместе с душевной гармонией, Александр обнаружил еще тайное очарование её неземного голоса. Он не знал, что с ним происходит, но волны взаимного влечения катились по его телу, как волны морского прилива, вызывая восторг и приливы земных желаний.

Александр от такой неожиданной встречи на некоторое время оторопел, превратился в каменное изваяние.

Замешкавшись, он поспешно произнес: - Входите, пожалуйста!

Незнакомка, словно только этого и ждала. Войдя в помещение, она подошла к вешалке и скинула с себя верхнюю одежду. Одета она была в меховой балахон с капюшоном темно-коричневого цвета.

То, что увидел Александр, после того как незнакомка сняла верхнюю одежду, потрясло его воображение.

Перед ним стояла необычайно красивая женщина с правильными тонкими чертами лица и водопадом светлых прямых волос доходящих почти до пояса. Такая красота могла принадлежать только неземной нимфе.

Александр в этот момент, мысленно произнес: - Сегодня, очевидно, вечер чудес!

Незнакомка, увидев смущение его, улыбнулась в округлившиеся глаза Александра и произнесла: - Что не ожидали гостей?

Александр растерянно ответил: - Нет!

Посланница Света подошла к столу и, оглянувшись на растерянного Александра, сказала: - Не пригласите ли меня к столу? Я вижу, вы ужинать собрались.

- Да, пожалуйста, садитесь! – поспешно произнес Александр.

Посланница в ответ по-королевски склонила голову и поблагодарила его, сказав: - Спасибо за приглашение!

Очнувшись от нахлынувших чувств, Александр произнес: - Честно говоря, не ожидал вас встретить здесь в глуши! Хотите чаю! Я сейчас организую…

И он кинулся к печке-буржуйке.

- Да, я не прочь выпить чашечку вашего ароматного чая!

Пока он крутился возле печки, она осматривала взглядом его жилище. Возясь возле печки, Александру казалась, что он сейчас сойдет сума. Необычное состояние души и тела охватила его всего, вплоть до мельчайшей частички тела. Казалось каждая клеточка организма, буквально вопила о желании, а он не знал способа утолить даже малую толику этих желаний.

- Боги Света и Тьмы! Какое наваждение! – мысленно молил он. - Неужели это происходит здесь, сейчас и со мной?

Когда они вдвоем сели чаевничать при свечах, на дворе была уже глубокая ночь, и никакие звуки кроме шума говорливого леса не доходили к ним в избушку. Лунный свет, проникая сквозь окошко, освещал лесную поляну, где одиноко стоял наколотый на березовую жердь стог сена.

В глазах Александра отражалось удивление, смешанное с любопытством.

Заметив его состояние, Посланница спросила: - Александр, что вы почувствовали, когда увидели меня!

Не зная, как ответить Александр сказал первое, что пришло ему в голову: - Смятение души, как будто я вас давно знал и ждал! Но убей бог, не помню, где и когда мы встречались!

- В прошлой жизни, Александр! В прошлой жизни!

- В прошлой жизни? – недоверчиво переспросил он её.

- Да именно в прошлой нашей совместной жизни!

- Но честно я ничегошеньки не помню! Разве это могло быть! Что-то не вериться!

- Хочешь вспомнить, как это было!

- Ну, я не знаю! – растерянно пожав плечами, произнес он.

- Так хочешь или нет!

- Ну, если можно, то хотелось бы!

- Тогда посмотри в мои глаза!

Когда они встретились глазами, то Александру показалась, что сама бесконечная мудрость прожитых тысячелетий смотрит прямо в его душу. В голове всплыли образы давно минувших лет их многочисленных встречи и расставания. Совместная короткая жизнь на Земле промелькнула у него перед глазами, за какие доли мгновений и эти воспоминания осели в синапсах головного мозга.

Это было так неожиданно, что после передачи мысленных образов, он долго не мог прийти в себя. Все это казалось ему не реальным.

- Теперь ты понял, кто я! – спросила Посланница ошарашенного Александра.

- Понял, не понял, ничего не понял! – машинально произнес он первую попавшую на ум фразу.

- Я первая твоя жена Александр, а сейчас Посланница Света!

- Когда вы вошли, я сразу почувствовал что-то близкое и родное мне, - глядя на нее, задумчиво произнес он.

- Александр не говори мне «вы», меня это коробит! Я ожидала этой встречи очень долго.

- Прости дорогая, но я не могу так сразу настроиться, Дай прийти в себя! Он стал вспоминать прожитые годы, наполненные обычными житейскими заботами. Все буднично и обычно, вплоть до сегодняшнего дня…

Пока Александр витал в своих воспоминаниях, Посланница молчала и вспоминала свои самые, самые теплые встречи с ним. Это было не забываемо. Её настроение перекинулось и ему, и они инстинктивно чувствовали близость.

Они неторопливо повели беседу о прошлом, разговаривали долго, им было, что вспомнить.

В конце воспоминаний Александр обнял её за плечи и сказал: - Ну, здравствуй женушка!

- Здравствуй муженек! – улыбаясь, ответила она. Рассмеявшись этому обмену простых земных приветствий, они обнялись. Александр привлек её к себе, их губы слились в долгом поцелуе. То, что они чувствовали в этот момент после столь долгой разлуки трудно описать обычными словами, здесь краски, холст и талант настоящего художника нужен.

Впрочем, все это можно изобразить поэтически, такими лирическими стихами:

, Мадонна моя!

- Как-то раз по весне,

Улыбнулась ты мне…

Как с холста, вдруг, сошла,

Живая Мадонна.

Описать ту... красу,

Не любя - не рискну,

Жаль, слова так бледны,

Тут, ведь, краски нужны.

Все ж, попробую я,

О, богиня моя!

Акварелью из слов,

Рассказать про тебя.

* * *

Ясных глаз твоих взор,

Как небесный простор.

Стан - с березкой сравним,

Средне - Лусских равнин.

Голос твой для меня,

Словно трель соловья.

Поцелуй - сладкий мед,

Кожа - бархат и шелк.

Косы русы, как лен,

Что созрел и сплетен.

Брови-крылья вразлет,

Словно чайки полет.

А улыбка твоя,

Как над речкой, заря.

Вся душа, как весна,

Теплом, светом полна…

* * *

О, Мадонна моя!

Пуст мой дом без тебя.

Когда ты загрустишь…

Всюду стылая тишь.

Ты светла - даль ясна...

Весел я без вина.

Жизнь - не жизнь, без тебя,

О, Мадонна моя!»

Им в первый момент общения казалось, что они парят в небесах свободными птицами и одновременно купается в море сладостного удовольствия.

Затем пошли расспросы, Посланница, просканировав мозг Александра, в принципе все знала о нем, как он жил, где учился, где работал, как оказался здесь.

Александр практически ничего не знал о Посланнице, поэтому в основном с его стороны было больше вопросов. Обо всем том, что они говорили в тот вечер и ту ночь нам, пожалуй, не рассказать. Остановимся на некоторых темах и вопросах, которые волновали больше всего Александра на тот момент.

Первое наперво он спросил её: - Посланница если ты дух или как говоришь мыслеполе, то, как понять, что я ощущаю тебя наяву, целую, обнимаю, при этом руки мои чувствуют твое тело, губы и все прочее.

- Ты забываешь, что я отношусь к Высшим, поэтому перевоплотиться в Низших для нас это пустяк и не более того. Как это мы делаем, лучше не спрашивай, зачем тебе забивать голову такими сложными вещами.

- Хорошо не будем забивать, как ты выразилась, такими вещами голову. Но тогда популярно объясни мне, что ты ощущаешь, например, в тот момент, когда мы целуемся.

- Тоже, что и ты Александр! Дело в том, что любят не губами, не руками, а душой, мыслями, головой, поэтому в этом плане у нас все похоже. Я чувствую тебя так же хорошо, как и ты меня.

- Это здорово! А то я подумал, что ты ничего не чувствуешь.

- Чувствую и даже, как женщина несколько больше тебя! Я этой встречи ждала целую вечность. Ты даже представить себе не можешь, как я тебя ждала. Образно это можно тебе предать такой песней, которая называется «Облака лебедушки»:

- Белым облаком я прилечу,

Расскажу, как в разлуке грущу,

Здесь не мил белый свет без тебя,

Белым вальсом кружат небеса.

Припев:

Облака-лебедушки,

Белоснежные, игривые,

Чуть наивные и милые,

Выпускного бала школьницы.

Облака-лебедушки,

Белокрылые, красивые,

Королевы и невольницы,

Ветра вольного поклонницы.

* * *

Без тебя не смогу жить вдали,

В путь-дорогу зовут журавли,

В первый раз, как последний люблю,

В облаках, с облаками парю.

Припев:

Облака-лебедушки,

Белоснежные, игривые,

Чуть наивные и милые,

Выпускного бала школьницы.

Облака-лебедушки,

Белокрылые, красивые,

Королевы и невольницы,

Ветра вольного поклонницы…

Александр снова привлек её к себе, и они слились опять в долгом трепетном поцелуе.

Оторвавшись её губ Александр, захотел чего-то большего, что всегда встает немым мужским вопросом: быть этому или не быть.

Он спросил её: - Ты останешься ночевать со мной или улетишь в заоблачные края, испаришься, как воспетое тобой белое лебединое облачко.

- Нет, сегодня в эту ночь я останусь с тобой! Ты не возражаешь?

- Что ты, я буду бесконечно рад этому.

И он довольный тем, что она остается с ним на ночь, пропел куплеты одной давно позабытой на земле песни:

«Я бесконе-е-ечно рад,

Твоим всем сбывшимся мечтаниям,

И яркий свет воспоминаний,

Влечет меня!

Тебя я до-о-олго ждал,

Почти всю вечность дорогая,

И только свет былых желаний,

Манил меня!..

Люби-и-и-мая моя!

С тобой мы снова повстречались,

Всех страстных чувственных свиданий,

Мне не забыть!

Здесь Посланница Света подхватила песню, продолжив её своими словами:

- Любимый мо-о-ой, родной!

В земном раю мы повстречались,

Волшебных наших всех свиданий,

Мне не забыть вовек!

Александр, как в былые времена, легко поднял Посланницу на руки и закружил с нею по избушке. - Отпусти сумасшедший, - ласково улыбаясь, говорила она ему, - ведь, упустишь…

- Ну, что-то ты! Для меня ты, как звездная нимфа, легка, светла, тепла, желанна!

- Саша! Давай ложиться спать, - попросила она, - уже поздно.

- У меня здесь только одна кровать! И то не кровать, а жесткий топчан.

- Нам надеюсь, хватит этого! Или ты собираешься спать отдельно от своей жены? – с улыбкой заметила она.

- Как скажешь! Ты теперь моя Повелительница души, тела и сердца.

- Тогда отвернись, я буду раздеваться!

Александр отвернулся и стал с нетерпением ждать конца этой весьма интимной процедуры. Ведь, как раздеваются Посланницы Света, никто никогда не видел.

- Как мне можно уже повернуться? – нетерпеливо спросил он.

- Нет еще! Потерпи дорогой, я сейчас залезу под одеяло…

Брр! Боже мой, как холодно, - произнесла она дрожащим от волнения голосом.

- Сейчас я тебя согрею! – сказал Александр и по-солдатски быстро стащил с себя одежду и нырнул к ней под одеяло.

Что было дальше, трудно описать простыми земными словами. И мы опять достанем акварель, чтобы звездной акварелью из слов описать эту памятную для них ночь.

То, что Александр ощутил под одеялом, прикоснувшись к её телу, было мечтой любого мужчины.

Как сказал один поэт:

- Лучше женщины может быть только женщина, та, которою не покорил!

Он коснулся её груди и почувствовал, как вздыбились аппетитные соски, которые можно было бесконечно ласкать и ласкать, сжимая как резиновые мячики.

Посланница от неожиданности ойкнула, но осталась лежать без движения. Александр стал нежно теребить и пощипывать соски, зажав их между большими и указательными пальцами.

Приятная нега удовольствия разлилась по телу Посланницы Света, ее глаза закатились - она просто не могла уже сопротивляться этим сладострастным его прикосновениям и такому сладкому для нее действу. Она изогнулась дугой, чтобы наиболее полно отдать свои груди на растерзание ему, колени она подогнула и развела широко в стороны, призывая помучить и нижнюю часть своего тела. Когда он коснулся её заветного пушистого треугольника, она, закусив от блаженства губу, простонала:

- Ах, как хорошо ты это делаешь! Ох! Мм! Боже мой, я этого триста лет ждала!

Изголодавшееся по половой любви душа её требовала большего, она хотела и получила его.

Вы спросите: как это у них получилось, ведь, она была духом, а не телом?

Все правильно! Но вы забываете, что она было Посланницей, и могла воплощаться, во что угодное. Поэтому Александр видел и ощущал не дух, а тело, причем настоящее тело, которое можно пощупать, попробовать, наконец, поиметь…

Посланница Света же ощущала его, как и в прежние земные годы: и душой, и телом. Только вот за давностью лет «дружок» Александра как ей показалось, стал толще, длиннее и горячее. По своим объемам и твердости он казалось, превышал все, что успело побывать в её интимном месте до сегодняшнего вечера.

Когда он ввел его в неё, мыслетело Посланницы Света в начало замерло от восторга, а затем, очевидно вспомнив прежние встречи, она стала помогать ему. «Дружок» Александра заработал как заводной, от этого приятная нега разливалась у них в душе и в теле. Для Посланницы вся вселенная сузилась до размера его «дружка». Его движение заставляло сокращаться мышцы влагалища в такт движущимся волнам. Чем глубже он проникал в её тело, тем сильнее она всем телом ощущала его энергию.

Ей тоже пришлось потрудиться, подмахивая ему в такт. Мышцы рук и ног, попеременно работали то, подбрасывая, то, опуская большое тело Александра на себя. От полученного удовольствия она застонала.

Ее стоны услышал весь окружающий избушку лес. Мощный мыслекрик Посланницы Света, вылетев из псевдотела, устремился на свободу, взбудоражив всю округу. Сова, пролетавшая недалеко от избушки, с испугу даже выронила свою законную добычу, только что пойманную мышь. Раздосадованная птица укоризненно посмотрела в сторону охотничьей заимки, откуда мыслеветер продолжал доносить крики высшего блаженства, и что-то недовольно прокричала в ответ:

- Мол, тоже нашли, чем заниматься по ночам! Всю охоту мне испортили…

От такого накала страстей влюбленным любой холод был уже не почем, они так разгорячились, что натренированное тело Александра, уже блестело от пота.

Её белые полные груди терлись о твердый топчан, доставляя ей удивительное наслаждение. Так продолжалось около получаса. За это время она успела кончить, а он продолжал её иметь и иметь, пока оргазм не накрывал их гигантской волной экстаза. Вырвавший крик удовольствия, был таким, что в стойле заржала возмущенная лошадь, она фыркала, тряся мордой, а затем, поняв причину, стыдливо опустила уши, словно понимая, что за звуки пробудили её ото сна. После этого променажа сильно уставшие, они быстро уснули, когда Александр проснулся, Посланницы в избушке уже не было.

* * *

СТОЛИЧНЫЙ ЖУРНАЛИСТ

- Журналисты, как артисты,

На арене цирка все,

Мушкетеры-нигилисты,

Без страховки на «пере».

Сейчас мы снова перенесемся в Сипирь-матушку и продолжим повествование о встрече столичного журналиста Сергея Горенко и его нового знакомого Александра Югова.

По истечению нескольких дней, как-то вечером он зашел к Александру на чашечку чая, и они продолжили разговор.

Югов спросил Горенко: - Как прочли брошюру о языках малых народов?

- Да, прочел!

- Ну и как она, понравилась? - Нормально! Непонятно только, зачем нужно было переводить её на иностранные языки?

- Здесь все просто. В мире идет тенденция отмирания языков малых народов. Пройдет пятьсот, тысяча лет и от языка некоторых даже сравнительно крупных народов останутся одни воспоминания.

Англицкий, лусский, хитайский, может быть еще некоторые другие языки, например, инди, будут главенствовать на земле, пока все они не сольются в один общеземной язык планеты Земля.

- В этом что-то есть! Люди и мир сильно меняются…

- Ну, а какие впечатления от всей брошюры? - В ней много интересного, хотя не все мне понятно.

- Неудивительно, без специальной подготовки нельзя все сразу охватить.

- Александр, я сегодня в местном музее услышал интересный рассказ о каком-то загадочном госте с Неба, который якобы появился здесь после падения известного всем метеорита. Все говорят о необыкновенной таежной Целительнице, которая живет где-то в глухой тайге и творит чудеса.

- Да, я тоже знаком со слухами о ней. Сам сначала не верил, пока не столкнулся с ней в тайге.

- Не может быть! Ты что меня разыгрываешь, - удивленно с недоверием воскликнул Сергей.

- Вовсе нет! Какой здесь может быть розыгрыш…

В разговоре наступила пауза. Потягивая чай из пиалы, Горенко не знал что сказать, какой вопрос задать своему собеседнику.

- Что замолчал, - спросил Александр, - можешь, думаешь, что я кино здесь гоню? Нет, это на самом деле так. Я знаю, где она порой бывает, иногда провожу к ней людей, естественно, тех которых она сама хочет видеть.

Сергей, как профессиональный столичный репортер, конечно, не мог пропустить бытующие здесь слухи о странной госте с Неба в Сипири. Но в душе считал, что это обыкновенные слухи, которые бытуют среди невежественных людей в таких глухих, далеких от цивилизации местах. - Это примерно так, как бытуют слухи о приведениях, - подумал Горенко Однажды, будучи в Киеве, он слышал подобные разговоры о монахе, дух которого, якобы более трех веков живет в подземных галереях Киево-Печерской Лавры. Ради любопытства Сергей специально пошел в Лавру, спустился в подземелье, чтобы посмотреть на мумию этого «приведения» с дыркой величиной с кулак в животе, но разговор сами понимаете, не произошел. Мумия молчала и лишь глазела пустыми глазницами на сморщенном лице.

- Что смотришь на меня, как на приведение, - пошутил Александр, - я сам, когда впервые услыхал о ней, мало верил, пока не встретились вот так как мы с тобой.

- Ну и как это произошло? – с недоверием поинтересовался Серж.

- Обыкновенно! Однажды ночью в охотничьей сторожке я просыпаюсь неизвестно от чего, смотрю сильный свет за окном, как от мощного прожектора. Посмотрел на «ходики» (часы) висящие на стене, время было слишком раннее, должно быть за окном темно, поскольку рассвет глубокой осенью в тайге наступает довольно поздно. Встал я, оделся, открыл дверь, вижу, маячит на свету силуэт человека.

Пригляделся женщина, ну я пригласил её в сторожку. В Сипири, да еще в глухой тайге любому гостю рады. После длительного одиночества всегда охота поговорить с кем-нибудь по душам, узнать, что нового в миру. Тем более это была женщина, от неё исходила такая доброта-теплота, которая обычно исходит от самых близких людей и священников.

Естественно, я быстро «раскочегарил» печку, поставил чайник, открыл пол-литровую баночку дикого меда и пригласил гостью к столу. Разговор завязался простой и непринужденный, как будто мы знали друг друга сто лет.

- Ну и о чем говорили?

- О многом, всего не расскажешь.

- Знаешь, Александр, слухи ходят самые фантастические, например, что она любые болезни лечит, даже неизлечимые, такие как рак, Сипирская язва, СПИД…

- Хочешь, верь или не верь, но это так. Я недавно к ней одного больного с тяжелой неизлечимой формой рака приводил. Представ себе, раньше мы его Ильей Муромцем называли. Такой здоровяк Миша был, его в отряд космонавтов из-за такой крупной комплекции не взяли.

Помню наш Главный Конструктор, рассматривая наше с ним заявление с просьбой направить в отряд космонавтом, даже пошутил на счет него. Сказав секретарю парткома Мишину буквально следующее:

- Для вашего протеже Илья Муромца надо специальный носитель проектировать, поскольку наш «Савраска» (так он называл новый ракетоноситель) его не понесет.

Впрочем, на вот посмотри: - Александр протянул альбом с фотографиями и сказал, - здесь на этой фотокарточке мы с ним в Капустином яре (испытательный ракетный полигон) на память сфотографировались, а на второй он на фоне первого в мире нашего «Лунохода» сфотографирован.

Сергей взял альбом и увидел на фотографии рядом с молодым улыбающимся Александром богатырского вида мужчину. Позади них виднелись этажерки пусковой ракетной платформы с установленной на ней многоступенчатой ракетой. На другой фотографии, он был сфотографирован рядом с «Луноходом».

- Так вот, - продолжал рассказчик. – Миша приехал ко мне жалким заморышем, которому жить осталось по заключению врачей пару месяцев, не больше. И хочешь, верь или не верь, она его вылечила. Сейчас Миша не хуже выглядит, чем на этих фотографиях.

- Александр, слыхал я, что здесь есть и другие знахари, которые местными травами и ягодами разные мало излечимые болезни лечит. Может и она такая народная умелица?

- Она не знахарь и не травами, а больше своей мыслеэнергией лечит. Здесь на земле, она может делать практически всё, что нам простым людям и не снилось.

- Говоришь, своей мыслеэнергией лечит?

- Да представь себе. Насколько я понял её, наши ученые недооценили важность и не до конца поняли суть «Энергии». Если хочешь знать она эта самая «Энергия» (я читаю и пишу её с большой буквы) и есть четвертое измерение. Я бы поставил её на весы Мироздания рядом с «Материей», поскольку она является творцом всего движущегося и живущего в мире.

Твердая Материя – это замороженная «Энергия», примерно как лед и вода, только в разном состоянии и с разными возможностями. Причем, как и все в этом мире, она имеет свою противоположность. Энергия бывает положительной и отрицательной. И как не странно самая большая энергия заключена в «Пустоте», в межзвездном «Вакууме». В галактическом «Вакууме» столько энергии и материи, что нам и не снилось.

- Александр, я не понял, как она своей энергией вылечила твоего друга?

- Ты многое хочешь от меня, - с улыбкой заметил Александр, потом пошутил, - тебе всё расскажи, покажи, потом еще и докажи… Это долго объяснять даже специалисту.

- Ну, хоть чуточку объясни. Надеюсь, я в твоих глазах не такой уж тупой, попросил его журналист.

- Нет, конечно, я не считаю тебя таковым, хотя и у тебя гуманитарное образование. Дело в том, что рак, насколько я понял, это, прежде всего психологическое заболевание, а потом уже биологическое (в виде быстрорастущей раковой опухоли). Люди раком заболевают чаще всего после сильного стресса и полученных сильных отрицательных эмоций.

Стресс и отрицательные эмоции и есть та отрицательная энергия, под воздействием которой происходит превращение в наиболее ослабленном органе человека обычных клеток в отрицательные раковые клетки. А далее идет борьба, кто кого пожрет. Как правило, из-за незащищенности организма и отсутствия у него стойкого иммунитета отрицательные раковые клетки побеждают.

Я понятно излагаю суть процесса? – спросил Александр.

- Да, суть я уловил. Твоя целительница воздействует каким-то образом своей положительной энергией на отрицательную энергию раковых клеток. И тем самым нейтрализует их губительное действие.

- Правильно, это примерно похоже на процесс аннигиляции энергии-вещества. Из институтского курса физики ты, очевидно, знаешь, что вещество, встречаясь с антивеществом, аннигилирует, уничтожая друг друга. Так и энергия, она тоже аннигилирует с антиэнергией. Побеждает та энергия, которая мощнее. У Посланницы Света, так её зовут, колоссальный заряд мысленной энергии, поэтому такая простая операция для неё пустяк.

- Я слышал, что она и будущее предсказывает и даже людей из небытия воскрешает.

- Да, для неё это не проблема. Но это не все чудеса, у меня есть необычный небесный сувенирчик в виде камня-флешки, я его еще философским назвал, он многое может.

- А ты можешь его мне показать? – спросил недоверчиво его собеседник.

- Отчего, вот он. – Александр достал из шкатулки, которая стояла на столе камень, и протянул его гостю.

Тот взял его в руки и стал рассматривать.

- Знаешь Александр, а он теплый.

- Да он всегда такой, даже в сильный мороз теплый.

- Ну и что может поведать нам этот твой философский булыжник? –

скептически, с некоторой долей недоверия спросил Горенко.

- Многое!

- Например, будущее предсказать может? – недоверчиво спросил Горенко .

- Конечно, хоть сейчас!

И Александр обратила к камню мудрости на своем родном языке. Что-то философское прошептал ему, погладил его своими руками, передавая камню свою энергию и мысленно попросил ответить на ряд вопросов о будущем Земли.

Спустя некоторое время этот необычный камень ожил и беззвучно «заговорил». Окружающее телепатически воспринимали его речь, но не разговорную обычную речь, а мысленную информацию. Мы приведем лишь часть ответов на вопросы, которые задавал Александр.

«К камню-мудрости с расспросом

Обратился с просьбой он:

- У меня есть ряд вопросов,

Все про Землю – родной дом.

Ждать напасти нам откуда,

И какие будут, где?

Не предаст ли нас Иуда, -

Бог, не бросит ли в беде?

Засветился камень чудно,

Засиял сапфир внутри,

Зафотонил он беззвучно:

Бед всех будет тридцать три!

Войны, зверства в Балестине,

Бомбы рвут земную твердь,

Соль вражды там между ними

Жнёт и сеет злаки Смерть.

У арабов и евреев

Свой Небесный господин,

Происки то лиходеев,

У Земли ведь Бог Един!

Над Хамерикой я вижу

Море дыма и огня,

Небоскребы, что всех выше,

Стали грудою хламья.

Новая болезнь-короста,

Станет вам страшней, чем СПИД,

Побороть всех их непросто,

Птичий грипп здесь первый вид.

Разведётся психов много,

А из них страшны - вожди.

Мира в мире станет меньше, -

Тут хорошего не жди.

Есть ещё болезнь – зазнайство,

Наглость, чванство до небес,

Наркоту и секс, и пьянство

Поселил им в души Бес.

Нервовирусы возникнут

В Интернетовской среде,

Сумасшедшие их кликнут,

Змия разбудив в себе.

Аглия взрастит уродов

На погибель, на беду.

Из пробирок слепят клонов -

Всю могольскую орду.

Клоны те заменят женщин,

Да и многих мужиков.

Будет суд, второй Освенцим,

Как для бешеных коров.

Сандинавский город Осло

Вмерзнет в северный припой,

Там Гольфстрим изменит русло,

Ждет норвежцев трудный бой.

В Хазии землетрясенье

В миг разрушит города,

Никакого нет сомненья

Золотой станет вода.

Саранча и суховеи

Урожай злой соберут,

Эти южные злодеи

Сделают из моря – пруд.

В Хиндии и Бакистане

В междуплеменной резне,

Будет бойня, как в «Афгане»,

Где религии есть две.

Расплодятся террористы,

Наплевать им на Коран,

Породил их знать Нечистый,

Семя то из басурман.

На Гавказе введут рабство,

Как бывало в мрачный век,

Позабудут слово - братство,

Зверем станет человек.

Эпидемии возникнут,

Вирусы родит злодей.

Не успеют даже чихнуть,

Будет мор косить людей.

Папа Рымский помрет летом,

То не добрый будет знак.

Их «сапог» одним налётом

Смрад покроет, грязь и шлак.

Вырастут «грибы» в Хитае -

Мухоморы из огня.

Три большие реки в мае

Разольются, как моря.

Ас..ной - назвали город

В честь двуликой Сатаны.

Крут Султан, народ в неволе -

Жаль пропащей той страны.

Забурлит на юге море,

Гейзеры в его волнах,

Серой всё Придерноморье

Задохнется там в парах.

Перешеек же Ханамский

Превратится в сущий ад,

И толчок силы гигантской

В миг разрушит город-сад.

В Гаргентине, Херу, Сили

Затрясутся города,

Град с яйцо и злые ливни

Уничтожат все поля.

Айсберги из Антарктиды

Поплывут к Хавстралии.

Вновь возникнут Атлантиды

Из-за аномалии.

А в Хиндийском океане,

Где идет большой разлом,

Мощная волна-цунами

Смоет всех людей на корм.

В огненном кольце Курилы

Жерла сопок вверх палят.

С островов яхонцев смыло,

Словно маленьких котят.

Будет рост температуры,

В Арктике растопит лед,

Ураганы, смерчи, бури

Принесут всем много бед.

Наводнение в Хевропе,

Дрезден будет весь в воде,

Галереи, дворцы, шопы,

Словно плавают в пруде.

В Гафрике погибнут люди -

Из-за мора и огня.

Постоянно и повсюду

Загрязняется земля.

Вымрут следом за слонами

Крокодилы и киты,

Раньше всех гиппопотамы,

Выживут лишь комары.

Мухи, блохи, тараканы

Космос станут обживать,

Даже инопланетяне

Крепким словом вспомнят: «…мать»!

Вижу - сверлят буровые -

Панцирь у живой Земли,

Жаль не знают, дурачины,

Что ядро - её мозги.

Шевельнется ненароком,

Сдвинет горы и моря.

Эта дурость выйдет боком -

Ведь жива ваша Земля.

Две плиты столкнутся лбами,

Поглотив десятки стран,

Трупы, мусор там волнами

Унесутся в океан.

«Новая земля» - Венера,

Землёй станет номер два,

Выжить там поможет вера,

Путеводная звезда.

Я назвал лишь часть событий,

Те, что здесь произойдут,

Но не сделаю открытий -

И другие беды ждут...

* * *

Знаю! Спросишь о победах -

Много их, что тут скрывать,

Время движется к обеду -

Это божья благодать!..

Без обеда - нет победы,

Без ЭНЕРГИИ - всем труба!

Знать должны патентоведы -

Правит миром лишь ОНА!»

* * *

После совместно обеда Александр по просьбе репортера вновь обратился к камню с рядом вопросов:

« Расскажи мне о победах, -

Путь, какой нам предстоит,

Что откроют «архимеды»,

Победят ли люди СПИД?

* * *

О, побед тех будет много!

СПИД не страшен будет вам,

Вы стоите у порога,

Меньше станет людских драм.

Взор открыл вам Свет от Солнца,

Ум откроет Свет от Тьмы,

Там энергия бездонна,

В ней - "колодец новизны".

Космос весь разбит на "Браны",

Словно органы твои.

Знать должны, ведь, не бараны,

В "Бранах" тех свои миры.

И питает "клетки" эти,

Нет не кровь, как у людей,

Это делают «нейтрино»

Всей энергией своей.

Новая модель Вселенной

Дверь откроет в новый мир,

Жизнь всегда была - нетленной

В каждой свой: вампир, кумир.

Всё узнаете про циклы

Земли, Солнца и Луны…

Ведь от них все катаклизмы,

Напрягите здесь умы.

Сколько было всех "Потопов",

Когда новый - надо знать,

Смоет только остолопов,

Умные не станут ждать.

Циклов много очень разных,

Долго их перечислять,

Самых страшных и опасных

У вас будет только пять.

Воссоздать по клетке малой

Сможете любую тварь,

Им пробирка станет "мамой",

А "отцом" - ветеринар.

Козы, лошади, коровы

Выдоят вам "жидкий сыр",

Отвердеет - и готово,

Хоть голландский, хоть пломбир.

Вы в космических теплицах

Вырастите райский сад.

Флора будет щедрой жрицей,

Фрукты - словно мармелад.

Рожь, пшеница в нивах ваших

Золотым станут руном.

Трижды в год вы с тучных пашен

Соберёте там зерно.

Генную, имун-системы,

Подчините вы себе,

Все болячки, даже члены,

Врач подлечит вам везде.

"Банки органов" такие,

Как аптеки, будут тут.

Выбирай себе любые,

Моды разные грядут.

Третий глаз - хоть на затылке -

Смогут сделать доктора,

И фигуру "первой скрипки"

На балы и вечера.

И не станут сшивать ткани

Нитками с иглой врачи.

"Супер клеем" смажут раны -

Нет рубцов и не ищи.

Из растений разных видов

Создадите эликсир,

Примешь - станешь вундеркиндом,

Удивишь научный мир.

Он поможет вам "собраться",

Стимулировать свой ум,

Мысли станут ускоряться,

Свежий "бриз" из мудрых дум.

Биороботов с мозгами

Создадите на Земле,

Разных видов, чтобы сами

Могли жить, хоть на Луне.

Не просили к пиву пиццу,

Землю рыли, как кроты,

И летали, словно птицы,

Где нет воздуха, воды.

И в жару, и в лютый холод

Вас спасет термокостюм,

Легкий прочный термополог

Будет вам теплей, чем чум.

Устареет телевизор,-

Мозг ваш примет сам сигнал,

Поразмыслив мыслевзором,

Ты найдешь нужный канал.

Освоений ждет вас масса,

Но невзгоды не страшны,

Для Луны, Венеры, Марса

Биороботы нужны.

Наплодите кучу клонов,

Ева первая была,

Бог использовал нуклоны

Из Адамова ребра.

Родились потом все люди:

Работяги и спецы,

И бездельники, и судьи,

И глупцы, и мудрецы.

"Разноцветье" всё земное

Нужно, чтобы выжить вам:

Зло, добро, ярмо и воля,

Жизнь, борьба - творец здесь сам.

Из останков трупов мёрзлых

Воскресите мамонта,

Всех "склонируйте" животных,

Это будет памятно.

Идеальные кристаллы,

Суперсверхпроводники,

Несмотря на то, что малы,

Будут ваши спутники.

Лишний вес обуза всюду,

В звездолётах он вдвойне,

Объяснять тебе не буду,

В космосе, как на войне.

Телевизор на полнеба -

Фантастический экран,

В этом есть твоя победа,

Впрочем всё увидишь сам.

Небосвод возьмут на мушку

Звездною ночной порой

И лучами из спец пушки,

Возбудят ионный слой.

Над страной в полярном блеске,

Засияют вдруг слова:

Президент планеты… (энской),

Шлёт привет тебе Земля!

Интернет шагнёт и в космос,

В Галактической Сети

Каждый сайт, как звездный осмос,

Будет вечно жить в пути.

Есть там "Звездный чат знакомства",

"Клуб поэтов" из Луси,

"Глухари" с Тюмени, Омска

Будут знать твои стихи.

На далёких звёздах люди

Станут "Стихи. ру" читать,

И поэты будут всюду

Светом души наполнять.

Будут плавать, как касатки,

Без ветрил, руля, винта,

Корабли низкой посадки -

Гибкий хвост там, где корма.

Бабкой "Ёжкой", словно в ступе,

Сможете летать везде.

Не бензин - вода, как в супе,

Мощный двигатель в узде.

Видеть, слышать, пожать руку,

По "мобильнику" всегда

Сможете ответить другу

Даже с Марса, запросто.

Буревестником над морем

НЛО будет парить,

И в земном в гравиаполе

Чудеса могут творить.

Не могу раскрыть все карты,

Принцип древний, как ваш мир.

Проще чукчам сделать нарты,

Тот движок чуть посложней.

Физики распахнут двери

В следующий микромир,

Здесь они, по крайней мере,

Вам откроют "третий мир".

Их галактики так малы -

Вся Вселенная в ядре.

На планетах растут пальмы…

"Микрожизнь", как и везде.

В макромир не суйтесь люди,

Будет трудно понять вас.

Там гиганты, словно боги,

Могут всех прихлопнуть в раз.

Хватит вам своей Вселенной,

Дай бог здесь наладить быт.

"Ешьте суп" в земной "Пельменной",

Чтоб здоровенькими быть.

Обо всём глаголить долго,

Мир ваш полон ведь чудес,

Отдохни, мой друг, немного,

Разговор закончим здесь...

* * *

Александр не стал сильно распространяться о структуре мыслетелепатии философского камня, о святой троице мироздания, и о его предсказаниях. (Следует заметить, что при современном быстром темпе развития микроэлементов и микроэлектронике, любую информации можно будет записать не только на флешках, дисках и дискетах, а даже на обыкновенном булыжнике)

Он переключил разговор на другую тему, сказав: - Я думаю, что Посланница Света прибыла к нам не случайно. События в Лоссии как сам видишь, разыгрываются не штатно. Пятилетка смертей наших вождей, которая закончилась смертью К. Черненко, очевидно, здесь не случайное явление, а, скорее всего спланированная акция.

Её можно выразить кратким поэтическим языком в следующем «Лусском калейдоскопе»: - При Леньине народ Лоссийский,

Устав от фронта, сбросил трон,

Царь Николай был духом хилый,

Стал никому не нужен он.

Володька правил тут не долго,

И "Коба" заменил его.

Творил, мудрил, казнил он много,

Не рассказать про то всего.

Конец вождей всегда печален:

Семья распалась, нет друзей.

Соратниками оплёван Шталин,

Закрыты двери в Мавзолей.

Народ при нём был, словно рыбой,

Немым, премудрым пескарём,

Жил впроголодь в стране великой,

Мечтал проснуться "светлым днём".

Он лишь очнулся при Грущёве.

Рубаха - парень, но не вождь.

Ему пинка дал Прежнев Лёня,

Вновь воцарилась лесть и ложь.

Любил похвалы тот безмерно,

Шутил народ, не выступал,

И, как всегда, закономерно,

В конце концов, настал финал.

В Политбюро сидели члены,

С них сыпался давно песок

В мозгах склероз, заплыли вены,

И у руля "Федот" - не тот.

Лоссийский, мощный бронепоезд,

Загнали «неуки» в тупик,

Печальна Прежневская повесть:

Подъём, застой, завал в час пик.

В вождях недолго был Черненко,

Вновь кризис власти и провал.

В "Бюро" промашка, несомненно,

Для всех посмешищем тот стал.

Спасти страну хотел Хандропов,

Болезнь скосила и его.

Что взять со старых остолопов,

Ведь "смены" нет в Политбюро.

"Горбач" возник из мутной тины,

Черт заклеймил его клёймом,

Мечтал он сделать перемены,

А вышло, как всегда, дерьмо.

Ломать, ведь легче, чем построить,

Болтун и только был "Михась",

Свинью подбросил тут всем Боря:

"Союз" распался в скорбный час.

Пропил Лоссию "Ёлкин-палкин",

При нём народ вновь обнищал,

И каждый бомж его на свалках

Козлом, придурком называл.

Вожди свободу обещали,

Прозрачность всех былых границ,

Но президенты просто врали

И понастроили "темниц".

Султан "султанил" в Козавстане,

Галиевы - вожди Браку,

Хакаев правил в Хиргистане…

Туркмен-баши снес бы башку.

Народ для них - простое быдло,

Былая дружба - пустой звук,

И что особенно обидно:

Вожди по-прежнему нам врут.

За трон готовы продать душу,

Им дай пожизненную власть,

Но Сатана зальет всем чашу

Свинца в открытую их пасть.

Вожди не знают порой часто,

Что власть страшнее наркоты,

Всю жизнь на троне жить опасно,

Не видят это лишь кроты.

Александр был хороший чтец, его интонация, краткость и точность описываемых событий поражали.

В такие вечера они неплохо проводили время, о многом переговорили, но Сержу хотелось узнать больше. Александр как-то проговорился, что сам может делать маленькие чудеса. Он попросил написать какое-нибудь предложение на чистом листке бумаги, положить его в конверт и дать ему его подержать в руках.

Сергей так и сделал, отдал ему конверт с написанной фразой «Очевидное – невероятное». Александр простер правую ладонь над конвертом и четко произнес написанную фразу. Сергей был этим ошарашен, он не поверил этому и предложил повторить эксперимент. Александр не возражал. Тогда Сергей написал такую фразу «Где ты этому научился?». Тот дословно повторил написанный текст, спрятанный в конверте. Потом, отвечая на вопрос в записке, сказал:

- Это не тая уж сложность прочесть написанное в конверте, я могу делать и другие вещи. С чего это и почему - не знаю, душу дьяволу не продавал, чудесных озарений ранее не испытывал, просто оно появилось однажды ночью и все.

Естественно, что Александр Югов не мог все рассказать столичному репортеру Горенко, откуда у него такие интересные вещи, как «флешка» Высших (философский камень), ну и все прочее.

В следующее воскресенье, когда Серж Горенко появился в доме тети Маши, Александра уже там не было. Он неожиданно съехал с квартиры, сказав хозяйке, что вновь уходит в тайгу.

Вскоре Горенко вернулся в редакцию, где опубликовал в центральной прессе несколько статей о Сипири. Естественно при этом жалел, что не удалось нормально проститься с интересным собеседником, каким был Александр. Он много знал об этом удивительном крае и многом другом, о чем можно только догадываться.

Опубликованными статьями заинтересовался руководитель первого канала, восходящая звезда на голубом перестроечном экране. Таких звезд в ту пору возникало много, но часть их, вспыхнув, сгорала в междоусобной войне сильных мира.

Взошла здесь звезда и Сергея Горенко. О его судьбе стоит рассказать отдельно, т. к. она связана с нашим повествованием о той закулисной интриге в Верхах (на Небесах), так и в Низах (на Земле), которая существует и существовала всегда.

* * *

Самое интересное в этой интриге состоит в том, что богословское утверждение «Об Отце, Сыне и Святом Духе» здесь не лишено определенного смысла. При чем люди ошибочно трактуют это понятие и почему-то на самый верх этой иерархии ставят Бога Отца. Хотя выше его есть только Святой Дух.

Только он пронизывает все живущее во Вселенной и правит миром. Отец и Сын категории меньшего значения и применительно только для нашей системы. При этом проблемы отцов и детей присущи и Богам. Так если, например, отец вашего земного ребенка балует его, покупая различные игрушки, а сын их просто ломает, то отец на сломанную игрушку смотрит сквозь пальцы, мол, ничего была одна появиться другая.

Так и на Небе. Бог Отец сквозь пальцы смотрит на земные игры Сына, который, как и все мальчишки играет в компьютерные войны, разные там катастрофы и прочие игры, управляя подсознанием людей через невидимую Паутину Глобальной Сети, где есть свои вирусы, черви, штаммы, происходят сбои и прочие неприятные вещи.

Вот почему Бог Отец сквозь пальцы смотрел на те многочисленные войны, которые прокатились по всей Земле, когда Сыну хотелось поиграть в войну, при этом жизнь человеческая ничего не стоила. Как известно в древние и средние века человеческая жизнь порой не стоила и медного гроша.

Это со временем через тысячелетия повзрослев, Сын начинает понимать, что ломать «игрушки» это не совсем хорошо, и играет в более интеллектуальные игры (в заговоры, блоки, союзы и противостояния сверх держав), чем в «боевики».

Проблема Отцов и Детей всегда существовала в мире. Поэтому исключать ее где-либо (ограничиваясь Землей людей) не стоит, она была, и будет существовать в мире всегда, поскольку основа жизни, заложенная в Святом Духе – жить, размножаться и развиваться – Вечна.

Это относиться и к простой молекуле вашего тела и к Сверх Галактикам, мы все где-то когда-то рождаемся, живем, развиваемся и умираем своей смертью и уровень знаний и умений у каждого свой. Здесь нельзя человеческий интеллект просто переносить на другую иную от людской жизнь.

Братьев по разуму мы можем встретить только среди подобных нам. Мирно сосуществовать и разговаривать с живыми планетами мы пока не научились. Поэтому наш Всемирный Потоп не за горами. Спасаясь надо уходить в космос.

* * *

А сейчас мы вернемся во времени назад, к молодому Елкину и продолжим его путешествия зайцем по городам Нерушимого Союза.

Надо сказать, что Нечисти было интересно наблюдать за похождениями своего подопечного. Она была горда тем, что он во многом сам без её помощи добивался неплохих результатов и всегда выходил сухим из воды.

Турне по городам ей тоже пошло на пользу, она подбирала себе кадры для дальнейших больших и малых черных дел.

* * *

БОРЬКИНЫ УНИВЕРЫ

- Зачем учить, зубрить науки,

Так помереть можно от скуки,

Уж лучше погонять веселый мяч,

Ведь в «сборной» тертый он калач!

Пробыв несколько дней в столице, побродив по достопримечательностям её с новыми друзьями, Борис все же поспешил домой, надо было поступать в ВУЗ.

Подростком раньше он мечтал поступить в кораблестроительный институт, изучать корабли, пытаясь понять, как они строятся. Прежде чем поступить в строители, ему предстояло пройти один домашний экзамен на профпригодность, который ему устроил дед.

* * *

Нечисти почему-то сильно понравился дед Бориса. Уж очень был он крутой мужик. Если бы Нечисть встретила бы его раньше, она бы сделала из него, по крайней мере, второго Шталина. Кремень был мужик.

Зная, что старик очень любил попариться в баньке, а своей у Елкиных никогда не было, то она втемяшила старику в голову необходимость постройки такой баньки руками молодого бугаенка Бориса. - Пусть покорячиться на постройке баньки, обоим будет на пользу, - так мыслила она.

* * *

Описывая внешний вид Борькиного деда, то это был внушительного вида старик, с усами и бородищей. Он обладал самобытным народным умом и смекалкой. Чтобы привлечь Бориса до такой работы, он пообещал внуку материальную поддержку, что было, как вы сами понимаете, не маловажно в то полуголодное время.

При встрече он сказал Борису: - Я тебя не пущу в строители и не дам ни гроша на твою учебу, если ты сам, своими руками, не построишь мне небольшую баньку.

Дед, видя каким балбесом, рос внук, решил своеобразным путем учить Бориса уму-разуму, говоря: - Сруби мне сруб и крышу сам. Строить будешь один, стало быть, от начала до конца. Я тебе в свои годы не помощник.

За мной только - с леспромхозом договориться на счет того, чтобы отвели нам на сруб делянку леса, а дальше опять ты будешь делать сам.

Будешь на этой делянке и сосны пилить, и мох заготавливать для укладки между бревнами. И спиленные бревна ошкуривать наголо, и высушить их. Затем все это привезешь сюда на место, где надо строить баньку, сделаешь фундамент и поставишь сруб. Все обустроишь, как полагается, вот тогда ты будешь молодец, можешь поступать в свой институт.

И действительно, дед к строительству баньки так и не притронулся - упрямый и колючий, как все Елкины был он.

Старый Елкин даже пальцем не пошевельнул, чтобы молодому Борису в чем-то помочь, подсобить.

Особенно тяжело было Борису одному в лесу верхние венцы сруба баньки поднимать, приходилось тащить бревна вручную верёвкой вверх. Затем топором аккуратно подработать бревна, выложить венец, и на каждом бревне поставить номер.

Когда сруб был готов, Борису пришлось одному его разобрать, чтобы потом на указанном месте во дворе деда по номерам бревен сложить баньку, подкладывая под бревна высушенный мох, проштыковая его как следует, чтобы не было щелей.

В конце строительства осмотрев баньку, дед сказал ему, что экзамен Борис выдержал и теперь вполне может поступать в строительный ВУЗ. Он его материально будет поддерживать, отдавая часть своей пенсии.

Поступая в ВУЗ, в отличие многих сверстников, Борис был прагматичным человеком. Он решил не рисковать и поступать не на самый престижный факультет, а на второстепенный – сантехнический. Туда конкурс был наименьшим, точнее его там не было, на этот факультет брали всех, даже троечников.

Расчет его оправдался, Бориса приняли на этот факультет. Его друзья по учебе в школе Николай и Сергей, которые хотели поступить на престижный архитектурный факультет, с треском провалились и не поступили в институт. Он оказался хитрее их Борис, будучи в столице узнал от Лиды и Люси такую интересную тонкость, что после третьего (общеобразовательного) курса, при желании можно будет перевестись и на другой факультет или даже в столичный вуз. Дело в том, что за три года обучения группы на факультетах редеют. Некоторые студенты переезжают в другой город, девушки выходят замуж или уходят в декретные отпуска по беременности, некоторые просто бросают учебу. Поэтому всегда есть возможность перевестись на другой факультет. В дальнейшем Борис собирался перевестись на более престижный факультет.

С первого курса Борис с головой окунулся в общественную работу и участие в спортивных мероприятиях. Тогда каждый ВУЗ стремился иметь первоклассных спортсменов, чтобы повысит свой престиж. В этой связи Борис понимал, что не учеба, а его спортивные достижения позволят ему с легкостью сдавать все зачеты и экзамены. Корпеть над учебниками он не любил, да и некогда было это делать из-за повседневных тренировок.

* * *

Нечисть знала, что делала, без её подсказки здесь не обошлось, поскольку Борис особыми талантами в учебе не блистал. Карьера в нужном для Нечисти спортивно-общественном направлении для Бориса успешно развивалась. Его избрали - председателем спортивного бюро, кроме того, на нем теперь лежали еще вопросы организации спортивных мероприятий, он стал заметной фигурой в институте. Волейболом Борис тогда уже занимался на достаточно высоком уровне, стал членом сборной города по волейболу, а через год участвовал в составе сборной Вредловска в играх высшей лиги, где играло 12 лучших команд страны.

* * *

Все эти пять лет, пока Борис пробыл в институте, он играл, тренировался, ездил по стране. Только на волейбол у него уходило ежедневно часов по шесть, учился он, как вы сами понимаете, как и большинство студенческих спортсменов, урывками.

Поскольку у него не было пальцев на руке, то ему пришлось придумать свое положение рук, чтобы принимать подачи противника, такое своеобразное положение рук при приеме мячи друзья окрестили как «Борькин калач».

Чемпионами его команда не стала, но из-за этого Борис сильно не переживал. Главное, что он успешно окончил ВУЗ и получил долгожданный диплом о высшем образовании. Такого успеха в роду Елкиных еще никогда никто не добивался.

Таким образом, пять студенческих лет для Бориса пролетели быстро и без каких-либо заметных событий. Главное было для него здесь, так это поступить в институт, а сама учеба, сдача экзаменов и зачетов были, как говорится, делом техники.

Здесь «техника» без техники, была для него довольно простая, надо вовремя списать, передрать на «дралоскопе», заморить червячка, угостить преподавателя, подарить ему стоящий подарок и все дело в шляпе. Этой премудрости лодыри быстро учатся. Елкин любил повторять известный студенческий афоризм, чтобы как-то оправдаться в глазах однокурсников:

- Чем больше учишься, тем больше знаешь.

Чем больше знаешь, тем больше забываешь.

А чем больше забываешь, тем меньше знаешь.

А чем меньше знаешь, тем меньше забываешь.

Но чем меньше забываешь, тем больше знаешь.

Получается замкнутое кольцо, а у кольца, как известно, начала нет и нет конца…

Так для чего учиться?..

Даже в выпускном институтском году, когда все его однокурсники корпели над дипломными проектами, он отдыхал. Лишь за неделю до сдачи госэкзамена и защиты дипломного проекта он соизволил явиться в институте.

Готовый дипломный проект он купил у завхоза института за бутылку водки. Передрал на «дралоскопе» все чертежи, при этом одна его близкая знакомая аккуратно, красивым почерком переписала ему «Пояснительную записку» к дипломному проекту на тему: «Совмещенные санузлы для административных зданий, с автоматической подачей воды для смыва экскриментов жизнедеятельности человека и приятным музыкально-информационно-позновательным сопровождением процесса облегчения организма.»

В этой дипломной работе Борис подчеркивал важность её для горкомов и обкомов партии, где по проекту предлагалось установить новую сантехнику. Чтобы в административных зданиях на дверях сортиров не писали поэтические шедевры типа:

- Если ты таво…зараза,

Дерни ручку унитаза!»…

В новой сантехнике дергать ничего не надо, вода сама автоматически сливается со сливного бачка при помощи простого датчика уровня воды в накопительном бачке.

Дипломная работа Бориса была оценена госкомиссией во главе с ответственным работником аппарата Дурдиным А.Н. на оценку «хорошо», и наш герой вышел, как говорится в «свет» и вступил на эскалаторную карьерную лестницу вознесшую его так далеко вверх. Как и многие выпускники строительного факультета, он получил направление на заштатную стройку в качестве мастера в организацию с тяжелым для слуха названием - «Хертяжтрубсантехмантажстрой».

Там впервые прорезался его талант, и он стал рационализатором.

В БРИЗе (Бюро рационализации и изобретательства) долго подшучивали над его первым предложением, которое называлось «Использование перегоревших лампочек в сливных бачках унитазов вместо дефицитных дорогостоящих пробок». Суть его заключалась в том, чтобы не выбрасывать перегоревшие лампочки на помойку, а сунуть её в сливной бачок вместо специальной пластмассовой пустотелой пробки. Второй шедевр уже тянул на предполагаемое изобретение, оно тоже касалось конструкции унитаза. Работу над ним он начал еще в институте, часть её была отражена в заимствованной у какого-то музыкального фаната дипломной работе.

Если вы, друзья помните наши старые шумящие водой унитазы, с характерным звуком «Бры-ы-ы… у-у-у-», то Борис Елкин предложил почти пионерское изобретение. Он предложил установить по его проекту в их административном здании «Говорящий напольный унитаз», сокращенно «ГНУ».

Мы не будем вдаваться в техническую сущность ГНУ, а коснемся самой идеи, творческого замысла автора.

Так вот новизной и положительным эффектом донного шедевра было то, что к сливному бачку крепился на винтах громкоговоритель, который каждому нехорошему клиенту, забывающему дернуть ручку унитаза, говорил на трех языках - лусском, гангийском и хитайском:

«Эй, товарищ, постой зараза, дерни ручку унитаза!» Если после этого предупреждения этот нехороший редиска клиент не реагировал на замечание ГНУ, то специальный электромагнит крепко-накрепко запирал дверь.

Все было бы ничего, но когда опытный образец смонтировали на первом этаже головного административного здания треста, то случилось непредвиденное происшествие.

* * * <

Нечисть решила позабавиться на сей счет и сделала так, что очень уважаемый в области начальник треста Сморкалов Е.Ж., торопясь на совещание в город, случайно (точнее не случайно, а по наводке Нечисти) зашел в этот злосчастный туалет. И надо было такому случиться, он, очевидно, по рассеянности забыл и не дернул ручку сливного бачка говорящего унитаза, чтобы смыть свои экскременты. И ГНУ определив нарушение технологичекого процесса «какализации» со стороны начальника треста, на трех языках выдал ему несколько раз подряд стихотворный шедевр сочиненный самим изобретателем: «Эй, чувак, постой зараза, дерни ручку унитаза!». При этом ГНУ намертво запер дверь, и начальник треста никак не мог выйти из туалета. Он долго матерился, дергал ручку, стучал, кричал, но дверь не открывалась. Дверь то была не одушевленная и не понимала великого разговорного языка.

Нечисть в это время невидимкой сидела в туалете и потешалась над этим «большим» начальником, который лопался от злости и возмущения. Ей было приятно слышать настоящую лусскую речь в исполнении главного строителя. Всем было известно, что строители передовики в деле строительства отборного мата, и то, что она услышала, было неповторимо…

* * *

Так товарищ Сморкалов Е.Ж. просидел в туалете почти до обеда, ругая, на чем свет стоит всех лоссийских горе изобретателей и одного своего доморощенного рационализатора инженера-сантехника Елкина.

Наконец, ближе к обеду кто-то из сослуживцев зашел по своей нужде в мужской туалет, услышав вопли начальника, немного подождал пока тот выговориться, затем пошел за сантехником и они вдвоем сломав замок выручили «белого» человека (от гнева) из плена.

Что было потом, не трудно вам представить, большой «белый» человек (начальник) устроил всем тринадцати «негритятам» (подчиненным) грандиозный разгон. Он кричал:

- Какой идиот придумал установить у нас этот чертов говорящий унитаз?!

- Вы, что решили поиздеваться надо мной!- Немедленно убрать его и поставить обычный наш проверенней временем советский унитаз!

- Вы мне эти заграничные музыкальные штучки выбросите из головы». Кто автор этого «мать-перемать» шедевра?

Начальник Бриза из своего угла, где он прятался от гнева начальника треста, пролепетал: - Это новенький наш, молодой специалист Борис Елкин! Это он придумал такую штуку…

И злосчастного изобретателя ГНУ так нагнули, что навсегда отбили у Елкина охоту что-либо изобретать.

ЗАЧЕМ ВЫ ДЕВУШКИ БУГАЕВ ЛЮБИТЕ…

- Ах, Нана, Нана, Наночка!

С ней случай был такой,

Влюбилась словно дурочка,

В Бориса с головой…

Студенточка неважная,

Он не на ту напал,

На Наночку внимания

Никто не обращал…»

Продолжаем повествовать о нашем главном герое – Борисе Елкине и о его женитьбе.

>Его женитьба совсем не было похожа на известную «Женитьбу Бальзаминова».

Правда «бальзам» любимый напиток лоссиян там был и в достаточном количестве. Правда он назывался несколько иначе, его там ласково называли женским именем «спиртяшка».

Девушку, которая захомутала Бориса, звали старинным лусским именем Нана. Её нельзя было назвать красавицей, но и нельзя было отнести к разряду родины-уродины. Она на первый взгляд (только на первый взгляд) была тихая и не очень бойкая на язык, по сравнению с её подругами по институту. О таких люди порой говорят, что в тихом болоте черти водятся.

Бабы и старые девы обсуждая знакомых молодых девчат, судачили о её подругах, что им палец в рот не клади, отхватят, а о ней говорили, что она тихоня.

Бывая на танцах с подругами, она скромно стояла в сторонке и глазела на танцующих. Её редко приглашали парни танцевать, а тем более провожать домой. Чаще с танцев она возвращалась одна без подруг, так как те шли с кавалерами.

Мать вздыхала и часто говаривала: - Ох, Нануша беда с тобой – просидишь ты в девках век одна одинешенька!

Оказалось это не так, она встретила на своем пути Бориса Елкина. Они классно подошли друг другу, каждый был здесь себе на уме. Нана оказалась на редкость уживчивой женщиной, она быстро привыкла к чудачествам Бориса и его часто «заглядующему» в рюмку тестю.

Впоследствии Нана зная про хождения на «лево» по бабам Бориса, закрывала на это глаза и больше молчала. Лишь иногда втихомолку плакала, смиряясь с этим до поры до времени.

* * *

Надо сказать, что разная там Нечисть постаралась, чтобы в Лоссии после войн, голодоморов, разорения и разных неурядиц наступило бабье да стариковское царство. «Косая» со своей щербатой косой косила больше молодых хлопцев да мужиков, чем старых людей.

Лоссийские красивые, ядреные бабы часто сетовали на этот счет, говоря: - Мы бабы уже забыли, как настоящие молодые мужики выглядят. А так хочется, если хоть не пообщаться на «тра-та-тет», то хотя бы посмотреть на здоровенных, пригожих, та дюжих «кровь с молоком» мужиков.

Про «впендюриста - бандуриста» поручика Ржевского мы уже не говорим, такие мужики, как мамонты в Лоссии давно перевелись…

Как сказал поручик Лермонтов на этот счет: - Все это было бы смешно, если бы не было так грустно…

Дело в том, что от войны до войны генофонд Лоссии все уменьшается, он тает и тает. Здоровых хромосом у мужчин становиться все меньше и меньше. Пройдут века, и может так случиться, что мужики вымрут, а бабы будут рожать детей в пробирках..

* * *

Но в каждом отрицательной тенденции, есть свои положительные моменты. Зная, что у них в стране по статистике девок всегда было больше, чем парней, тутешные мужики часто пользуются этим, гуляя напропалую. (Надо же всех баб удовлетворить и они удовлетворяют, как могут.)

Чтобы рассказать об первой встрече Бориса с Наной нам придется отмотать у вечно спешащего вперед настоящего времени прошлое памятное время и мысленно вернуться на несколько лет назад.

Борис впервые встретил ее на студенческом вечере. Он пришел туда от нечего делать по приглашению одного старого приятеля Виктора Плююшина. Тот сказал, что там классные девочки будут. Есть на что посмотреть и себя показать.

На танцы пришли они под вечер. Сумерки в Сипири наступают быстрее, чем в европейской части страны. Поэтому на дворе было уже темно, улицы города плохо освещались, лишь у Дома культуры было светло. У входа в ДК толпилась молодежь. Зайдя в вестибюль, друзья разделись и поднялись наверх в зал.

Борис с интересом разглядывал взволнованных девушек, в платьях фасона «кто во что горазд». Рядом с ними стояли угловатые парни, скованные в свои лучшие костюмы темной раскраски.

Здесь он впервые встретился взглядом с темноволосой девушкой, стоявшей невдалеке от него.

- А она ничего! – мысленно сказал себе Елкин.

Девушка слегка зарделась под пристальным взглядом Бориса. Как-никак Борис был видным парнем.

- Виктор, - толкнув, он приятеля в бок, - что за девушка, понимаш, в голубом платье с белым воротником вон там стоит? - обратился Борис с вопросом к напарнику.

- Где?

- Да вон та, понимаш, (показывая на нее пальцем) с косами до пояса!

- А-а! Так это ж Нана из параллельного курса! Вообще в ней что-то есть « этакое - такое - растакое». А у тебя Борис видно труба, как и губа не дура. Ишь, на что свою «трубу» нацелил, губу раскатал. Фигурка у нее ничего, стройная, с округлыми бедрами и неплохими острыми грудками.

- А то, как же, мы, понимаш, сами с усами, - заважничал Елкин.

- Да, у нее и корма приличная. Есть куда в кильватер пристроиться. - Ты, понимаш, познакомь меня с ней, - попросил о приятеля.

- Конечно, понимаш, познакомлю, - промолвил, передразнивая Елкина, Виктор.

Они подошли к группе девушек, среди которых была Нана. Виктор представил его ей, когда Борис пожимал маленькую ручку Наны, то заметил, как она смутилась. Видно было, что такой здоровый лось, пышущий таежным сипирским здоровьем, очень понравился ей.

Здесь ему на ум пришла одна популярная песня из Новогоднего фильма. Слова он точно не помнил, там звучало что-то примерно так:

«Ах, Нана, Нана, Наночка!

Что сделалось с тобой,

Влюбилась словно дурочка,

Весеннею порой…»

Видя такое положение, что девушка явно симпатизирует ему, Борис с места в карьер, уверенно приобнял девушку за плечи и пригласил на танго. Почему именно на этот танец, да по той простой причине, что вальсировал он плохо.

Затем между ними завязался обыкновенный трёп: - Знаете Наночка, как мне приятно танцевать с вами…

- Неужели, Борис! Вы такой видный парень, со спортивной фигурой.

- Ну, вы мне, понимаш, льстите.

- Почему, это действительно так.

- Наночка, знали бы вы как приятно мне держать вашу руку в своих ладонях, понимаш, вдыхать аромат красивых кос, слышать ваш нежный грудной голос.

- О-о! Вы Донжуан Боря, так умеете красиво говорить.

- Ну, какой же я Донжуан, я простой сипирский парень, который первый раз увидел такую красивую девушку как вы.

Здесь на ум Борису пришли воспоминания о первой его женщине – Матрене Федоровне, с которой он переспал в Адессе. При этом его аж передернуло от этих былых воспоминаний. Правильно говорят, что не бывает страшных женщин, бывают трусливые мужчины В данном случае были совсем другие ощущения, он ощущал себя героем в глазах Наны.

На девушке было надето голубок платье – достаточно открытое, чтобы дать волю фантазии Борису.

Наклонившись над Наной, он нечаянно задел ее грудь. Поспешно отдернул руку, как от горячего утюга.

Она посмотрела на Бориса довольно смело и не сердито.

- Извините, пожалуйста, - выдавить из себя Борис.

- Ничего. - Голос ее звучал почти весело, а серо-голубые глаза смотрели прямо в упор, словно хотели заглянуть прямо в душу Бориса, очевидно, хотели узнать, что там у него внутри. А внутри было скрытое желание самца приворожить козочку.

После танца, чтобы как-то изменить обстановку, он пригласил девушку в кафе поесть мороженное. Нана не возражала и согласилась, и они пошли наверх, где размещалось небольшое кафе.

Смеясь, и разговаривая, пара расположилась за свободным столиком. Борис, усадив девушку, подошел к стойке бара и купил два стаканчика мороженного. На это у него хватило финансов, которые как всегда у него пели романсы.

Рядом с ними оказался Виктор, который в кругу девушек и парней что-то веселое им рассказывал, те заразительно хохотали и пили лимонад.

Потом вся эта компашка вернулась в актовый зал, где гремела танцевальная музыка. Быстро сформировались пары, подогретые необычностью сегодняшнего торжества, а еще и разогретые вином.

Парни приглашали девушек, они были радостны и довольны тем, что есть с кем повеселиться и потанцевать, некоторые девушки кокетливо, игриво улыбались парням, другие разыгрывали из себя юных Наташ Ростовых.

Каждый парень обхаживал свою понравившуюся девчонку и приглашал именно ее. Поскольку парней было меньше, то выбор у них был большой. Девушки ревниво следили друг за другом, оставшиеся без парней стояли в сторонке или танцевали друг с другом.

Борис Елкин опять пригласил Нану на танец, и они вошли в круг танцующих пар. Борис, обняв девушку за талию, почувствовав близость ее тела, захотел большего.

Он стал прижиматься к ней, ощущать упругость ее остроконечной груди и чувствовать на себе жаркое прерывистое дыхание девушки.

Нана старалась держать дистанцию, но это было ей не по силам. В конце концов, она не стала упираться, так как многие пары танцевали таким же образом, т.е. тесно прижавшись, друг к другу.

Потом было еще несколько танцев, и каждый раз он ощущал ее упругую грудь, большие соски которой чувствовались даже через платье. Вечер продолжался, выпускники стали раскованней и смелее в движениях и желаниях.

В зале стало чуточку шумней и жарче. Видя, что Виктор увел свою подругу во двор, на улицу. Борис сообразил, что пора им с Наной проветриться. Тем более, что наступала ночь.

- Нана, может, пройдемся немного подышим свежим воздухом, - предложил он ей.

Девушка согласилась и они пошли. Борис начал что-то рассказывать об институте, об экзаменах, вспомнил несколько анекдотов об умных студентах и тупых преподавателях.

Так не спеша, они дошли до сквера и сели на скамеечку.

Звезд на небе этой звездной ночью было очень много. А со скамейки, на Борю смотрели еще как бы две звезды – ее глаза.

- Тебе не холодно? – спросил девушку Борис.

>- Немного есть, - ответила Нана.

- Нана из всех девушек, которых я знал, ты одна так чувственно молчать умеешь, - с улыбкой произнес Борис. Ему нравились послушные, молчаливые девушки, которые сильно не выпендриваются. Таковой на его взгляд была Нана.

Видя, что девушка озябла Борис, как истинный джельтенмен снял с себя плащ и накинул его ей на плечи, при этом крепко обнял девушку. Нана не возражала, при этом тихо промолвила:

- Теперь мне хорошо. Тепло и уютно.

- Нана, можно задать тебе вопрос?

- Конечно, Борис!

- Нана, я тебе нравлюсь? Только ответь, понимаешь, честно.

- Если честно, то да! Если да, то не знаю! Если не знаю, то надеюсь, что так оно и есть! – с юмором ответила девушка.

- Ну, понимаш, ты и выдала головоломку, типа: «Понял, не понял, ничего не понял», - продекламировал Борис и крепче прижал к себе девушку. Нана не сопротивлялась.

- Почему у тебя такой странное имя, Нана?

- Так назвали. Может потому что я безотказная, - улыбаясь, заметила девушка.

- Сейчас это проверим…

Приблизившись губами к ее щеке, он поцеловал девушку. Повернувшись к нему лицом, Нана подставила ему свои теплые губы. Они слились в долгом поцелуе. Борису не хотелось отпускать ее губы.

Поэт сказал бы в такие минуты поцелуя двух молодых людей: - Остановись мгновенье – пусть правит вечная любовь!

Но миром правит не только вечная любовь, а еще сиюминутные желанья.

Поняв, что можно добиться от Наны большего, чем поцелуи, он стал расстегивать верхние пуговицы ее платья.

Опешившая от неожиданности Нана, не знала, что ей делать. Она стала просить его: - Борис, может не надо делать этого…

Но правая лапища Бориса уже залезла ей под лифчик и несильно сдавила левую грудь. Нане было приятно этот интимный массаж груди. Затем Борис перешел на правую грудь, а потом, наклонившись, стал целовать всю шею и её грудь. Нане особенно приятно было, когда он стал сосать набухшие от вожделения соски. Это занятие возбудило их обоих.

Надо сказать, правы те сердцееды, которые утверждают, что любой разгоряченный страстью мужчина может поклясться в чем угодно, положа руку на её горячее сердце. И некоторые женщины этим откровенно пользуются.

- Нана я хочу тебя, - прошептал Борис, загораясь от нетерпения.

- Может не надо, - тихо проговорила девушка.

>Но он не стал внимать ее мольбам, опустил правую руку, он залез ей под платье. Нана прерывисто задышала, когда он коснулся нежного, теплого ее лобка.

Воскликнула: - Ой, что ты делаешь!

- Хочу любить тебя! – отвечал он девушке.

- А вдруг кто-нибудь пройдет мимо и заметит нас.

- Не бойся, здесь никого нет! Борис крепче обнял Нану, его набухшее достоинство в штанах просилось на волю. Он знал, что надо делать. Опыта ему в таком интимном деле, как и поручику Ржевскому, было не занимать.

Борис, продолжая целовать девушку, стал энергично стягивать с нее плавки. Нана, чтобы не порвать новую дорогую вещь, которую она специально купила на этот вечер, стала помогать ему. Заграничные польское белье ей были сейчас дороже всего на свете.

- Не хватало того, чтобы этот лось порвал их, - подумала она в этот момент. - Я за них всю стипендию отдала.

Сняв с нее то, что нужно в таких случаях, Борис положил Нану на край скамейки и «впендюрил» ей свого освободившегося из штанов дружка.

Нана ойкнула от боли и такой большой неожиданности, сжала колени, но Бориса теперь трудно было остановить. Ему молодому лосю нечего не стоило опять разжать ноги Наны и продолжать «впендюривать» ей своего братка. Вокруг стояла оглушительная тишина.

Город спал. Слышалось только их тяжелое дыханье. В глазах Наны светилась наивная кротость, и жажда мужских объятий. Ее груди слабо колыхались в ночи. Волосы в странном свете звезд и редких фонарей отливались червонным золотом. Аромат духов щекотал ноздри Бориса. Ее полуоткрытый ротик просил поцелуев.

Нетерпение охватило Бориса, он почти заглотал в свой рот правую Нанину грудь и рывками забивал свой «гвоздь» в «скамейку». Нана тоже возбудилась и стала потихонечку сладостно стонать, шепча: - Как мне с тобой хорошо! Ну же Борик, давай, давай!

- Даю, даю дорогая! - отвечал Борис.

Ей уже, очевидно, стало невтерпеж. Она задирает ноги еще круче. Глаза у нее зажмурены. Нана обхватывает Борю за талию, словно пытается вдавиться себя в него. Еще немного. Еще несколько секунд такой бешеной скачки, и…

Оргазм наступил у них почти одновременно. В конце этого «полового – скамеечного» акта Нана перестала двигаться, и, застонав, замолчала…

Когда это произошло, Борис сам зарычал от удовольствия как бурый сипирский медведь, который добрался до дикого меда.

Такого сладостного ощущения с ним раньше никогда не было. Нет, Нану не сравнить с Матреной Федоровной, где он занимался не любовью, а сбивал под собой своим телом центнер ее жаркого теста, ни с другими женщинами, которых он поимел.

Так закончилась эта памятная для Наны и Бориса встреча. Видно судьбой им было начертано встретиться, она, как ему казалось в начале, была девушкой его мечты.

Пока он не узнал её мечту. Мечта её было более прозаической – захомутать этого лося, пока он холостой.

Затем они не раз встречались, испытывая, друг к другу страстное влечение и блаженство.

Как все женщины Нана понимала, что удержать Бориса возле себя ей будет очень трудно. Она давно раскусила импульсивный характер его, построенный на ежеминутных желаниях и ловко по-женски начала использовать его недостатками.

Для женщины фактически не имеет большого значения, как мужчина выражает своё желание, для неё крайне важно, кто это желание выражает. Правильно говорят люди, что женщины любят больше повелителей, чем рабов. А Борис скорее относился к первым, он с детства любил командовать и управлять другими.

Если задастся вопросом, каких женщин любят мужчины? То в их глазах женщина не обязательно должна быть красавицей принцессой. Инстинктивные критерии предпочтения у мужчин проще, и радикально отличаются от женских. Главное качество, привлекающее мужчин в женщине – это её некая новизна для него, физическая доступность и совершенство. Разумеется, если все эти факторы сочетаются в одной женщине, то её привлекательность будет наибольшей, и на такой женщине мужчины будут сосредотачиваться в первую очередь; но лишь до тех пор, пока не добьются её тела, или не убедятся в отсутствии шансов покорить её.

Впрочем, это справедливо лишь в отношении женщин, как половых партнеров. Жён мужчины выбирают больше рассудком (но только те, у которых есть выбор и есть рассудок).

Чувственные критерии предпочтения мужчинами женщин гораздо более размыты, как в силу большего разнообразия самих мужчин (а, следовательно, и их вкусов), так и менее острой для них необходимостью выбора. Самцу не нужно выбирать самку – ему нужны все самки без разбора.

Конечно, от высокоранговых женщин мужские головы кружатся сильнее, но более-менее скромные и немного застенчивые (низкоранговые) жёны были в цене во все времена. К последнему типу приближалась и Нана.

Но, впрочем, начнем по порядку. И для этого надо будет вернуться в весёлые институтские годы.

В водовороте бурной студенческой жизни у ЕБН сложилась своя компания: шесть ребят и шесть девчонок (две шестерки). Жили они рядом, двумя большими комнатами, встречались вместе почти каждый вечер. Само собой, как это часто бывает в жизни, в девчат кто-то влюблялся, Борису тоже кто-то нравился. Но постепенно из всех девушек Борис все больше и больше стал замечать одну девушку – Нану, с удивительной сипирской фамилией - Старыхрен.

Впрочем, каких только фамилий не встретишь в нашей бескрайней многонациональной Сипири. Для этого, очевидно, стоит привести здесь вам небольшую юмореску на этот счет, которая сама по себе, как тот Колобок, гуляет по Сипири.

Приведём этот монолог:

ФАМИЛЬНЫЙ МОНОЛОГ

Никто порой не знает, откуда и как появились на свет некоторые фамилии, но все твердо знают, что избавиться от той или иной реакции со стороны людей, впервые услышавших их, очень непросто.

Порой фамилия становится как бы нашей визитной карточкой. Поэтому не только по одежде встречают, но и фамилии тоже. Например, у одного нашего приятеля, заведующего птицефабрикой, была фамилия Куропас.

Теперь представляете реакцию участников конференции по птицеводству в Агропроме, когда им объявили, что сейчас перед ними выступит известный птицевод Куропас Панас Едритович.

Или, например, на совещании бытовиков скажут, что сейчас с вами поделится опытом работы директор центральной бани Голенькая Нана Любомировна.

А сколько жизненных неприятностей пережили школьные друзья автора этого монолога по фамилии Муха и Бугай, когда последний был по росту и комплекции в два раза меньше Мухи. Кстати, этот Муха в последствии стал губернатором Новосипирской области. Так что из Мухи большой человек вышел. Интересно, чтобы вы подумали, друзья, впервые услышав такие фамилии как: Гнида, Пацюк (Крыса - укр.яз.), Крапива, Кривда (Неправда - укр.яз.), Гулькин, Хилобок, Белиберда, Чернобай, Раздолбаев, Скот, Хряк, Голопупенко, Соплежуй и другие.

Только вы, пожалуйста, не подумайте, что я все это придумал, загляните в телефонную книгу, и вы увидите фамилии еще похлеще этих. Хочу сразу предупредить, что я, также, ничего такого против людей, носящих такие фамилии, не имею. Нет и нет ! Хотят носить - это их дело. Но как бы вы среагировали, друзья, если бы к вам на работу пришел устраиваться узко профильный специалист по фамилии Лентяев?..

Здесь невольно в подсознании возникает вопрос: "А до какого колена в его роду лентяи были?

Ведь не зря же его предку такую хлесткую фамилию прилепили, а!"

Или вот другой пример, у нас, в Министерстве оборонной промышленности, в одном «почтовом ящике» начальником патентной службы работал патентовед по фамилии Злодеев, а министром МОП был Зверев.

Однако если людей с такими экзотическими фамилиями сравнительно немного, то еще хуже, когда их носят десятки, сотни и даже тысячи людей.

В одном сипирском поселке в двенадцати дворах живут тридцать три Перебейноса. Представляете?! Одни Перебейносы! Может быть это былинные богатыри? Так нет же, они обычные люди. Просто одному их далекому предку по пьяному делу перебили нос, и с тех пор пошла бродить по белу свету такая примечательная фамилия.

Или вспомните биографию нашего известного предка- Ломоносова, даже сейчас в Архансельской области вы встретите множество людей с такой примечательной фамилией.

В настоящее время на гигантских просторах от берегов Балтики, до Тихого океана, живут тысячи и тысячи Перебейносов, Ломоносовых и Кривоносовых, хотя носы у большинства из них нормальные.

В Институте общественных наук мне встретился научный работник по фамилии Дуродум, а руководителем у него был Дурдин. Думаю, что с такой фамилией ему долго не придется ходить в младших научных сотрудниках.

А в Петролаповловске Кахахском (не Камчатском) такого же Дурдина назначили председателем окружной избирательной комиссии. Теперь представляете себе кого и на какой ляд, они там повыдирали в областной Масхалат (Совет депутатов)? Может для маскировки…

Дураков у нас везде любят. Или другой пример, чтобы вы подумали, когда вас информировали, что руководить управлением по борьбе с организованной преступностью будет человек по фамилии Лопух?

К сожалению людей, с фамилиями Дураков, Лосев, Пеньков, Дуров, Дуб, Дурнев и Самодуров у нас много. Некоторым вам со стороны может показаться, что у нас Дурак на Лосе сидит и Пеньком эту дурную скотину погоняет. Это еще что! Семечки!..

Например, алкашных и пьяных фамилий у нас в Лоссии хоть пруд пруди. На одном ликероводочном предприятии, очевидно курам на смех, председателем общественной комиссии по борьбе с пьянством избрали господина Пьяненького.

Вообще, вы даже представить себе не можете, сколько у нас проживает людей с такими алкогольными фамилиями, как Пьяненький, Пьянков, Самогонов, Винокур, Брагин, Бражников, Чачин, Сивухин и прочее...

Их столько, что если всех расположить в цепочку и попросить передать из рук в руки бутыль самогона, то ее(эту бутыль с драгоценной жидкостью) можно передать прямо от Петролаповловска Кахахского до Петропавловска Камчатского.

Правда здесь нельзя быть уверенным, что эта бутыль дойдет туда полной. Надо понимать, кто передает...

Вот такая печальная статистика с корнем "пьян". В Лосии говорят один полковник (из «засланцев» Сипири), по фамилии Зас, женил своего сына на дочери генерала Ранцева, и оба хотели сохранить потомство со своими фамилиями. Что из этого получилось, судите сами, в ЗАГСе мужу выписали свидетельство на фамилию Зас-Ранцев, а жене - Зас-Ранцева.

Извините, но кто придумал фамилию - Лапша, Чайников, или еще нелепей - Заднепроходов-Задунайский?

Теперь представьте себе спорную, конфликтную ситуацию между ними. Один говорит другому: "Вы, Чайников, пожалуйста, не кипятитесь? ". "А вы, господин Лапша, - вступает в спор Заднепроходов-Задунайский, - пожалуйста, мне лапшу на уши не вешайте!"... Лапша ему отвечает: "Катитесь вы, мистер Заднепроходов... далее идет остроумный народный фольклор с красочным пояснением, куда ему катится".

Совсем другое дело, когда фамилия сочетается с родом занятий человека, например, у вас не вызовет больших эмоций фамилия Кузнецов, даже если он на самом деле кузнец и работает на заводе в кузнечном цехе.

Но когда, например, автор по фамилии Похлебкин рекламирует вам свою книгу «О вкусной и здоровой пище», то согласитесь, что это сразу настораживает.

Мы нормально воспринимаем фамилию Портнов, если ее носит заведующий ателье, но Мешков в той же должности, это нонсенс.

Можно нормально воспринимать фамилию Медведев у артиста цирка, работающего с медведями на арене, но уже как-то с опаской воспринимаешь её у человека управляющей громадной страной, как бы он на нашей общественной пасеке не наломал «дров».

Если учесть, что слово парламент с французского переводится как говорильня, то фамилии некоторых известных и мало известных депутатов, таких как Говорухин, Болтунов или Триндычихов, тоже, к месту.

В одном городском суде мне встретился судья по фамилии Халява, а в детской колонии строгого режима есть воспитатели Злобин и Кощеев, которые, очевидно, учат уму разуму своих воспитанников, а в местном «Департаменте по социальной защите населения» работает начальником отдела по выплате пенсий и пособий господин Волкодавов.

В местной газете промелькнула заметка о главвраче по фамилии Больных, а в своей поликлинике я встретил врача по фамилии Дрыстун. Не знаю как кто, но я никогда не записываюсь к ним на прием.

Уважаемые друзья, вы можете задать законный вопрос: "Почему бы им всем не заменить свои дурацкие, нелепые, а, порой, совсем неприличные фамилии?"

Во-первых, господин Заднепроходов, не папа Римский, которому при коронации могут дать любое новое имя.

Во-вторых, попробуйте сами пройти через все бюрократические формальности и рогатки нашей с вами исполнительной власти.

Одни на вас будут смотреть, как на террориста или шпиона, стремящегося изменить фамилию, чтобы легче было скрыться или бежать за границу, другие - как на злостного неплательщика налогов или алиментов, третьи - как на чудака, который дурью мается и занятым людям морочит голову...

Вот и носят, как терновый венок на лбу, многие наши сограждане, доставшиеся им по наследству еще со времен "царя Панька", такие лошадино-лосинные фамилии.

Хорошо бы властям принят простое и правильное решение, что если человек, например, пришел в паспортный стол с неординарной фамилией Мударисов, то не обзывать его мысленно "мудаком рисовым", а без каких-либо проволочек выписать ему новый паспорт с фамилией Разумовский.

Не все же наши сограждане хотят вечно носить такие дикие и несуразные фамилии, как Тараканов, Блохин, Иродов, Полупискин, Умербаев, Кабанбай, Кривоногов, Мордоворотов, Гнусин, Жидкостулов, Поносов, Кочерга, Капля...

На последней фамилии (Капле) мне бы хотелось, и закончить этот печальный монолог, так как горькая смехочаша грусти моей этой последней каплей переполнилась.

Неужели в грядущем белее просвещенном веке люди будут носить такие дикие, нелепые фамилии? А вы как думаете?..

* * *

Но вернемся к нашим героям.

Учитывая все вышесказанное, Нана поступила мудро и, воспользовавшись благоприятным моментом при регистрации брака в ЗАГСе, взяла фамилию мужа и попросила сменить также имя.

А далее, как говориться «дело техники», ей по справке из ЗАГСа выдали новый паспорт с новой фамилией и именем.

Нана очень подходила к Елкинскому довольно неуёмному характеру, она умела найти подход к нему, была в начале семейной жизни скромная, приветливая, лишь потом характер её изменился.

Их «платонические» отношения продолжались продолжительное время. Борис подспудно внутренне понимал, что завяз в отношениях с Наной крепко и никуда тут от неё ему, пожалуй, не деться.

Правда, от скорой женитьбы его спасало то, что он часто уезжал на соревнования, поэтому порой они долго не виделись. Особенно это часто происходило на последнем выпускном курсе института.

Весной он надолго уехал на какие-то соревнования, а когда вернулся, то сразу принялся за диплом, который «сдул» за неделю, купив прототип у завхоза института.

Защитился и опять уехал на игры, не поинтересовавшись даже, куда его распределят. А когда вернулся домой, узнал, что его, как спортсмена волейболиста, руководство оставило здесь, в областном центре, а Нану отправили по распределению молодых специалистов на работу в Оринбург.

Обычно молодых специалистов на работу в один город распределяют только тогда, когда у них есть свидетельство о регистрации брака. А у них имелось в наличии только объяснение в любви и интимные отношения, которые часто возникают между мужчиной и женщиной. ЕБН тогда за двоих решил, что им с Наной следует пожить в рознь, авось все пройдет само собой.

Вообще говоря «авось» и «небось» характерны для лоссиян, они всю жизнь порой пропускают через «авось», а выходит это как всегда на букву «г» – «гвоздь» в известное место. Договорились наши голубки так: она уезжает в Ориенбург, он остается работать во Вредловске, но через некоторое время они должны встретиться и окончательно прояснится, как им быть, стоит ли жениться

Но так судьба распорядилась, что в городе, где была в это время Нана, проходили зональные соревнования волейболистов, и Борис приехал туда. Вспомнив, что здесь сейчас живет Нана, Бориса вновь как когда-то в институте, потянуло на «подвиги» и он позвонил ей.

Она, очевидно, была очень взволнована этим звонком, её голос изменился, стал каким-то бархатным, грудным и Борис голос Наны сразу не узнал.

Он спросил: - Нана это ты?

- Да, Борис, это я!

- Извини, не сразу узнал тебя по голосу! Сто лет, панимаш, будешь жить! – произнес Борис избитую в Лоссии фразу, заглаживающую вину, что не узнал любимую по голосу.

- Не удивительно Боря, что не узнал меня! Интересно знать: - Почему так долго ты не давал о себе знать? – спросила Нана.

- Да знаешь, - стал оправдываться Борис, - все, понимаш, некогда было, то сё, то это, замотался я!

- А сейчас как оказался здесь?

- Приехал, понимаш, на соревнование!

- Понятно! А я думала ко мне!

- Ну и к тебе тоже Нана! Очень соскучился, понимаш, по тебе, давай встретимся?

- Все вы мужики одинаковые, как добьетесь своего, потом забываете!

>- Что ты Нана, - начал оправдываться Борис, - все время только, понимаш, о тебе и думал…

- Врешь, поди, ты, но приятно это слышать.

- Да нет, не вру! Нана давай сегодня, понимаш, встретимся…

В конце разговора они договорились встретиться на главной площади города в 9 часов вечера.

На этой площади находилась гостиница, в которой жили спортсмены во время соревнований. Он тоже остановился там. И вот, выйдя из гостиницы, он увидел её на площади. Первые минуты их встречи были несколько напряженными, как никак они долго не виделись, ведь Борис, будучи в другом городе порой даже стал забывать о ней, рядом с ним были другие девушки. Затем старые знакомые разговорились, пошли бродить по городу.

Так они провели весь вечер, а потом и всю ночь, гуляя, говорили друг другу о многом-многом. Вспоминали и студенческие времена, и то, что было между ними. Нана была на «седьмом месяце» от счастья. Она говорила не умолкая: ей не о чем было молчать. Как известно, друзья, молчание - единственная вещь из золота, не признаваемая женщинами.

Поскольку он на Хурале, как говорится, не пропускал ни одной симпатичной юбки, то Нана купила его тем, что сообщила ему очень радостную - не радостную (для кого как) весть. Что, якобы, ждет от него, «лося породистого», ребенка.

Боря Елкин долго глядел на нее, а потом спросил: - Неужели!

- В самом деле! – передразнила его Нана.

- Я не помню, понимаш, когда это случилось. Мы же, понимаш, предохранялись.

- Когда, когда! – возмущенно произнесла Нана. – Когда дед Панас телят пас, а мы кувыркались на той самой заветной скамейке.

- А-а!

- Бе-е!

- Ну и что ты, понимаш, собираешься делать?

- Рожать тебе наследника буду. Надеюсь, теперь ты на мне женишься?

- Не знаю! – ошарашено произнес Борис. - Как это не знаешь! – возмутилось Нана. – Если ты женишься на мне, то тебя вытурят из партии, как аморально разложившегося типа. Это будет крест на всей твоей карьере.

- Ну, ты, надеюсь, понимаешь, не пойдешь же жаловаться в партком?

- Я то не пойду, а вот девчата из моей бригады пойдут. Они знают, чей это ребенок растет.

- Ладно, Нана! Потерпи немного, я тут улажу, понимаш, кое-какие свои дела и мы поженимся.

- Вот это другое разговор, миленький ты мой. Но учти откладывать свадьбу не резон. Живот у меня растет ни по дням, а по часам.

- Хорошо, хорошо! Через месяц сыграем свадебку.

Следует заметить, уважаемые друзья, что в то время Партия (КПСС) тогда имела большую силу в стране и за аморалку судили строго, это бы был конец Бориной карьеры.

В ту памятную для них встречу, когда они решили пожениться, они долго занимались в гостинице любовью.

Вся дальнейшая жизнь показала, что это была видно судьба. Это был именно тот выбор - один из тысячи. Нана приняла его таким, каким он был, упрямым, охочим до баб, колючим, и конечно, ей было с ним не так просто жить.

Приехали они во Вредловск, собрались в комнатке общежития, где ЕБН жил, с группой институтских ребят и девчат и объявили всем, что решили пожениться. А перед этим сходили в ЗАГС Верхне-Писетского района.

Тогда еще власти не ввели предварительную за месяц вперед подачу заявки на регистрацию брака, чтобы молодые могли обдумать серьезность своих намерений жениться.

Поэтому Борис с Наной сразу со свидетелями пришли в ЗАГС и их зарегистрировали. В институте, особенно в последние годы, когда свадеб было много, Борис, как большой любитель задарма выпить и погулять, был одним из главных организаторов так называемых «комсомольских» свадеб.

Такие свадьбы играли обычно в столовой общежития, они были шумные, весёлые, интересные, со студенческими выдумками и занятными играми.

Так что Борис, как «заводило» или как сейчас принято называть «тамада» стоял как бы у истоков рождения многих семей. И вот, все его институтские друзья-товарищи объединились и решили, так сказать, «отомстить» и сделали очень ему весёлую свадьбу.

Встретившись в общаге, студенческие друзья Елкина, среди них были однокурсники Юрка Сердюк, Серёжка Шальнов и Мишка Карасик, узнав о предстоящей свадьбе Бориса, наперебой стали предлагать различные варианты его свадьбы.

- Знаешь, Борис, я предлагаю свадьбу провести в Доме крестьянина (ДК), это будет дешево и сердито, – предложил Юрка Сердюк.

- Почему там? – спросил недоуменно Борис. – Кажется мы строители, а не колхозники.

- Да там цены приемлемые и повара готовят отменно. Я в ДК однажды на свадьбе был, так что мне там особенно понравилось жаркое и телячьи отбивные. Это тебе не «фальшивый заяц», а натуральное мясо под томатным соусом, пальчики оближешь.

Кроме того, там несколько фирменных салатов входит в их меню. Овощи им привозят с деревни свежие, а не с базара. Цены ниже, чем где-либо, так что ты сэкономишь немного деньжат на молодую жизнь.

- Борис, он прав, - заметил Мишка Карасик, - там разрешается приходить со своим спиртным на свадьбу. А это сам знаешь большой плюс, в оптовом магазине водка намного дешевле, чем в ресторанах и кафе. Так что водку и вино закупим там.

- Ох, и гульнём братцы. Что-то душа праздника хочет! – восторженно заметил Серёжка Шальнов

- Во-во! Его братцы уже потянуло выпить, закусить, с молодыми девушками потанцевать, - сказал Юрка, потом спросил: - Ты последний закон Ньютона знаешь?

- Какой? Тот, что про силу?

- Про силу да не ту силу. Для особо неодаренных поясняю, последний закон Ньютона гласит: - Сила притяжения женского тела сильнее, чем сила отталкивания мужского «достоинства»! Понял!

- Понял, не понял, ничего не понял! – на шутку ответил тот шуткой. - Я говорю совершенно о другом, что главное там, в ДК помещение просторное, потанцевать и поиграть есть где.

- Да и музыкальная аппаратура классная. Вот потанцуем, погудим на свадьбе! - восторженно сказал Сережка.

- Ты еще скажи, что и девки деревенские в этом ДК водятся. Ядреные наивные овечки, простые как три рубля и с ними можно хорошо «закадрить», - заметил виновник торжества.

- А что, «какая свадьба (Мишка фальшиво запел) без баяна, какая свадьба без овцы», точнее без нежных деревенских телок и овечек. Это тебе не местные городские, им в рот ничего не клади откусят по самые, самые…

- Ты хоть знаешь в чем инстинктивная цель брачного поведения мужчин?

- Не знаю, расскажешь, узнаю!

- Так вот инстинктивная цель брачного поведения мужчин: - больше женских сексапильных тел, хороших, молодых и разных!

- Ну, а цель прекрасной половины?

- Цель брачной стратегии женщин: - больше мужских сердец, щедрых, богатых и разных!

- Ребята хотите сельскохозяйственный, студенческий анекдот расскажу, - предложил Сережка Шальнов.

- Давай, рассказывай! – попросил Юрка Карасик.

- Идет лекция по животноводству в соседнем с нами сельскохозяйственном институте, тема занятий осеменение животных. Преподаватель, популярно объясняя студентам как, чего и сколько, говорит: - Хороший бык-производитель должен совершать до двенадцати совокуплений в сутки...

Женский голос с первого ряда: - Сколько, сколько?

Преподаватель: - До двенадцати.

Женский голос с первого ряда: - Повторите это погромче для последнего ряда!

Мужской голос с последнего ряда: - Простите, это с одной коровой или с двенадцатью?

Преподаватель: - Конечно с двенадцатью!

Мужской голос с последнего ряда: - Повторите это погромче для первого ряда!

Мужская компания засмеялась.

- Друзья, надо про экзаменировать Бориса на предмет его готовности жениться, - предложил Серега.

- А, ч